+7 800 222-88-48

Джета отправляется покорять Америку, на этот раз Северную

Программа поездки включает восхождения на две высочайшие вершины континента: на вулкан Орисаба и не вулкан – Денали (бывшую Мак-Кинли). Начинается она 26 апреля и заканчивается 31 мая.  Заканчивается до того  как румынской ... читать больше

Программа поездки включает восхождения на две высочайшие вершины континента: на вулкан Орисаба и не вулкан – Денали (бывшую Мак-Кинли). Начинается она 26 апреля и заканчивается 31 мая.  Заканчивается до того  как румынской девочке Джете Попеску исполнится 13 лет.  По плану разработанному  отцом девчонки Овидием Попеску к достижению 14-летия, то есть еще через год, она должна установить мировой рекорд, стать самой молодой восходительницей на «Семь вершин» и «Семь вулканов». То есть, завершить дело, начатое ее старшей сестрой Криной (Коко).

 

Фильм о старшей сестренке:

 

 

 

 В 2011 году Коко и Овидий отправились восходить на Эверест с Александром Абрамовым и экспедицией Клуба 7 Вершин. Однако в процессе акклиматизации, еще до выхода на маршрут, девочка заболела. Врачи определили аппендицит. Собственно на этом первая серия закончилась. Коко стала первым (вместе с Марио Тримери) человеком взошедшим на "Семь вулканов" и не добрала одной горы до того, чтобы стать самой юной на "Семи вершшинах). Потом она сосредоточилась на учебе, а внимание папы перешло на младшую сестричку. Вначале из Джеты сделали скалолазку, потом начали покорять горы Румынии. И потом начался новый Большой Проект

 

Аконкагуа - 12 лет и  8 месяцев

 

Демавенд

Килиманджаро

Эльбрус

 

 

 

И переход на новый уровень

 

Охос дель Саладо. Декабрь 2015

 

 

Аконкагуа. Февраль 2016

 

 

 

А еще у папы Овидия есть маленький сын!

 

 

Ветеран альпинизма Борис Левин: Встреча на Кашка-Таше

Режиссер в уазике   Борис Левин известен островитянам как специалист по землетрясениям, цунами и прочим природным катаклизмам. Профессор, доктор физико-математических наук, он более десятка лет возглавлял Институт морской геологии и ... читать больше

Режиссер в уазике

 

Борис Левин известен островитянам как специалист по землетрясениям, цунами и прочим природным катаклизмам. Профессор, доктор физико-математических наук, он более десятка лет возглавлял Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН и по сей день входит в руководящий состав этого научного учреждения. Судьба сводила его со многими выдающимися личностями, поскольку и сам Борис Вульфович человек неординарный. Еще в 60-х годах прошлого века, когда Левин был начинающим ученым, недавно окончившим Московский горный институт, ему удалось познакомиться с известным режиссером Станиславом Говорухиным и безумно популярным актером и исполнителем песен Владимиром Высоцким.

Дело было в далеком 1966 году в Баксанском ущелье, расположенном на территории Кабардино-Балкарии, недалеко от административного центра Приэльбрусья поселка Терскол. Как раз в этот населенный пункт со стороны гор по пыльной дороге и направлялся пешком молодой Борис Левин.

– Навстречу мне двигался зеленый уазик, машина остановилась, из нее вышел человек, как я потом выяснил, это был Станислав Говорухин. Он стал меня расспрашивать о местности, и что я здесь делаю. Потом попросил сопроводить его на ледник, я согласился, – вспоминает Борис Вульфович.

 

Борис Вульфович Левин

 

Борис Вульфович Левин

Речь идет о леднике Кашка-Таш – известном на Кавказе месте сбора альпинистов. К его подножию путники доехали на машине, а дальше чуть меньше часа шли пешком по тропе. В дороге Станислав Говорухин рассказывал своему новому знакомому о том, что планирует снимать здесь фильм под рабочим названием «Вертикаль» с Владимиром Высоцким в главной роли.

– Мы познакомились, я привел его на ледник, он с полчаса походил, осмотрелся, я понял, что место для съемок ему подходит, – продолжает Борис Вульфович. – Потом мы вернулись к машине.

Кстати, ученый в то время увлекался альпинизмом, причем профессионально, имел звание мастера спорта по этому виду спорта, работал в альплагерях, экспедициях.

А вот и он

Владимир Высоцкий появился спустя несколько дней. Артист уже тогда был широко известен в Советском Союзе и за его пределами. Естественно, был знаком с его творчеством и Борис Левин. Хотя, признается, относился к нему без особого энтузиазма.

– Высоцкий был известным человеком, но не сильно меня интересовал. У меня ведь был свой певучий друг (Левин дружил с автором-исполнителем Юрием Визбором – прим. авт.), – говорит Борис Вульфович. – Но я знал его песни, какие-то даже пел. Тогда вообще барды были популярны.

 

Высоцкий во время съемок ВертикалиВысоцкий во время съемок Вертикали

 

Мой собеседник подчеркивает, что встреча с Владимиром Высоцким не обернулась продолжительным знакомством. После вечеринки, устроенной артистом в пансионате «Иткол», – там останавливалась киносъемочная группа – их пути разошлись.

– На вечеринке, куда меня пригласили, Высоцкий старательно разливал гостям спиртное, но сам не пил, потому что, как мне сказали, находился на лечении, – вспоминает Левин. – Но песни свои перед собравшейся публикой исполнял с азартом и мастерски.

Интересное предложение

Тогда же Станислав Говорухин предложил Левину принять участие в работе над картиной в качестве консультанта, на что наш земляк ответил отказом. Но выдвинул вместо себя другую кандидатуру – своего хорошего знакомого Леонида Елисеева, мастера спорта СССР по альпинизму.

– Я не проявил интереса к работе над кино, в том числе потому, что не был готов бросить все, чем занимался. У меня были свои задачи, я продолжал учебу в аспирантуре, готовился к защите диссертации. А деятелям кино нужно было, чтобы я сразу подключился к съемочному процессу, – рассказывает Борис Вульфович.

 

Здание пансионата Иткол.Здание пансионата Иткол.

Кстати, рекомендованный Левиным консультант фильма «Вертикаль» Леонид Елисеев пришелся по нраву Высоцкому. В результате этого общения бард написал несколько песен.

– Они в палатке целыми ночами вели беседы, и по сути дела цикл альпинистских песен Высоцкого инициирован как раз его разговорами с Леней Елисеевым, – говорит Борис Вульфович.

Вот так одно событие в нашей жизни влечет за собой другое. Если бы Говорухин не встретил Левина, не состоялась бы и встреча Высоцкого с Елисеевым, не было бы всеми любимых песен.

Тем не менее общение самого ученого с известными людьми на этом и закончилось.

Разве что после выхода фильма «Ворошиловский стрелок» Левин написал письмо режиссеру – уж очень понравилась картина, хотелось лично поблагодарить режиссера за замечательную творческую работу. Но ответа Борис Вульфович так и не получил.

 
 
 
Леонид Елисеев (1927 - 2004) в роли радиста и Шалико Маргиани, кадр из фильма "Вертикаль". 
 
 
 
Статья интересна, но сам Леонид Елисеев представлял своё знакомство с киногруппой по-другому:
 
 

....В мае 1966-го мне позвонил Борис Романов - он в то время, кажется, был председателем Федерации альпинизма - и попросил срочно к нему приехать. "Леня, киношники собираются на Кавказе делать фильм об альпинизме, просят помочь им по нашей части. Мы намечали Виталия Абалакова, но у него неотложные дела. Я тебя очень прошу взяться за это дело".

Короче говоря, в этот же день подписал я с Одесской киностудией трудовой договор - фамилию Абалакова подтерли, вписали мою, - и уже в начале июня я выехал в Баксанское ущелье в качестве руководителя группы альпинистов, которая принимала участие в создании фильма, и инженера по технике безопасности при киногруппе. Дел оказалось много. Риска в горах хватает, и, может быть, техника безопасности не самое точное слово для обозначения новых моих обязанностей, но думать надо было на каждом шагу. Ведь в горы приехали люди, ранее как правило, понятия не имевшие о горах и обязанностях, с ними связанных. Тем более что азарта у Станислава Говорухина, одного из режиссеров фильма, было хоть отбавляй и он часто требовал того, что далеко выходило за пределы допустимого риска.

 
Сборник "Лед и пламень"
 
 
 

Левин Борис Вульфович

 

 

Ученый-геофизик, доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН, директор Института морской геологии и геофизики ДВО РАН.

Досье

Родился 26 августа 1937 года в Москве.

Окончил Московскую среднюю школу №82 с серебряной медалью. В 1959 году окончил Московский горный институт, диплом горного инженера.

Работал инженером-взрывником в тресте «Союзвзрывпром», конструктором и научным сотрудником в разных организациях.

Свой научный путь начал в Институте горного дела им. А.А. Скочинского (город Люберцы Московской области), где в 1970 году защитил диссертацию «Исследование эффективности разрушения пласта в зоне отжима при совместном воздействии взрыва и горного давления» и получил степень кандидата технических наук. После этого получил приглашение от профессора Л.В. Альтшулера – одного из основателей советского атомного проекта – перейти на работу в его лабораторию во ВНИИ оптико-физических измерений Госстандарта СССР (Москва). Там он работал в течение 1970–1972 годов, занимаясь экспериментальными исследованиями по физике взрыва.

В 1972 году получил предложение возглавить коллектив станции сейсмо-цунами «Курильск» на острове Итурупе.

В 1974 году был переведен на Сахалин, где организовал лабораторию гидромеханики в составе отдела цунами СахКНИИ ДВНЦ АН СССР (так ранее назывался ИМГиГ ДВО РАН). Работал здесь до конца 1980 года. В этот период начал активно заниматься изучением физики цунами и наблюдательной сейсмологией. Организовал испытательный полигон в поселке Новиково на юге Сахалина для взрывного моделирования процессов генерации цунами, а также возглавил несколько экспедиций на Курильских островах.

В 1980 году был приглашен на работу в Институт горного дела им. А.А. Скочинского и развернул там работы по экспериментальному изучению процессов генерации цунами, нелинейных эффектов в сейсмологии и методов лазерного инициирования взрывчатых веществ. В этот период продолжал активно работать вместе с сахалинскими коллегами по прикладной тематике, участвовал в проведении крупномасштабных испытаний взрывных источников генерации модельных волн.

В 1990 году защитил диссертацию «Динамические процессы в горных породах и океане вблизи сейсмического источника» на соискание ученой степени доктора физико-математических наук.

После защиты диссертации перешел на работу в Государственный океанографический институт (ГОИН) Госкомгидромет, а с 1993 года возглавил отдел наук о Земле Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ).

В 2000 году получил звание и аттестат профессора по кафедре физики.

С 1994 года, работая по совместительству в Институте океанологии РАН, организовал и возглавил лабораторию цунами имени академика С.Л. Соловьева, которая успешно функционирует и поныне.

В 2003 году был избран членом-корреспондентом РАН по специальности «Геофизика».

С января 2004 года - директор Института морской геологии и геофизики ДВО РАН в Южно-Сахалинске.

Вручение Борису Левину (в центре) «плаки» – костариканского Почетного диплома от международного цунами-сообщества. Республика Коста-Рика, город Никойя, 2014 год

Является руководителем крупных грантов РФФИ на проведение инициативных исследований и экспедиций (в том числе экстренных): по обследованию последствий индонезийского цунами (2004 год), симуширских землетрясений (2006, 2007 годы), невельского землетрясения (2007 год), извержения вулкана Пик Сарычева на острове Матуа (2009 год) и др. Также является руководителем грантов РФФИ на выполнение ориентированно-фундаментальных исследований, организацию международных и российских научных мероприятий. В рамках работ по этим грантам впервые проведено комплексное изучение последствий катастрофических землетрясений на Средних Курильских островах и начаты систематические геодезические и сейсмологические наблюдения на труднодоступных островах Курильской гряды.

С 2005 года руководит Сахалинским филиалом Российского экспертного совета (РЭС) по прогнозу землетрясений, в рамках которого проводится работа по оценкам прогнозов сейсмической опасности и осуществляется взаимодействие с региональным управлением МЧС и правительством Сахалинской области.

Председатель Сахалинского научного центра ДВО РАН, председатель национальной комиссии по цунами РАН, член ряда международных организаций, включая комиссию по цунами МОК ЮНЕСКО, Международный союз по геодезии и геофизике и др.

Автор более 250 научных работ, в том числе 7 монографий и 8 авторских свидетельств. Является заместителем главного редактора журнала «Тихоокеанская геология», членом редколлегий журналов «Вулканология и сейсмология», «Вестник ДВО РАН», «Вестник Северо-Восточного научного центра».

Успешная научная и научно-организационная деятельность Б. Левина была отмечена в 2011 году правительственной наградой – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени.

В 2014 году был номинирован Президиумом РАН на золотую медаль имени Я. Б. Зельдовича.

Хобби: горные лыжи, альпинизм, бардовская песня. Занимаясь альпинизмом со студенческих лет, Б. Левин был призером первенства СССР в году, а в 1964 году получил звание мастера спорта СССР. Трижды поднимался на вершины выше 7000 метров и подготовил 8 мастеров спорта чемпионов СССР по альпинизму. На Эльбрусе был консультантом на съемках фильма «Вертикаль» с Владимиром Высоцким в главной роли.

Написал около полусотни песен, в том числе в соавторстве с Юрием Визбором. В частности, издал книгу «Песни в горах».

Женат. Супруга - Елена Васильевна Сасорова, доктор физико-математических наук, тоже занимается вопросами сейсмичности Земли, кандидат в мастера спорта (горные лыжи). Дочь Дарья - художник, живет в Москве.

 

Фотографии:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Коллекционеры вершин. Beyond7/2: Колин О’Брэйди собрал уже 6 объектов, но главное еще впереди…

Американский атлет, преодолевая разные незначительные препятствия, собрал уже 6 из 11 объектов, предусмотренный его программой Beyond7/2.     11 января 30-летний американский спортсмен, один из сильнейших триатлонистов мира, Колин ... читать больше

Американский атлет, преодолевая разные незначительные препятствия, собрал уже 6 из 11 объектов, предусмотренный его программой Beyond7/2.

 

 

11 января 30-летний американский спортсмен, один из сильнейших триатлонистов мира, Колин О’Брэйди достиг Южного полюса в рамках программы Последний градус. То есть, пройдя на лыжах примерно 110 км. Таким образом, началась гонка за рекордом по программе Большого Шлема (семь вершин + два полюса).

 

За ориентир взято достижение британского экс-регбиста Ричарда Паркса (7 Месяцев и 11 дней). Это 196 дней, вполне достижимый результат.  Подробнее  о герое и его проекте мы писали ранее >>>>>>> 

 

После Винсона и Аконкагуа, Колин отправился на «блиц» восхождение в Африку.

 

Восхождение на Килиманджаро за 12 часов

Были проблемы с нахождением партнера по восхождению из числа местных гидов. Без них идти запретили. Но кто согласиться бежать в гору с сумасшедшим «мзунгу».  Нашелся.

 

 

 

 Видео перед Карстенсом. Гора Косцюшко в Австралии была «покорена» в кошмарных условиях непогоды.  Промежуточный итог: «5 есть – 5 осталось»:

 

 

  

Карстенс в хорошей компании.  В базовый лагерь залетели на вертолете. Но что делать – спешка.

 

 

 

Да, это сам  Рассел Брайс, знаменитый капитан Эвереста – мудрец, герой телеканала Дискавери.

 

И еще партнером Колина на Картсенсе стала Маша Гордон. Уроженка Северной Осетии, успешная специалистка в финансовой области, работающая много лет в Лондоне.  «Дон» - по-осетински значит «вода», кто не знает. Они познакомились во время экспедиции на Манаслу. Карстенс ходят обычно те, кто ставит своей целью «Семь вершин».  Welcome Маша to our Club!

 

Спешка. Спешка?  Вот уже несколько  дней команда сидит в базовом лагере под Карстенсом. Вертолет по каким-то причинам не прилетает. Может просто забыли?  Еда пока есть. Чтобы окончательно не терять форму  триатлонист О’Брэйди  поплавал по озеру.  За одно, это можно рассматривать как подготовку ы к Северному Полюсу.

 

 

Это альпинизм, Колин!

 

 

До него здесь плавали только русские

 

 

 

   Осталось 4 главных объекта (Эльбрус – Северный Полюс – Эверест – Денали). Теперь Колина ждет одно из самых тяжелых испытаний – Эльбрус. Он сейчас во льду, да и погода несвосходительская. Правда, есть время подождать  лучших условий.  Лагерь Барнео поставят не раньше 25-30 марта. А без него Северный Полюс  достижим немногим, по крайней мере, нужна другая подготовка и другой расклад по времени.

 

Добро пожаловать на Эльбрус!

 

 

 

Коллекционеры вершин. Еще один рекорд на Аконкагуа

29-летний американский герой Кайл Мейнард поднялся  21 февраля на вершину Аконкагуа. Конечно, он был первым человеком без ног и рук, кто это сделал. Но этот рекорд, это больше рекорд упорства и терпения. И беспощадности к себе.   ... читать больше

29-летний американский герой Кайл Мейнард поднялся  21 февраля на вершину Аконкагуа. Конечно, он был первым человеком без ног и рук, кто это сделал. Но этот рекорд, это больше рекорд упорства и терпения. И беспощадности к себе.

 

 

Презентация героя

 

Главным гидом и организатором  экспедиции был Кевин Черилла из организации , K2 Adventures Foundation.   Ну и, конечно, большое спасибо двум местным  гидам, которым тоже пришлось и попотеть и померзнуть.  Это были Гильермо Фуэнтес и Ниника Старингер. 

 

 

 

 

 

После Килиманджаро в 2012 году мы ждали Кайла  на Эльбрусе. Но он вот собрался на другую гору. Хватит ли сил продолжить карьеру семивершинника? У себя в Штатах Кайл иногда ходит  в горы для тренировки, иногда для удовольствия. Это он любит. Но может помешать загруженность другими важными делами. График Мейнарда расписан на годы, прежде всего он читает лекции, дело прибыльное и общественно полезное.  Еще он владеет небольшой сетью фитнесс-центров. Ну еще спорт, разные виды борьбы. Не с инвалидами, заметьте, а со здоровыми спортсменами.

 

 Книга была написана сравнительно давно, до занятий альпинизмом

 

 

 

В этом году была издана на русском языке. Кстати, я скачал на rutracker-e

 

 

 

Исторический визит к Ларри Кингу

 

 

 

 

 Статья о нашем герое

Автор: Полина Челпанова. Сайт: Знаменитости

 

Кайл Мейнард (Kyle Maynard) родился в 1986 году в семье Скотта и Аниты Мейнард (Scott and Anita Maynard). Мальчик родился не вполне здоровым – его состояние принято называть врожденной ампутацией конечностей, а, говоря проще, у малыша Кайла не было ног выше колен и рук по локоть.

Переборов первый шок, родители почти сразу выработали программу действий - они решили во что бы то ни стало не дать почувствовать Кайлу, что он в чем-то ущербный. Шло время, мальчик подрастал, и действительно, он вовсе не казался несчастным или обиженным на жизнь. Так, не имея рук и ног от рождения, он не страдал без них, привыкая обходиться тем, что дала ему жестокая природа.

Он рос активным, очень рвался заниматься спортом, а особенно его привлекали бойцовские искусства. Так, 11-летний Кайл начал заниматься борьбой. Сначала ему было сложно, ведь у всех его соперников на ковре было как минимум по две здоровых ноги и руки, однако отсутствие конечностей

 

Кайл умел компенсировать железной волей. Удивительно, но паренек без рук и ног проявлял именно те качества, которые необходимы успешному борцу.

Успех пришел не сразу, но все же пришел – несколько побед в соревнованиях, в поединках против обычных, здоровых парней, придали Мейнарду еще больше упорства. В 2004-м его назвали Лучшим спортсменом с ограниченным возможностями - он получил приз ESPY Award. Через год Кайл был введен в Борцовский Зал Славы (National Wrestling Hall of Fame). В 2007-м он попал в список '10 самых выдающихся молодых американцев'. В 2008 году Мейнард получил высшее признание и премию от министерства здравоохранения и социальных служб за его усилия в качестве мотивационного оратора.

Помимо борьбы Кайл буквально истязал себя в тренажерном зале – он твердо решил стать чемпионом. Так, он ремнями привязывал к своим рукам вес, занимался на кольцах, жал вес лежа и с помощью нехитрых приспособлений делал множество других силовых упражнений.

 

Однако доблесть в тренажерном зале – это было далеко не все, о чем мечтал амбициозный Кайл, он хотел доказать всем свою силу. И делать это он решил в весьма суровом спорте – смешанных поединках. Так, в 2009 году Кайл Мейнард стал первым бойцом с четырьмя ампутированными конечностями, официально попавшим в ряды спортсменов смешанных боевых искусств - MMA (mixed martial arts). Кстати, видео поединков Мейнарда можно увидеть в Интернете – тактика его несколько обескураживает, так как он намного ниже своих противников. Он много и активно движется по рингу, заставляя нервничать соперника, тем более что тому приходится следить за ним под непривычным углом – свысока. Тем временем верткость Кайла и его выносливость делают его менее уязвимым. Впрочем, не будет секретом сказать, что приход Кайла в ММА вызвал немало споров и довольно сильно встряхнул мир смешанных боевых искусств.

 

Помимо спортивных достижений, Кайл активно работает в социальной сфере – он выступает с мотивационными речами, встречается с людьми с физическими ограничениями и разрабатывает собственные программы реабилитации.

 

Он известен и еще одним своим достижением – восхождением на гору Килиманджаро (Mt. Kilimanjaro), известную как Крыша Африки. Это, кстати, сделало его первым человеком без рук и ног, стоявшим на этой вершине.

 

Так, Кайл Мейнард сумел сделать нечто непостижимое – совершенно безвыходную, казалось бы, ситуацию он превратил в абсолютно выигрышную. Он по праву гордится собой, и ему есть чем гордиться. Кайл живет полноценной жизнью, приносит радость себе и окружающим, любит свою семью и друзей, и лишь одно омрачает его жизнь – вездесущая жалость, которая преследует его всю жизнь. Так, он потратил уже немало сил, объясняя людям, что жалеть его им следует ничуть не меньше, чем самих себя. А если они так и не понимают, то Кайлу остается лишь в свою очередь пожалеть их.

 

ЕЩЕ ФОТОГРАФИИ

 

Дома с племянником

 

 

 

Любимый гид Кевин Черилла

 

 

 

 

 

 

С рекордсменкой скорости подъема-спуска на Аконкагуа Фернандой Масиель

 

 

Почетный гражданин Мендосы выступает перед публикой

 

 

На Килиманджаро поднимались по маршруту Мачаме

 

 

 

 

 

 

 

 

Шерпыня стала лауреатом года в конкурсе National Geographic

В принципе, люди, которые посвящают свою жизнь приключениям, могут быть названы эгоистами, живущими в свое удовольствие.  Другим людям, тем, которые освещают их подвиги, очень хотелось, чтобы об их героях не думали так.  Да и ... читать больше

В принципе, люди, которые посвящают свою жизнь приключениям, могут быть названы эгоистами, живущими в свое удовольствие.  Другим людям, тем, которые освещают их подвиги, очень хотелось, чтобы об их героях не думали так.  Да и вообще  имидж экстремальных видов спорта для них важен.  Поэтому при определении лауреатов своего ежегодного конкурса National Geographic, 2016 Adventurer of the Year  всегда уделяется внимание общественно полезной работе кандидатов. В советское время в туристических отчетах также была глава об этом.

Ну там, лекцию почитать жителям Памира о международном положении или для гидрометеослужбы замерить глубину реки…  Иногда  достаточно было табличку прибить в память о погибших или капсулу с посланием потомкам спрятать. Это все в прошлом, сейчас остались только фотографии с флагами спонсоров.  В Штатах же принято собирать деньги для благотворительных фондов, на медицинские цели, помощь ветеранам.    В этом году читателя американского журнала отдали свои голоса за непальского горного гида, шерпыню Пасанг Ламу, которая собственно в 2015-м занималась в основном работой по оказанию помощи пострадавшим от катастрофического землетрясения...

 

Adventurer of the Year 2016

 

О деятельности Пасанг Ламу

 

 

Внутри этого конкурса существует еще People’s Choice, где победитель определяется  общим голосованием, условно говоря,  читателей.

 

В этом году общественность выбрала непальскую альпинистку полное имя которой  Pasang Lhamu Sherpa Akita. Ей 31 год, она уроженка городка Лукла, всем известного как «ворота» в страну Эвереста.   

 

В 15 лет она лишилась родителей и была вынуждена взять на себя воспитание младших детей. Тем не менее, Пасанг завершила образование и смогла найти работу в обслуживании туристов. Со временем она сама стала ходить в горы, стала работать гидом, совершила восхождение на Эверест и ряд других вершин родного Непала. Звездный час ее наступил в 2014 году когда Пасанг стала первой из шерпских женщин, поднявшейся на вершину грозной и опасной К2...

 

 

Некто Ben Ayers, директор непальского отделения благотворительного фонда   

заметил, что номинация Пасанг – была единственной хорошей новостью для Непала в прошедшем году.

 

В 19-летнем возрасте она отучилась в  Khumbu Climbing Center (KCC), первой школе инструкторов в Непале. Она была единственной девушкой, так что стала первым сертифицированным  женщиной инструктором в стране.

 

Пасанг  Ламу – образец для женщин, всех непальцев и альпинистов – заявил Конрад Анкер, который руководил школой инструкторов Кхумбу

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сергей Богомолов. Канча – 89. Забытая экспедиция. Часть 3. Восхождение

      Но время шло, и дело надо было делать. Утвердили две вспомогательные группы. Я попал в команду Виктора Пастуха вместе с Володей Каратаевым, Ринатом Хайбулиным и Мишей Можаевым. Наша задача была – пройти по ... читать больше

 

 

 


Но время шло, и дело надо было делать. Утвердили две вспомогательные группы. Я попал в команду Виктора Пастуха вместе с Володей Каратаевым, Ринатом Хайбулиным и Мишей Можаевым. Наша задача была – пройти по центральной ветке, доделать её и пятый лагерь и, если будет всё хорошо, сделать восхождение на Главную вершину. К тому времени я пролечился пятью уколами на рассасывание кровоизлияния и ста таблетками на укрепление стенок сосудов. Доктор дал добро и выпустил на выход при условии – как можно раньше включить кислород и после достижения вершины сразу же вниз.

 

 

 

 

Часть 1

 

Часть 2

 

 

 

По плану наша группа вышла первой. Шли, минуя первый лагерь, сразу во второй, это стало нормой. Вечером в палатке разговорились, кто, о чём мечтает. Я сказал, что хотел бы сходить на вершину без кислорода. Витя напомнил, что у меня предписание. – «Да, я несу с собой баллон кислорода и в случае ухудшения самочувствия сразу же им воспользуюсь. Группа из-за меня не будет страдать, я буду работать также как и все». – Виктор сам врач, всё прекрасно понимал, но у него были более свободные взгляды на происходящее. Без кислорода решил идти и Ринат.

 

До третьего лагеря добрались в одном режиме. Посоветовавшись, решили на следующий день идти сразу же в пятый лагерь, это было по силам. Вышли рано утром и в хороший мороз, много снимал фото и из-за этого стал отставать, так как всё не просто. Надо было остановиться, снять рюкзак, снять рукавицы, достать фотоаппарат, сфотографировать, всё снова спрятать и ещё сделать 50 махов руками, по-другому не получалось. А ребята тем временем шли, никто не ждал, но вот где-то на переходе через четырёхметровую трещину я их догнал. И этот рваный темп ничего хорошего не сулил. Через трещину были натянуты две горизонтальные веревки и по ним надо было ползти, а внизу метров двадцать. Пока каждый организовывался, время шло и движение стопорилось. Дальше был широкий кулуар вплоть до пятого лагеря, который был поставлен под самыми скалами. В четвёртом забрали кислород, карематы, как планировалось. С большим грузом и без кислорода шлось очень тяжко. Кто шёл с кислородом двигались резвее, уже темнело, а мы с Ринатом болтались вдвоём сзади на перилах. Он уже плюнул на всё, надел маску, но глядя на меня, снова спрятал. На фоне темнеющего неба было видно, как ребята начали ставить палатку.

 

Сейчас я уже определённо могу сказать, что всё дело в темпе. Если бы мы с Ринатом шли своим темпом, а не гнались бы за впередиидущими, то было бы все нормально. И надо ходить, при равной группе, или всем с кислородом, или всем без кислорода.

 

Пришли мы часа через полтора после первых. Оказалось, что лагеря как такового и не было, заново пришлось делать площадку, ставить палатку. Было тесно, все были одеты, поели, расположились спать. Ноги полусогнуты, тело затекало от одной позы, которую сменить было невозможно. Надо было или положить ноги на лицо другого, или просто сесть, получался не сон, а мучение. Все спали с кислородом с подачей 0,5 литра кислорода в минуту, а я без кислорода. Хотел быть в своём порыве, идти без кислорода, абсолютно «чистым».

 

 

 

Утром решили так – «кислородники» идут «крест», то есть, с перемычки направо, на Среднюю вершину, а затем налево, на Главную, а мы с Ринатом как получится. Где-то с 9.00 до 10.00 вышли все, снега на скалах было мало, шли в кошках, меня шатало как пьяного. На каждый шаг –два останавливался и «думал», впереди маячил Ринат. Когда мы подошли на перемычку, то ребята уже спускались со Средней, там было недолго. И тут меня осенило, что я могу вообще лишиться горы из-за своих амбиций, потому как был уговор идти до 14.00 и после этого поворот вниз. Мужики, сходя на вершину, не стали бы ждать долго меня на спуске, дело было к вечеру и безопасность могла быть под угрозой. Я принял волевое решение, достал баллон, надел маску, а Ринат бросил рюкзак с баллоном на перемычке.

 

Не скажу, что мне полегчало, был такой же угнетающий надрыв, но визуально я стал идти вровень с ребятами, значит темп вырос. Медленно, но мы продвигались к цели, стали мелькать мысли, что это фантастика, что я здесь и почти на вершине. Вершинный купол – это метров двести скал 2-3 категории трудности, припорошенных снегом. Лезли и вдруг, как-то без эмоций, увидел мёртвое тело гуся, видно не смогшего перелететь этот барьер. Володя стоял уже на вершине, а нам ещё надо было немного, и перед самым выходом наверх, он вдруг быстро стал спускаться вниз, «промычал» ему в маску, но он не отозвался.

 

Вышли на вершину, сняли маски, поздравили друг друга, обнялись. Было тепло, не было сильного ветра, видимости тоже, так, чуть-чуть. Сфотографировались и связались по рации с базовым лагерем. Оттуда поздравили и потребовали описать обстановку, это было необходимое условие. На вершине стоял красно-белый шест, оставленный в 1984 году японцами, расписались на нём, я оставил вымпел Саратова, взял несколько камней.

 

Взглянул вниз, Ринат сидел, откинувшись на скалу, и вдруг встал, и пошёл обратно, а за ним Володя, догнал и отдал ему свой кислород. Ринат двинулся вверх, когда повстречались, сказал, что выдохся без кислорода, с баллоном лучше. В голове мелькнула мысль – «А не попробовать ли сходить на Среднюю вершину» - но оставил её до момента прихода на перемычку. Тяги особой не было, желанный кислород не помогал так, как хотелось бы. Сказывалась нагрузка, кислородная задолженность, темп был выше, но также была и одышка, и после нескольких шагов останавливался и приходил в себя.

 

По плану хотели в этот же день спуститься в третий лагерь. Время было уже два часа дня, резвости не было, поэтому мысль о Средней отошла сама собой. Настраивал себя на том, что без кислорода до 8400 метров прекрасно, да плюс моя ситуация с глазом. Все «скатились» по перилам до пятого лагеря, забрали личное, а лагерь оставили траверсантам для подстраховки. По возможности её должна была забрать группа Сергея Арсентьева. Наверху было ещё светло, а внизу чернел уже вечер, и заметно холодало. По перилам через четырёхметровую трещину пришлось перебираться без рукавиц. Миша Можаев попросил подтянуть его рюкзак, я ухватился за карабин и в результате всего этого пальцы потеряли чувствительность. 300 раз махал руками, но это ничего не дало, оказалось мало, пальцы не отошли. Конечно, надо было махать до появления результата, но надо было, и двигаться дальше. Уже в палатке появились на пальцах волдыри, это собственно единственное отморожение было у меня за всё время экспедиции.

 

К палаткам в третьем лагере подошли уже затемно, тропу занесло, и боялись проскочить. На следующий день спустились в базовый лагерь. Хотелось отдохнуть, но руководство гнало вниз, так как есть, было, нечего, и я решил спускаться, а ребята остались. Была ещё одна причина, по которой я пошёл вниз. В этой кутерьме напряжения я где-то здорово переохладился и схватил, третий раз по жизни, рецидив воспаления простатита. Я шёл вниз с двумя моментами, с чувством удовлетворения сделанного на горе и с чувством дискомфорта в теле. Догнал по дороге Володю Воскобойникова, нашего шеф-повара, к вечеру дошли до Рамзе. Там местный «малый» уже организовал лавку, моментально сориентировавшись и для нашей экспедиции, и для всех треккингистов, для которых этот район был закрыт 20 лет по политическим мотивам.

 

В Тсераме, в зеленой зоне, узнали, что четвёрка – Ефимов, Чёрный, Карпенко и шерп Бабу решили подняться на Главную вершину и уже находились в пятом лагере. Но сходили трое, Мысловский не разрешил Валере. Парня буквально подменили, и, хотя у меня к нему было особое отношение, было очень не уютно смотреть ему в глаза. А для шерпа Бабу эта экспедиция стала «золотым началом» его восходительской карьеры, он после побывал 10 раз на Эвересте. Это восхождение его буквально моментально вознесло, в каждой деревне он сидел на возвышении в позе Будды, а все остальные внимали его рассказам. А вообще «шерпаки» нас разочаровали, максимально двое занесли груз в третий лагерь. Или мы их «задавили», когда брали груза больше и шли быстрее, или просто нам достались не самые сильные. Постоянно было «напряжение», то они сожгли спальники примусом, то у них болело ухо, то бок, то они требовали денег. На острие «атаки» был Ефимов, дело доходило до мордобойства. Ну, а когда они в высотных лагерях спали в наших спальниках, то после вообще был «атас», запах от них был непереносим! И хотя они сейчас проявляют чудеса выносливости, предубеждение осталось.

 

Когда все спустились, то состоялся разбор восхождения. Это было лихо и круто, даже не ожидал, что все выскажутся как на духу, предъявят друг к другу всевозможные претензии. Но в тот момент витал уже другой вопрос – «Как оценят наш труд?» По-моему, Василий Елагин, публично высказал мысль о футбольном принципе – «Гол и победа у всей команды». Результат был потрясающий – 28 восходителей, 49 человеко-восхождений, 85 вершино-пребываний. Но на всё это можно было по-разному посмотреть. Хорошо, что наше руководство думало также и донесло эту мысль вышестоящему руководству. Все были отмечены и достойно. Ещё на треккинге, Эдуард Викентьевич, произнёс тост на День Советской армии – «За победу над горой и чтобы после экспедиции никто не держал ни на кого обид, памятуя видимо эверестовскую экспедицию». Я думаю, что это получилось. И хотя он после Канченджанги заявил, что никогда больше не будет руководить такими экспедициями, они, вместе с Валентином Андреевичем и всем тренерским штабом достойно и уверенно провели «корабль» сквозь «рифы» и приплыли к вершине успеха. И я думаю, что за счёт демократичности, спортивности и результативности эта экспедиции сгенерировала активность в высотном альпинизме на несколько десятилетий вперёд не только в СССР, а затем в России, но и во всем СНГ, не знаю как там уж в мире. Кто-то перестал ходить сразу после экспедиции, а кто-то ходит до сих пор, а сколько людей смотрели на них и равнялись, и продолжали совершенствоваться!

 

А в Катманду мы вернулись на 10 дней раньше намеченного вылета. Билеты было невозможно «переиграть» и мы «болтались» по городу в поисках всевозможных сувениров и покупок. Благо обилие лавок, доступность цен и наша «впервыеувиденность» этому способствовали. Мудрый Николай Дмитриевич предупреждал – «Вы только дома сразу всё не дарите, давайте частями, продлевайте радость дарения!». В гостинице «Кристалл», в центре города, в первый день, был приготовлен «шведский стол», но получилось так, что последним ничего не досталось. Наше потребление после горы не совпало с их представлением о потреблении, на следующий день были уже порционные блюда. К тому же выяснилось, что в смете по статье «питание» денег уже не осталось, и у нас был только обед и ужин, а перекинуть из статьи в статью по тем меркам было невозможно. А когда Саша Погорелов купил часы и уже в гостинице увидел, что они за час делают суточный оборот, мы их прозвали «быстрый ход», то обмен смог состоятся только при наличии полкоманды, вносивший «коррективы» в их устоявшееся «понятие» купли-продажи. Все эти «штрихи» только привносили определённый шарм в понятие «гималайская экспедиция».

 

 

 

Женя Клинецкий

 

Ещё немного, еще чуть-чуть ...

 

Халитов Зинур и Валиев Казбек

 

И вот она вершина, о спуске пока не думаем ... Пастух, Можаев.

 

Переползание через трещину

 

Вершина - Богомолов и Пастух

 

Лагерь 2

 

Пасха на Канче. Богомолов и Хайбуллин

 

Лагерь 3 и "средняя ветка"

 

После горы - Каратаев и Можаев

 

Переход в Л1

 

В палатке "Зима"-зима. Каратаев, Елагин

 

 

 

 

 

ДОПОЛНЕНИЕ: Статья Владимира Балыбердина в английском ежегоднике Alpine Journal

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рекорд скорости на Аконкагуа для женщин установила спортсменка Ред Булла Фернанда Масиель

2 февраля испанская спортсменка Фернанда Масиель установила новый рекорд скорости восхождения на Аконкагуа и спуска в базовый лагерь Пласа де Мулас  для женщин. Время подъема Пласа де Мулас – вершина Аконкагуа составило 9 часов ... читать больше

2 февраля испанская спортсменка Фернанда Масиель установила новый рекорд скорости восхождения на Аконкагуа и спуска в базовый лагерь Пласа де Мулас  для женщин. Время подъема Пласа де Мулас – вершина Аконкагуа составило 9 часов 50 минут, спуск – 4 часа 30 минут, всего – 14 часов и 20 минут. Напомним прошлогодний мужской рекорд Карла Эглоффа – 11 часов 52 минуты.

 

 

Фернанда родилась в Бразилии в 1980 году. С детства занимаясь различными видами спорта, начиная с гимнастики, на профессиональном уровне. Тренировалась в США, затем сделала свой выбор в пользу циклических видов спорта и обосновалась в испанских Пиренеях, где живут и тренируются сильнейшие скайраннеры мира. Масиель  была победительницей десятка престижных горных бегов и приключенческих гонок.

 

Фернанда – юрист по образованию и работала в области экологического права. Сейчас она профессиональный спортсмен, но в будущем ей наверняка пригодится ее вторая (не скажу основная) специальность….

 

 

 

Из интервью перед экспедицией (RedBull.com):

 

 В прошлом году Фернанда пыталась сделать это, но не смогла преодолеть «зону смерти» на высоте 6000 м. В интервью сайту RedBull.com Фернанда Масиель рассказала, как планирует установить рекорд.

 

 

Расскажи о своих планах.

Я собираюсь подняться на гору Аконкагуа – наивысшую точку Южной Америки. При этом я хочу установить новый рекорд скорости восхождения. Многие девушки уже пытались сделать это –мировые чемпионки, горные гиды, но и у них ничего не получилось.

 

Ты уже делала одну попытку в прошлом году. Как тогда все прошло?

В прошлом году я совершила ошибку: слишком много времени тренировалась на большой высоте. Это убило мое тело, а еще я заболела во время подъема. Температура поднялась, и у меня уже не оставалось энергии, чтобы продолжать подъем. Это было на высоте 6000 м. Для меня это не очень большая высота, но в тот день я не могла даже просто ходить. Высота – это серьезная опасность.

 

Что изменилось в этом году?

Я провела месяц в Бразилии, спала в гипоксической палатке, которая имитирует нахождение на большой высоте. Сейчас чувствую себя намного сильнее, быстрее и выносливее. Подготовиться к такому восхождению было непростой задачей. Еще я заняла второе место на Чемпионате мира по трейл-раннингу, но по сравнению с бегом на высоту это совершенно другой опыт.

 

Чем еще ты занималась во время подготовки?

Я много бегала. Я живу в Пиренеях, поэтому часто бываю в горах. Это особенные тренировки, где я развиваю не столько тело, сколько разум. Также я много времени уделяла медитации и поддержанию мотивации, чтобы показывать свой максимум даже вне зоны комфорта.

 

Как твоя экипировка отличается от обычной одежды для бега на высоте?

Я должна быть быстрой, а оборудование – легким. У меня нет снегоступов, а куртка и обувь легче, чем обычная одежда для таких забегов. Совсем другая подошва.

В рюкзаке у меня есть немного теплой воды. Еще я буду использовать кошки, но ледорубы мне не пригодятся: я умею перемещаться без них.

 

Что ты ешь на такой высоте?

Тут особенные условия, и диета должна быть особой. Питательные батончики – не вариант. В лагере я пью суп и ем овсянку. Не надо есть много, главное, чтобы пища была жидкость. У меня с собой всегда есть теплая вода. Я должна много пить, иначе у меня будут проблемы. Высоту более 6000 м неспроста называют «зоной смерти».

 

А что по поводу команды поддержки?

В прошлом году меня сопровождал тренер, который продержался три часа в моем темпе. В этот раз я выйду на старт с гидом, и он будет бежать со мной. Его зовут Николас Миранда. Мы встретимся на отметке 3800 м и дальше будем бежать вместе. Если что-то пойдет не по плану, он будет рядом и поможет мне.

 

 

Какие у тебя цели на этот забег? Кроме того, чтобы финишировать, разумеется.

Своим проектом я хотела бы вдохновить других людей. Привлечь внимание к проблеме мусора, которые оставляют в горах. Люди берут с собой много вещей, потом устают и оставляют их в горах. Надо уважать горы! Если ты оставишь наверху пустую бутылку, никто не заберет ее назад

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Книги и люди. АЛЕКСЕЙ БОЛОТОВ: ЛЮБЯТ, ПОМНЯТ…

Книгу «Алексей Болотов. Вертикаль жизни» в минувшие выходные представили в Москве, в морском клубе « Сокольники».     Это книга о горах - красивые снимки , рассказы об уникальных экспедициях, в которых ... читать больше

Книгу «Алексей Болотов. Вертикаль жизни» в минувшие выходные представили в Москве, в морском клубе « Сокольники».

 

 

Это книга о горах - красивые снимки , рассказы об уникальных экспедициях, в которых принимал участие известный альпинист, погибший три года назад на Эвересте, его интервью, воспоминания о нем товарищей. В течение двадцати лет Нанетта Аркадьевна Болотова собирала материалы о сыне, внучка Наташа «осовременивала», жена Светлана и Татьяна, Наташина свекровь ,подбирали фотографии, свекор Олег Чечкенев, морской офицер, организовал презентацию…

 

Почти двадцать лет назад в Алма-Ате уже выходила книга матери о сыне. Валерий Хрищатый практически уже написал книгу о своей восходительской жизни, вот только не закончил – погиб в горах. Мать с подругами книгу издали.

 

Молодая женщина показывает ребенку на руках прекрасные горы – снимок в начале книги Валерия Хрищатого «Мы растворяемся в стихии…» - символический. И Мария Орлова, и Нанетта Болотова уважали выбор сыновей быть альпинистами, гордились достижениями, поддерживали в смелых идеях.

 

В отличие от Валерия, Алексей книгу не писал, и вообще был абсолютно немногословен по природе. У далекой от альпинизма Нанетты Аркадьевны были трудности в понимании, чем занимается сын, но она их преодолевала. записывая прямую речь - его, других восходителей после возвращения, собирала публикации. Для себя собирала, а когда ее Алеша погиб , решила – пусть будет книга. «Не договорили, не наговорились», говорит, но ведь есть у книг это свойство –помогают спорить с точками в конце…

 

Вот и на этой встрече она как будто что -то новое хотела узнать о сыне у его друзей - Николая Черного, Дениса Урубко, Александра Лутохина и других альпинистов .

 

 

ИРИНА ТУРУЕВА.

 

ФОТО: ТАТЬЯНА ПОЛЯНСКАЯ.

 

На снимках :

 

Нанетта Болотова

 

 

участники встречи

 

 

с Николаем Черным

 

 

Денис Урубко

 

Кристин Жанэн. У каждого свой Эверест, у некоторых их несколько

  В историю Кристин попала как первая француженка на Эвересте и как первая женщина, достигшая Северного полюса на лыжах. В историю проекта «Семь вершин» - как первая женщина из Европы и вторая в мире. Для сотен мальчишек и ... читать больше

 

В историю Кристин попала как первая француженка на Эвересте и как первая женщина, достигшая Северного полюса на лыжах. В историю проекта «Семь вершин» - как первая женщина из Европы и вторая в мире. Для сотен мальчишек и девчонок – она добрая фея, дарящая им улыбку и надежду, что горы помогут им полностью выздороветь,  стать сильными духом и телом взрослыми людьми.  Для сотен или уже тысяч?  Есть очень точная статистика, за 20 лет работы (1994 – 2014) фонда, ассоциации,  название которой можно перевести как «Каждому свой Эверест» (A Chacun son Everest), была оказана помощь  3 729 ребенку и 345 женщинам, находящимся в стадии реабилитации после лечения от онкологических заболеваний.

 

 

 

Презентация ассоциации

Association A Chacun son Everest ! 

 

Сюжет о Кристин Жанэн

Aventures de femmes - Christine Janin

 

Сюжет о восхождении на Эверест

 

 

Страницы биографии:

 

Родилась в 1957 году в Риме, где работал ее отец, инженер высокой квалификации.

 

С 1969 года семья переехала в Париж, который для нее остается родным городом. Кристин увлекается разными видами спорта, мотоциклом, яхтами и попадает на скалы Фонтенбло, где знакомится с ведущими французскими скалолазами и альпинистами.

 

1981: Восхождение на Гашербрум 2, впервые француженка поднялась на восьмитысячник. В команду она попала без высотного и экспедиционного опыта, как специалист по медицине. Оказалось способной высотницей.

 

1982: Кристин получает диплом доктора, со специализацией спортивная медицина и биология.

 

1986: Восхождение на Хидден пик (Гашербрум-1).

 

1987:  Беспримерный для своего времени велосипедный поход из Катманду в Лхасу.

 

5 октября 1990 : Жанэн  стала первой француженкой на вершине Эвереста. Это была ее вторая попытка. В 1989 году на Северном маршруте она была вынуждена отступить с высоты 7800. На этот раз команда шла с юга и всё сложилось как надо.

 

 

1992: Завершение программы 7 вершин, второй после Юнко Табей из женщин и первой в Европе. Кристин завершила программу в декабре восхождением на Аконкагуа, а японка в мае – на Эльбрусе.

 

1994: Был создан фонд «Каждому свой Эверест». Как знаменитость Жанэн пригласили выступить перед больными детьми. Тема помощи им, реабилитации  детей затронула сердце Кристин. Нашлись люди, поддержавшие идею и развившие ее, был создан фонд, появилась организация. Всё делалось впервые: первый поход, первый выход в горы. Постепенно сложилась система, состоящая из физических упражнений, йоги, бани…

 

http://www.achacunsoneverest.com/

 

 

«Каждому свой Эверест! Что нужно для того, чтобы подняться на такую гору как Эверест?  Смелость, воля, стойкость, большое желание и свобода. Что вам это напоминает? Да это то, что нужно вам! То что вам предстоит,  это как Эверест».

 

1997:  Кристин становится первой женщиной достигшей Северного полюса на лыжах. Поход был осуществлен вместе с учителем из  Норильска Сергеем Огородниковым. Об этом ниже…

 

 

 

2001: Фонд открыл свой собственный центр в Шамони. Здание полезной площадью 1200 кв. метров, со скалодромом снаружи. Жанэн сейчас является управляющей фондом и директором ассоциации. У него в подчинении 9 сотрудников.

 

 

 

 

2011: Фонд начал работу с женщинами, которые восстанавливаются после лечения от онкологических заболеваний.

 

2015: Создание еще одного фонда, фонда помощи Непалу. Название Bikram Solidarité Népal, в честь непальского гида по имени Bikram Singh, который работал с фондом A Chacun son Everest в Шамони. Два года он упорно учился на гида, но после землетрясения уехал домой, чтобы восстанавливать свою страну. Кристин вернулась в Гималаи, чтобы помочь Непалу.

 

 

Книги:

 

2014 : A Chacun Son Everest! 8848 mètres d'Amour - Ed. Alternatives

2002 : A Chacun son Everest ! - Ed. Gallimard

1998 : Objectif Pôle Nord - Ed. Albin Michel

1997 : Guide de la Randonnée en Montagne - Ed. Albin Michel

1993 : Le Tour du Monde par les Cîmes - Albin Michel

1992 : Trekking - Ed. Glénat

1992 : Première Française à l'Everest - Ed. Denoël

 

 

Фильмы:

 

1997 : Objectif Pôle - 26 minutes de Martin Tzara

1994 : A Chacun son Everest ! - 52 minutes de PJ Rey et N Jamet

1993 : Au fil des Cimes - 52 minutes de Bernard Germain

1991 : Désir d'Everest - 37 minutes de Bernard Germain

 

 

 

 

 

Из прессы города Норильска

 

Разговор с настоящим героем о романтике, славе, Сочи и Северном полюсе.

 

 

Мысль о покорении Северного полюса волновала человечество с тех давних пор, как выяснилось, что Земля имеет форму шара. Смелые энтузиасты оставляли в белоснежных холодных полях Арктики свои жизни ради достижения заветной географической точки. Ее координаты - 90 градусов северной широты. Именно там находится призрачная земная ось.

Двадцать первый век принес высокие технологии, и, как следствие, власть человека над природой. Но оказалось, что в головах многих наших отчаянных современников мысль о Северном полюсе не потеряла своей привлекательности.

 

ПЕРВАЯ "ХОДКА"

 

В феврале 1997 года в Норильске появилась группа французов. Как выяснилось позже, некая Кристин Жанин искала напарника, чтобы пешком дойти до Северного полюса. Наиболее подходящей кандидатурой оказался норильчанин, опытный турист и альпинист Сергей Огородников. Согласившись на длительное путешествие, он представлял себе возможные трудности, но не знал, что получит их в таком количестве:

 

Третьего марта вертолет перенес Сергея и Кристин через 30-километровую полынью на ледовое поле и вернулся в Хатангу. Путешествие началось.

 

Запись в дневнике Сергея Огородникова: "22 марта. Сегодня снова пахали так, что я в мыле, как конь. Шли до 15 часов. Кристин так устала, что всю дорогу шла позади метрах в двухстах. Похоже, романтика кончилась. И силы тоже: Вся в инее. Ест сало, сухари, а вначале все ела из своих пакетиков".

 

КРИСТИН

"Сумасшедшая, зачем я пошла?", - повторяла Кристин и в сердцах называла Северный полюс борделем. Вот уже почти месяц она вместе с проводником пытается добраться на лыжах до оси Земли, получая все "подарки" Арктики - мороз, ветер, нагромождения ледяных глыб, торосы и трещины во льду. "Тысяча километров по ледяной пустыне не женское занятие",- считает Сергей Огородников, напарник Кристин.

 

НЕВЕРОЯТНЫЙ ПУТЬ

"22 апреля. Кристина уже так устает, что идет, как машина, ни на что не обращая внимания. На мое курево тоже - ноль внимания. Говорит: ноу проблеме!".

"Когда у Кристин был день рождения, я понес ее вещи. Она спросила, что я делаю, а я ответил, мол, у тебя же день рождения. Кристин расплакалась".

Желание все бросить и вернуться домой непреодолимо, но честолюбие и гордость сделали свое дело, и француженка Кристин Жанин стала первой женщиной на планете, на лыжах дошедшей до Северного полюса. Теперь, когда два месяца испытаний льдом закончились, кажется невероятным проделанный путь.

 

О КОМФОРТЕ

А никакого комфорта не было. Была маленькая палатка размером примерно два на два метра. Не было возможности для удовлетворения элементарной человеческой потребности - помыться. Зато был мороз. Причем везде. Снегом забивался под одежду, инеем оседал на лице, обмораживал пальцы. Тепло дарили только спальные мешки, примус и маленькая фляжка со спиртом, который пили по чайной ложке перед сном, чтобы немного согрется и уснуть.

Три раза за два месяца прилетал вертолет и привозил продукты.

 

Шли в среднем двадцать километров в день, таща за собой сотню килограммов необходимого груза, постоянно натыкаясь на торосы и перебираясь через трещины, которые нередко разделяли Сергея и Жанин метрами ледяной воды. Изредка перебрасывались парой слов, только когда это необходимо - не до разговоров было. К тому же нервы часто натянуты до предела от усталости и белого безмолвия вокруг, поэтому иногда нужно иметь особую выдержку и спокойствие, чтобы удержаться от конфликта. Когда все закончилось, и победа стала не будущим, а прошлым, Кристин призналась, что не дошла бы одна.

 

 

ВСЕГО ЛИШЬ ПРИСТРАСТИЕ

Со времени покорения макушки Земли француженкой и русским путешественником прошло около четырех лет. С тех пор Сергей еще четыре раза побывал на полюсе, сопровождая теперь небольшие группы французских туристов. Сегодня каждый способный заплатить фирме за путешествие от пяти тысяч долларов, может проделать с проводником стокилометровое путешествие от ледовой базы Борнео до полюса. Но сказать, что такие путешествия приобрели большой размах, нельзя. В лучшем случае около двухсот человек в год открывает для себя Северный полюс. Он, как и прежде, не слишком гостеприимен и пускает к себе укутанных храбрецов только месяц в году. Может, именно поэтому прогулки по хрупкой границе между небом и океаном для Сергея стали не делом жизни, а только пристрастием.

 

БОРНЕО

Здесь люди всего лишь гости и последнее слово всегда остается за погодой, поэтому какие-либо точные сроки, расписания или графики - явление достаточно аморфное и отчасти символическое. Только в апреле стихают нестерпимые бури, но лед еще не тает и не слишком подвижен. Месяц - это очень мало для огромного объема работ, которые нужно провести.

Ледовая база Борнео, единственная в своем роде, каждый год возрождается примерно в сотне километров до заветной точки полюса, и представляет собой уникальное зрелище. Несколько палаток, два-три вертолета и взлетно-посадочная ледовая полоса - мизерный оазис на необозримом белом пространстве. Именно отсюда начинается путь полярников до полюса.

 

О РОМАНТИКЕ Романтика полюса чувствуется при каждом вздохе. Впрочем, мало кто захочет остаться здесь один на один с холодом. Конечно, всегда есть более легкий способ добраться до желаемой широты - просто прилететь на самолете или доплыть на ледоколе. Но такой простой путь привлекает далеко не всех.

 

ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ Сергею Огородникову недавно исполнилось сорок. Глядя на него, невольно отмечаешь, что возраст - понятие символическое. Чувствуется сила и уверенность в себе человека, которому приходилось держать в руках собственную судьбу. Несмотря на кажущуюся на первый взгляд строгость - открытая улыбка, искренний смех. Никакого геройства и пошлого позерства. На лацкане пиджака - маленький золотой ледоруб, подарок друзей к юбилею. Горы и альпинизм - тоже его страсть. Среди покоренных вершин - Альпы, Тянь-Шань, Саяны, Памир, Кавказ, Эльбрус. Когда Огородников начинает рассказывать о своей новой мечте - покорить Эверест, у него начинают как-то особенно блестеть глаза. На вопрос, почему не сидится дома - смеется: "Сидится, но недолго".

 

 

ОПЯТЬ О РОМАНТИКЕ

-Сергей, как давно вы путешествуете?

-С тринадцати лет.

-Что дают вам горы и полюс?

-Чтобы это понять, нужно это попробовать, иначе не объяснить. Когда в первый раз забрался на гору и посмотрел на все сверху, понял, что всегда буду искать такие моменты. Это болезнь, это нужно испытать.

 

ОБ ОЩУЩЕНИЯХ

- Что вы испытали, наконец, дойдя до Северного полюса?

- Все не так просто. Понимаете, это был каждодневный адский труд в течение двух месяцев, когда все чувства притупились от усталости, и в голове - совсем не возвышенные мысли, а просто желание дойти, несмотря на то, что болят спина и ноги. Даже когда нам осталось идти около тридцати километров, мы старались отогнать мысль о том, что сегодня, наконец, доберемся до цели - боялись сглазить, ведь случиться может что угодно. Так что я особой романтики не испытал. Просто когда все закончилось, понял, что мы все-таки победили.

 

О ЖЕНЩИНЕ

- Сергей, что для вас сравнимо с горами?

- Только женщина, наверное:

 

О СЛАВЕ

- Доведя Кристин до полюса, вы стали известным человеком. Интервью и фотографии появились в русских, французских, американских журналах. Телевидение тоже не осталось в стороне. Вы почувствовали славу?

 

- Кристин, может, и почувствовала, а я не за тем шел. Те, кто за славой идут, как правило, не доходят - одного тщеславия мало. А в горах: Знаете, глядя сверху вниз на мир, людские страсти такими глупыми кажутся. Тщеславие: Даже мыслей подобных не возникает.

 

Горы - это, конечно, замечательно, но от банальности никуда не денешься. Работать надо. Сергей работает в школе преподавателем физкультуры.

 

- Сергей, вы несомненно, способны научить гораздо большему, чем требуется от учителя физкультуры. Не возникало ли желания найти работу, более соответствующую уровню вашей подготовки?

 

- Можно, конечно. Но когда увлечение становится работой, обязанностью, теряется романтика. К тому же, я достаточно консервативный человек, не люблю больших перемен. Мне вполне достаточно того, что я вожу группы на Северный полюс.

 

О СОЧИ

- Летом вы ходите в горы. А не хочется полежать на пляже где-нибудь в Сочи?

- Пробовал. Еле выдержал месяц - скучно. В горах гораздо интереснее.

 

О ПЛАНАХ

- Когда снова в путь?

- На полюс - весной, в апреле. А в декабре, если все получится, пойду в Антарктиду.

- Возникает впечатление, что вы - фанат путешествий. Это действительно так?

- Ничуть. Я тоже люблю посидеть дома, в кресле, посмотреть телевизор или почитать, поболтать с друзьями, полениться. Но не постоянно же:

 

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ

- В чем, на ваш взгляд, смысл путешествий и покорении вершин?

 

-Когда остаешься один на один с дикой природой, будь то гора или полюс, понимаешь ее мощь и первоначальную власть над всем. Обычно мы не видим этого и верим в то, что всесильны. Это не всегда так. И чтобы смотреть на мир правильно, нужно это понимать.

Кажется, это действительно так. У каждого свои вершины, каждый по-своему сталкивается с силой, гораздо более мощной, чем человеческая. Кто-то покоряет свои вершины, кто-то боится и уходит в сторону. А Сергея ждут ледяные пустыни и горные вершины, и нет смысла философствовать на тему храбрости, когда все понятно и так.

 

Автор: О. ТРУБНИКОВА

 

Книги и люди: Еще один легендарный польский альпинист ушел из жизни…

Памяти Вальдека Олеха  и его коллег …   «Ушел тихо, как тихо жил, сторонясь прессы и кинокамер, хотя его заслуги были большими, нежели у многих сегодняшних горных знаменитостей. Первое зимнее прохождение Грани ... читать больше

Памяти Вальдека Олеха  и его коллег …

 

«Ушел тихо, как тихо жил, сторонясь прессы и кинокамер, хотя его заслуги были большими, нежели у многих сегодняшних горных знаменитостей. Первое зимнее прохождение Грани Татр, первое польское первовосхождение на семитысячник, первовосхождение на высочайшую в то время непокоренную вершину – почти восьмитысячный Кангбачен,  первое восхождение на восьмитысячник Среднюю Канченджангу…» - так написал патриарх польской альпинистской журналистики Юзеф Ныка.  

 

12 января в Варшаве скончался Вальдек Олех (полное имя - Kazimierz Waldemar Olech).

 

 

 Для меня Вальдек Олех – один литературных персонажей, один из главных героев книги под названием «В тени Канченджанги», написанной  Мареком Малятынским. 

 

 

Эта книга была зачитана мною  в процессе изучения… немецкого языка.  В экспедицию на Памир я взял две книги, два перевода ее: на русском и немецком языках. Так и читал их по очереди, сравнивая.   Речь в них  идет об успешной экспедиции польских альпинистов на вершину Кангбачен, которую в книжке, правда, называют Кангбахеном.  46-летний Вальдек вынужден фактически принять на себя руководство командой, так как «основной»  руководитель Петр Млотецкий большую часть времени решает вопросы снабжения.  Старше остальных участников лет на десять,  Олех – типичный интеллигент, мягкий и тактичный от природы человек, чувствуется, как ему нелегко. Да и физически отстать от молодежи для Вальдека не всегда получается. Поначалу кажется, что управление коллективом, это не его стихия. Но это ложное впечатление, именно так и надо руководить.  И опыта подобной работы у Вальдека достаточно много. Коллектив сложный, у каждого своё в голове,  конфликты рождаются и разрешаются, иногда без веских причин. Тактика, линия подъема меняется, настроение коллектива также меняется постоянно, но в результате получается блестящая концовка. Тяжелейший маршрут пройден, а главное, все здоровые возвращаются домой.

 

 

Книга, благодаря работе (сканированию) Виталия Томчика, попала в  интернет и растиражирована в разных «халявных» библиотеках. Например, здесь ее можно почитать:

 http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9C/malyatinskij-marek/v-teni-kanchendzhangi

 

 

 

Из альпинистской биографии Олеха:

 

Несколько сотен пройденных маршрутов в Татрах летом и зимой. И главное – героическая эпопея траверс Грани Татр, летнего и зимнего.  27 марта – 14 апреля 1959  - первое зимнее прохождение Грани, это веха в истории польского татерництва.

 

Участники зимней Грани:  Олех -  справа, Анджей Завада - тот, кто выше всех

 

Про  выезды Олеха в Альпы сейчас пишут мало, потому что он сам по скромности их высоко не ценил. Известно, он был одним из пионеров лыжных восхождений и даже экстремальных спусков с вершин.

 

Кавказ: четыре летних сезона 1959, 1966, 1967 и 1970.  Пройдены сложные маршруты на Шхару, Ушбу, Шхельду, Накру и др., пройден траверс двух вершин Эльбруса.

 

Кавказ вспоминается как место самой тяжелой трагедии с ним произошедшей. Группа из 4 человек собиралась идти траверс Башкара – Гадыл, но повернула с гребня первой вершины из-за плохого состояния снега. Возвращаться решили через Джантуган. Маршрут был знакомый одному из участников. В середине подъема на группу  сошел большой камнепад, точнее блокопад… Огромные обломки скал  прямым попаданием убили двух ближайших друзей Вальдека: Антони Козловского и Рышарда Карпинского.

 

Памир.  1970:  Пик Ленина и три первовосхождения в его районе: Warszawa (6042 м), Poronin (6205 м)  Tatry (6142 м). 1972:  Пики Корженевской и Коммунизма.

 

Гиндукуш (Афганистан): В 60-70-е годы польские альпинисты становятся главными исследователями Гиндукуша, им принадлежит как минимум, половина всех альпинистских достижений региона.   Олех руководил первым в истории польским первовосхождение на семитысячник - 1962 год  Kohe Tez (7015 м).  Под его руководством также были осуществлены другие первовосхождения: Kohe Kalat (5376 м),  Lunkho-i Dosare (6868 м), Kohe Farzand (6185 м) и ряд других маршрутов…   

 Олех был одним из главных персон в создании уникального картографического материала, который по результатам двух с лишним десятилетий исследований подготовил Ежи Вала. Каждый раз после экспедиций  он предоставлял картографу большое количество фотографий и заметок.

 

Гималаи

После Кангбачена была эпохальная экспедиция на Канченджангу 1978 года, когда команда осуществила два первых восхождений на вершины спутники: Среднюю и Южную Канченджанги.

Олех был в штурмовой тройке на Средней вершине (8492 м) вместе с Анджеем Хайнрихом и Войцехом Браньским.

 

 

С Хайнрихом и Чоком вбазовом лагере Эвереста

 

В 1980 году Олех установил мировой рекорд, приняв участие в двух подряд экспедициях на Эверест под руководством Анджея Завады. Сначала в зимней, когда вершины мира достигли Велицкий и Чихи, затем -  в весенней, когда поляки открыли новый маршрут.  Весь этот долгий период Вальдек был в долине Кхумбу и не опускался ниже базового лагеря. В первой экспедиции он командовал базовым лагерем, что было важнейшей функцией, обеспечившей итоговый успех. Затем Олех остался «сторожить» бэйс кемп до прибытия второй команды. Всего получилось – 147 дней у подножья Эвереста! Так что он  вполне заслужил своей работой и суперакклиматизацией место в штурмовой группе. Собственно он в ней был. Но тяжелые погодные условия, недостаточное количество заброшенного в верхний лагерь кислорода, предопределили конечный выбор Завады. Олех и Хайнрих остались внизу, а на вершину пошли более молодые и мощные Кукучка и Чок. После этого Вальдек решил «завязать» со спортивным альпинизмом, правда, еще отруководил одной экспедицией в Гарвал (с восхождением на Бхагирати).

 

Олех всегда был одним из главных активистов польского альпинизма, прежде всего в Высокогорном Клубе и Варшавском Горном Клубе. Также как и в национальной федерации, которая у них называется Polski Związek Alpinizmu (то есть, Союз).

 

 Вальдек Олех прожил достаточно  долгую, хорошую  жизнь. На данном уровне развития общества человек должен доживать до 85, по крайней мере. Родился в 1928 году, в маленьком городке, выучился в Варшавском Политехникуме,  в столице же и жил до конца своих дней.  До 1990 года, до капитализма, был инженером-конструкторам по двигателям. Потом 10 лет сам занимался бизнесом. В новом веке Олех смог заниматься только горами, фотографией в основном. Однако сердце подвело,  после 80 он уже не мог ходить в горах, приходилось наблюдать за жизнью из дома. Вырастил троих детей, оставил множество внуков…

 

О тех, кто погиб в горах

 

 Автор книги Марек Малатынский погиб на Машербруме в 1981 году. 

 

Очень много, слишком много альпинистов осталось навсегда в горах. Воспоминания о них составляют часть жизни их семей и  просто альпинистской общественности. И объектом жарких споров о смысле этой жестокой игры. Имеют ли право альпинисты иметь детей?

 

В последнее время тема семей погибших уже много лет тому назад альпинистов поднималась в Польше неоднократно. Может быть, толчком стала работа Элизы Кубарской – фильм «К2. Прикоснуться к небу». Или наоборот, семьи натолкнули режиссера на идею успешного фильма, который собрал уже целую коллекцию наград по всему миру.

 

Фильм о трагических событиях  1986 года на К2. Как это видится годы спустя, в том числе как это видится детям, погибших альпинистов, а это в частности поляки: Ханя Пиотровская и Лукаш Вольф.

 

 

 

Одна из героинь фильма Ханна Пиотровская продолжила тему и поучаствовала в подготовку к печати книги о своем отце.  Автором считается сам Тадеуш Пиотровский, а составителем мама Ханна – Данута Пиотровская.   Книга или альбом основана на дневниковых записях и письмах Тадеуша из экспедиции на К2, и его фотографиях, сделанных накануне своего последнего подвига…

 

 

 

Важно, что к работе над книгой привлекли ведущих альпинистских энциклопедистов мира Малгожату и Яна Келковских. Ясно, что они обеспечили точную и интересную информацию об истории Каракорума и К2, в частности...

 

 

 

 

Книга Пиотровского под название «W burzy i mrozie», вообще была моей первой на иностранном языке. Она также зачитана, я также брал ее в экспедицию и писал даже там по её мотивам рассказ. Это было в 1986 году на Юго-Западном Памире. После тяжелого многодневного восхождения я сидел наблюдателем, а пальцы на ногах ощущали легкое обморожение. А писал я о том, как лечился во французском госпитале обмороженный после эпического первого зимнего прохождения Пилье д’Англь на Монблан. Я знать не знал, что герой находится в это время совсем рядом, за несколькими хребтами, на склонах К2. И что ему уже не суждено оттуда вернуться. 10 июля Пиотровский погиб на спуске, после прохождения уникального нового маршрута в паре с Ежи Кукучкой. В то время Ханна еще не родилась…

 

 

 

 

 

 

 

Главная заслуга в сохранении памяти, конечно же, у мамы Ханны, верной супруги героического альпиниста фотографу и журналисту Дануте Пиотровской. Посмотрите чудный сайт, который она сделала:

 

http://tadeuszpiotrowski.danutapiotrowska.pl/

 

Семейное. Со старшей дочерью

 

 

Данута в белом, с микрофоном Рышард Ковалевский - один из любимых друщей и товарищей по восхождениям Тадеуша

 

 

Несколько иначе сложилась память у другой семьи погибшего альпиниста.

 

Первое вообще восхождение поляков на восьмитысячник, на Среднюю вершину Брод Пика, состоялось летом 1975 года и  закончилось трагически. На спуске Богдан Новачик сорвался вместе со спусковой веревкой. Оставшиеся без страховки его товарищи в условиях жестокой непогоды ночевали без палатки на высоте 7850 и спускались кто как сможет. В результате сорвались и погибли два красавца, два молодых мужа, два блестящих альпиниста: Анджей Сикорский и Марек Кенсицкий. Дочери Анджея было несколько месяцев, а дочь Марека еще не увидела свет.

 

Брод пик 1975

 

Дочь Анджея Сикорского Дорота, сейчас носящая фамилию Потоцкая, почти всю жизнь ничего не знала о своем отце. Мать не рассказывала ей.  Уже взрослой женщиной, Дорота заинтересовалась яркой личностью своего папы.  На сорокалетие экспедиции она собрала оставшихся в живых участников экспедиции 1975 года. Дорота собирается в треккинг к подножью Брод пика и серьезно задумалась над тем, возможно ли найти его тело. Место где его оставили лежащим вниз лицом (сил на захоронение у выживших товарищей, Глазека и Кулиша) известно. За 40 лет его могло снести ледником, но наличие карабинов на его обвязке дает шанс на поиск металлоискателем.

 

 

 

Общее фото экспедиции. Слева - треугольник погибших на спуске с горы. Стоят слева - Сикорский и Кенсицкий, перед Сикорским присел Новачик.

 

Сергей Богомолов. Канча – 89. Забытая экспедиция. Часть 2. Экспедиция

И вот наконец-то самолёт Москва – Бомбей – Калькутта. Почему Калькутта, а не Дели и Катманду, узнал только сейчас на вечере от Мысловского. Опять из-за денег. Были такие рейсы, на которых развозили книги на русском языке для ... читать больше

И вот наконец-то самолёт Москва – Бомбей – Калькутта. Почему Калькутта, а не Дели и Катманду, узнал только сейчас на вечере от Мысловского. Опять из-за денег. Были такие рейсы, на которых развозили книги на русском языке для популяризации. Договорились и полетели. В Бомбее нас из самолета не выпустили из-за пожара. В Калькутте уже поздно вечером, а выезжали в пять утра автобусом. Решили посмотреть город, вышли из отеля, напротив публичный дом, «работницы» предлагали услуги, ретировались. Подходили люди, плохо одетые, грязные, просили милостыню, шли за тобой с протянутой рукой. Люди спали на тротуаре или в оконных углублениях, у некоторых на ногах короста, язвы, тут же мать кормила младенца. Откровенно говоря, были ошеломлены всем увиденным.

 

 

Выехали в пять утра, поехали на север к границе с Непалом, город уже кончился, а улица не кончалась. Дома, лавки, люди и так бесконечно. Шофёр беспрерывно сигналил, доктор, Валера Карпенко, подсчитал, что максимальное время без сигнала – две минуты. Автобус, раскрашенный как динозавр на карнавале, «вела» целая команда: шофёр – сингх - чалма, усы, борода, остроконечные ботинки, дальше механик – заправить, отремонтировать, шофёр ни-ни и ещё мальчик на побегушках – он свистел, стучал по стенке автобуса, иногда выбегал вперёд, чтобы отогнать нерадивую козу или корову. А корову давить совсем нельзя, свято, восемь лет тюрьмы!

 

 

 

Сразу до места назначения не доехали. Остановились на «автовокзале» какого-то посёлка. Хотелось есть, было много харчёвен, но как куры на шесте, никак не могли усесться ни в какую, пугала антисанитария. Но делать нечего, мужались и решились. Легли, кто где, на рюкзаках в автобусе, кто спал на циновках в ночлежках встали в четыре утра, заеденные блохами». Поздним утром доехали до нашего пункта назначения поселка Джогбани. Возникли проблемы, груз наш здесь, но нет руководства, и выяснилась неприятная ситуация – в этом пограничном пункте уже 10 лет нет проезда иностранцам. Причина, как потом узнали, проста – в бедности района, не хотели показывать. Целый день ходили по одной улице, полицейский запретил приближаться к пограничному шлагбауму ближе, чем на 100 метров и фотографировать. Вот местные окружили Володю Сувигу, слышно как он доказывает – «да я такой же «драйвер» (шофёр) как и вы!», - а в ответ – «э..э..э… «драйвер» с золотым фиксом не бывает!» А вот корова «создала» очередную «лепёшку» и тут же женщина её подобрала, это уже достояние – топливо для очага.

 

 

Но ничего вечного нет, и все проблемы когда-то решаются. Объехав 200 км, мы перебрались в город Биратнагар, а через пару дней в деревушку Базантапур, откуда и стартанули в треккинг к базовому лагерю. В сумме у нас 20 тонн груза и это вылилось в 650 носильщиков. Каждый нёс по 30 кг, получая 40-60 рупий, но некоторые брали по два груза. Для сравнения – за раз можно было поесть рису, основной их пищи, на 12-15 рупий.

 

 

Караван растянулся на две недели, движение из-за муссонов по верху гребня, примерно на 3000 метров. Во время непогоды, снега, портеры снимали сланцы, в них ещё хуже. Ноги у всех жилистые, хорошо развиты икроножные мышцы, бёдра, ступни огрублены, у многих глубокие трещины на пятках. Но возникали трудности не привычные для нас. Снег и холод распугал многих портеров и они, побросав грузы кто-где, разбежались. Выручил офицер связи, применив резкие меры, посадил в полицейский участок шестерых и сказал, что посадит и их семьи. Слух быстро разнёсся и возымел действие, все грузы постепенно снесли в одно место, недовольные ушли, а нам пришлось набирать новых портеров. Или другая ситуация. Основная дорога шла по гребню с двумя опасными переходами, поэтому пошли низом долины через лесную чащобу с крутыми склонами. Портеры стали требовать увеличения зарплаты за опасную дорогу, а у нас смета, по которой 60 рупий и не больше. Столкнулись две системы – они требовали за больший и опасный труд большей оплаты, а мы говорили, что договор дороже денег – они в ответ, что о такой дороге вы нам не говорили. Мы застряли на четыре дня .

 

 

Сирдар (старший над носильщиками) подключил ледовых носильщиков, это отдельные люди для работы на леднике. Им было положено выдать одежду, обувь и подстилки. Из-за оптимизации наших расходов в Союзе этот вопрос решили с помощью киногруппы. Лёня Трощиненко достал б/у шинели Нахимовского училища и неликвид фабрики «Скороход» - резиновые сапоги большого размера. Когда всю эту компанию одели, то получилось суперэкзотическое зрелище в сапогах и в шинелках с блестящими пуговицами. Без смеха нельзя было смотреть, некоторые залазили в сапоги прямо в кедах. За этот прокол, в конце экспедиции, пришлось расплачиваться деньгами.

Сделав по 3-4 ходки по леднику, все добралась до базового лагеря на 5500м. Во время забросок у носильщиков кончился их любимый рис, были перебои со снабжением. Так они стали вскрывать наши баулы и выискивать высотные пайки. Потом мы встречали на снегу брошенные вскрытые и несъеденные банки с икрой. Оказалось, что они «рыбьи яйца» не едят.

 

 

 

 

Началась работа на горе. Заброска грузов и обработка маршрута служили нам одновременно и акклиматизацией. По идее нам должны были помогать 16 высотных носильщиков, объём работы большой и они были запланированы. При опросе, о желании быть на вершине, согласие дали человек десять. Для них это было важно, восходитель резко повышал свой статус. Но поначалу мы занялись их обучением передвижения на жумарах по верёвкам, поскольку, сразу же за базовым лагерем, был крутой снежно-ледовый взлёт, что нас озадачило. Погода стояла переменчивая, солнечная сменялась снегопадами и приличным холодом. Я жил в кемпинге с Мишей Можаевым и было здорово, когда он был на выходе, можно было залезть сразу в два спальника и соответственно для него, когда я уходил.

 

 

Вспомним тех, кто сделал большое дело, но их сейчас рядом с нами нет!

 

 Халитов Зинур (1958-1990) - погиб на Манаслу

 

 

Луняков Григорий (1955-1990) - погиб на Манаслу

 

 

 Леонид Трощиненко (1945-1990) - лавина на пике Ленина

 

 

 

Шейнов Александр (1958-1992) - трагедия на параплане

 

 

 

Хрищатый Валерий (1951-1993) - лавина на Хан-Тенгри

 

 

Балыбердин Владимир (1948-1994) - автокатастрофа

 

 


Виктор Пастух (1957-1996) - погиб на Шиша-Пангме

 

Букреев Анатолий (1958-1997) - погиб на Южной Аннапурне

 

 

 

Сергей Арсентьев (1958-1998) - погиб на Эвересте

 

 

Туркевич Михаил (1953-2003)

 

 

 

Старший тренер-Иванов Валентин Андреевич - (1941-2013)

 

 

 

Выход на гору длился 4-7 дней, в зависимости от цели, и было необходимо установить три промежуточных лагеря на основной ветке: на 6100м, 6500м и 7300м. С третьего лагеря дороги расходились по трём направлениям: западном, центральном и южном. На каждой ветке по два промежуточных лагеря на высотах 7800м и 8200м. Рюкзаки обычно были по 15-20 кг.

 

 

 

 

 

На третьем выходе наша российская группа, Жека Виноградский, за старшего, Саня Погорелов, Володя Каратаев и я, делала четвёртый лагерь. Шли на смену группе Бершова в составе Туркевича, Пастуха и Хайбулина. Они передали по рации, что до намеченной точки не дошли, поставили палатку в удобном по ситуации месте, но ураганный ветер порвал верхний тент этой импортной «Салевы», поэтому ночуют только во внутреннем, мёрзнут, в голосе паника. У нас вдруг Саня заявил, что заболело горло, и он уходит вниз из третьего лагеря. Встретились с верхней группой в середине перехода, спускавшейся как в замедленной съёмке, перебросились мнениями. Дошли до их ночёвки с упорством обреченных, Володя сильно отставал. Ветер гудел по склону с циклом прибоя. Больше всего давило на психику его постоянство. Решили с Женей подняться на пару верёвок под скальный выступ, там должно дуть меньше. Сходили, посмотрели, ничего подобного, всё также, но есть хорошая площадка. Спустились, взяли в рюкзаки под завязку и опять вверх.

 

Шаг, два, три и страшная одышка. Где-то на двадцать вздохов приходили в норму. Прокачивали воздух через себя, как вентилятор, а толку никакого. Но надо, надо это сделать! Наконец долезли, достали уже нашу, отечественную полубочку, но её вырывало из рук порывами ветра. Пытались любыми способами закрепить, удалось её расстелить, и я упал «крестом», удерживая телом, руками и ногами концы палатки. Жека стал закреплять оттяжки. Долго, очень долго он это делал, я весь промёрз, ветер всё из меня выдул. Но я его понимал, без рукавиц, на ветру и морозе, никому этого не пожелаешь. И в данной ситуации он видимо был лучший. На следующий день думали поработать выше, ни черта подобного, при таких условиях не возможно. Сделали грузовые ходки и защитную стенку от ветра, но ветер её «сожрал». Вторую стенку сделали уже в метр толщиной, но помогла мало.

 

 

Утром стали спускаться, вниз не вверх, но тяги нет. До такой степени нет, что обидно, шли на «автопилоте». Никогда вроде такого не было, чтобы садился отдыхать на спуске. Поздно вечером пришли в базовый лагерь. Горло воспалено, сглатывать не возможно, раздирающая боль, в организме опустошение.

 

А, утром, я «окосел»! До завтрака, вместе с доктором Валерой Карпенко, чистили зубы. Пожаловался ему на соринку в глазу. «Так-так, какого цвета, движется ли за зрачком, так-так. Тебе, наверное, не нужно ходить на траверс».

 

- Боже, какой траверс, меня туда ещё никто не звал, с обработкой не кончено и состав траверсантов не утверждался, - «Ладно, посмотрим!»

 

За день до четвертого выхода он мне сказал, что не пускает меня - «У тебя кровоизлияние в глазное дно. У меня такое было. Возможно отслоение сетчатки. По теории две недели стационара. По медпоказаниям нахождение человека выше 6000 метров вообще вредно!». - Меня как обухом по голове! Я к нему объясняться – «Мол, ты не понимаешь, что творишь. Нога, рука сломаны или ангина – это понятно, я бы сам не просился». - В ответ – «Нет!» - «Слушай, я два года готовился сейчас, а в общем двадцать лет, ущемлял себя, ущемлял семью – это мой своеобразный итог» - он ответил, что меня прекрасно понимает, и ему очень трудно было принять такое решение, но не простит себя, если я вернусь в семью без глаза». Я к ребятам – только сочувствие, я к тренерам, они – «Это удел врача!»

 

Засуетились киношники, наконец-то созрел острый сюжет. Карпенко говорил, что как врач он обязан был сделать это, но вот он меня подлечит и, если всё будет хорошо, то пустит на основной выход. Мысловский сказал, что тренерский совет возражать не будет и, обращаясь ко мне, добавил - «Сергей, горы стоят и будут стоять, какие твои годы!». Но я его «не слышал». Только гора могла нас «развести». В ответ я огрызнулся – « Уйду один наверх, ночью, мой глаз – моя ответственность!»

 

Сказать, что я был зол на доктора, значит, ничего не сказать! Ребята ушли вверх, делать пятый лагерь и, главное, с возможностью взойти на вершину, а я поплёлся вниз, в зелёную зону, очерняя весь мир и проклиная судьбу. Уже после экспедиции до меня дошли слухи, что ещё у двоих была такая болячка, но как- то и кто-то решил вопрос другим способом и наружу это не вылезло. И я много раз, после, анализировал ситуацию, ведь было потом ещё 14 восьмитысячников и без рецидивов. Да, переработал я тогда, перегрузился, кинулся с открытым забралом на стихию, а она этого не терпит.

 

Экспедиция в целом двигалась своим верным и степенным ходом, но были плоскости соприкосновений, будоражащих её изнутри. Первая и основная - это противостояние «кислородников» и «безкислородников». Руководство настаивало работать с кислородом для гарантированного успеха. В противовес им группа активистов ратовала за максимальный спортивный успех, и на обработке и на траверсе идти без использования кислорода. Среди участников яркими выразителями первых были Бершов и Туркевич. Михаил делился своими соображениями – «Вы шо? Учёные доказали, что от высоты отмирают клетки головного. Оно нам это надо! И потом, после Эвереста у нас было полно выступлений, никто особо и не интересовался, как мы шли, главное, что зашли». Активнейшими сторонниками обратного подхода был Балыбердин и Хрищатый, как ярый выразитель всех воспитанников казахской школы под руководством Ильинского Ерванда Тихоновича.

 

 

Ну, не знаю, по поводу первого, разве что только если немного-немного. ))) А ходить без кислорода, - это «от бога», если судить по Эвересту, то примерно 10 процентов от всех восходителей, хоть в мире, хоть в России. И как показали итоги экспедиции, каждый был «себе на уме» и сходил так, как считал нужным!

 

Вторая плоскость – это отношения: киногруппа – руководство – участники. Не находилось понимания и киношники как бы мешали руководству по исполнению планов. В конце концов, они раздали кинокамеры и фотоаппараты участникам групп, при этом доплачивая за киносъёмку, что внесло раздор уже внутри групп. Возросла нагрузка на группу, снимающий отставал и тормозил движение, но при этом оставался в выгоде. Выход напрашивался очевидный – как-то заинтересовать всех - и руководство, и участников, но этого не было сделано.

 

Пару малых «вулканов» возникло тогда, когда группа Елагина взошла в третьем выходе на Главную вершину, как бы ни по плану, с опережением графика. Хотя «показаний» для такого поступка не просматривалось, но кислород сделал своё дело. Больше всех возмущались «эверестовцы» - «и слабы, и не может этого быть, и поскольку москвичи, то «блатные». Их больное самолюбие было задето. И ещё, когда, Мысловский и Чёрный рванули на Главную вершину между четвёртым и пятым выходами. Старшему тренеру, Иванову Валентину Андреевичу, только радикальными угрозами удалось это пресечь. Тут уже все участники, как куры в курятнике при появлении лисы, «раскудахтались» - «нарушение мер безопасности, может быть срыв экспедиции» - что было верно. Но между собой делились, что грош цена будет экспедиции, если все тренера и хозработники будут лезть на вершины, в чем тогда наша сила, готовившихся два года.

 

Четвёртый выход закончился очень успешно, все пять групп поставили пятые лагеря и сходили на горы. Затем собрались в зелёной зоне для отдыха и восстановления перед решающим выходом. Тренерский совет стал определять состав траверсантов. Ефимов Сергей Борисович переговорил с каждым персонально по поводу самооценки. Все как один заявили, что готовы и что траверс цель всей их жизни. Вроде всё просто, за годы отбора сложился рейтинг, сильнейшие идут на траверс, плюс-минус небольшие изменения. И тут Валентин Андреевич сказал, что не знает по какому критерию отбирать - «Думаем от каждой группы по два человека, всего десять, пойдут «пятёрками» во встречных направлениях. Соберёмся на тренерский совет и решим». А в тренерский совет входили, кроме тренеров, «старые гималайцы» и руководители групп. В результате «кислородники» взяли верх, Хрищатого, как наиболее «ретивого» не включили в состав траверсантов. Обстановка накалилась, привычная логика была нарушена, народ поляризовался, некоторые перестали разговаривать друг с другом….

 

Часть 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Коллекционеры вершин №2: 7 новостей с Семи вершин и не только с них …

(1) Наши индонезийские подруги и друзья выезжают на Аконкагуа 27 января     Три студентки  католического университета  Parahyangan Catholic University (Unpar)  из города Бандунг (о-в Ява)  продолжают реализацию ... читать больше

(1) Наши индонезийские подруги и друзья выезжают на Аконкагуа 27 января

 

 

Три студентки  католического университета  Parahyangan Catholic University (Unpar)  из города Бандунг (о-в Ява)  продолжают реализацию программы  Семь вершин. Их следующая цель – высочайшая вершина Южной Америки гора Аконкагуа. В поездке их, как обычно, будет сопровождать несколько более опытных альпинистов мужчин.

 

 

Их  программа носит общее название Women of Indonesia’s Seven Summits Expedition Mahitala Unpar (WISSEMU).

 

Состав команды:

Fransiska Dimitri Inkiriwang (капитан команды)

Mathilda Dwi Lestari

Dian Indah Carolina

 

В августе 2014 года проекту был дан старт и команда поднялась на высочайшую вершину Австралии и Индонезии (азиатской, между прочим, страны) – Пунчак Джаю (пик Победы), известную  больше как Пирамида Карстенс – 4848 м.

 

В мае 2015 года команда значительно продвинулась в реализации своей мечты. Были совершены восхождения на Килиманджаро и Эльбрус. В последнем случае восхождение проходило под руководством гидов Клуба 7 Вершин Виктора Ершова и Кати Коровиной.

 

 

Так что это наши большие друзья и мы за них “болеем».

 

В 1992 году на Аконкагуа погибли два индонезийских альпиниста  Norman Edwin и Didiek Samsu

«Восхождение мы посвящаем их памяти, и всем нашим предшественникам» -  заявила на пресс-конференции Франциска. Сейчас. Конечно, времена изменились, на высочайшей вершине двух Америк работает спасслужба, контроль, вообще много народа.

 

 

А участница по имени Матильда  на той же  пресс-конференции отметила, что девушки будут принимать таблетки, чтобы их критические дни не совпали с днями штурма вершины. Это важно, наверное.

 

Следует отметить, что для университета программа семь вершин стала уже традиционным видом развлечения. Еще в 2011 году четыре его представителя  завершили эту программу, соревнуясь за первенство в своей стране с местными военными. Соревновались, но военные в этой большой стране всегда первые. С 1965 года, когда они взяли  управление в свои руки..

 

Но вернемся к нашим девушкам.  Арктическим   летом у них  в планах Денали. Затем  антарктическим уже летом - Винсон и весной 2017 года – Эверест.

 

 

 

 

 

 

Пока лучше видео не опубликовано.  Семь вершин индонезийских женщин

 

 

  

 

(2)  Первый мормон семивершинник

 

В мае 2013 года до вершины Эвереста добрались двое друзей, уроженцев штата Юта. И отдышавшись, они приступили к реализации своей мечты. Они собирались спеть на вершине мира один из гимнов американских мормонов под названием:  "High on the Mountain Top"…

 

Дэвид Роскелли в синем на вершине Эвереста

 

Увы, парней ждало разочарование. Дыхалки с трудом хватило только на первую строку. Дальше начался кашель.  Впрочем, если честно, в этой песне только первая строка имеет отношение к горам. Дальше идет просто какой-то псалом. Но все равно красиво,  послушайте:

 

 

 

 И вот на днях один из двух мормонских героев, 46-летний Дэвид Роскелли,  успешно поднялся на высшую точку Антарктиды гору Винсон и завершил программу Семь вершин.

 

Репортаж

http://roskelleyeverest2013.blogspot.ru/

 

Пел ли при этом счастливый восходитель что-то или нет, пока неизвестно. Нельзя также точно утверждать, что он был первым в этом достижении мормоном . Но весьма вероятно, что это так.

 

Фото с гидом. Это Дэвид Хэмилтон, поднявшийся на Винсон в 21-й раз…

 

 

Кстати, фамилия Роскелли в альпинизме очень даже известная. Джон Роскелли – ни много ни мало,  первый и пока единственный из американцев, кто получил почетный знак Золотой ледоруб по сумме жизненных достижений. Но Дэвид к нему отношения не имеет. Как и большинство мормонов – он серьезный человек, хорошо образованный и работающий  в хорошем месте. Родился и выучился в университете в штате Иллинойс, рядом с Чикаго. Потом оказался в мормонском штате Юта.  Собственно, туда он перебрался из любви к горам, в которые попал впервые в 12-летнем возрасте.  В Юте все знают имя Дика Басса, владельца курорта Сноубёрд и «отца» программы Семь вершин. Он то и вдохновил  Дэвида.

 

 

 Дэвид Роскелли работает в области  экологического дизайна и гигиены, совладелец собственной фирмы, по совместительству профессор местного университета, имеющий еще несколько важных общественных должностей… Работал он и оргкомитете Олимпиады 2002 года.  

А также он отец трех сыновей, что нормально для всех, тем более мормонов.

 

  

(3) Статистика Маунт Денали

 

2015 год ушел в историю высочайшей вершины Северной Америки и останется там как один из эпохальных. В этот год состоялось официальное переименование горы, теперь это однозначно Денали. Хотя, впрочем, американские законы нам не обязательны для исполнения. Можем назвать хоть пиком Коммунизма.

 

 

 

Перемеряли американцы и высоту. Тут правда еще не было официальных документов писать ли на картах 6190,5 метров вместо 6194…

 

Для тех, кто не понял: 1090 альпинистов, из них 628 взошли - 58% 

 

Восходители из США : 652 (60% от общего количества)

По штатам:  Alaska (120), Washington (87), Colorado (80), California (69) – вот вам самые альпинистские штаты.

 

Иностранцев: 437 (40%)

 

Япония (40),

Польша (38),

Канада  (33).

Россия – не знаем точно, от Клуба 7 Вершин – 9 человек.

 

 

Из редких. В этом году отмечают восходителей из Израиля, Лихтенштейна и Мальты.

 

Средняя продолжительность пребывания на леднике – 16,4 дня.

Восхождение совершалось в среднем на 13,7-й  день.

Средний возраст – 38,5 лет

 

Зафиксирован рекорд по проценту женщин среди восходителей, их было 155 человек или 14%.

Процент восхождений у прекрасного пола 51.6% (общий – 58%).

 

Успешные восхождения по месяцам

 

Январь (1) Лонни Дюпре (США)

Май (184)

Июнь  (384)

Июль  (59)

 

Самые удачные дни для восхождений:

 

Июнь, 15: 87 summits

Май,  31: 57 summits

May, 30:  53 summits

Май, 27:  44 summits

 

2015 Search and Rescue Summary

 

Год был одним из самых удачных по количеству и проценту восходительства, и одним из самых спокойных в плане спасательных акций. К сожалению, без трагедий не обошлось. В начале мая в своей палатке был обнаружен мертвым аргентинский гид Эральдо Кальюпан.  Он совершал соловосхождение. Причину назвать затруднительно: замерз в непогоду или сердце отказало…

 

Кроме этого было 11 спасательных акций, но практически никогда речь не шла о борьбе за жизнь. Обошлось без серьезных травм.

 

 

(4) Конкурс красоты на Килиманджаро продолжается

 

Среди тысяч восходителей на Килиманджаро периодически появляются медийные звезды разного калибра.  Очередная модель, профессиональная красавица  от Виктории Сикрет -  Сара Сампайо.  24 года, родом из Португалии, живет в Лондоне. Там легко дать себя увлечь на приключения.

 

Ночи в спальнике, 17 часов пешком в день восхождения, минус 19,  одежда «как  человек-Мишлен»…

 

"Above the clouds, frozen hair, glaciers, 5895m, 19341Ft, breathtaking view, top of the Kilimanjaro"!

 

 

 

 

 

 

 

 Одной из самых знаменитых красавиц, побывавших на вершине Килиманджаро,  была в свое время американская актриса  Джессика Бил. Сейчас она ждет второго ребенка от своего мужа Джастина Тимберлейка. Между прочим, самого желанного, по результатам женских опросов, мужчины США.

 

 

Но повод вспомнить о нем другой. Знаменитый певец начал серьезно заниматься альпинизмом. Под руководством Конрада Анкера он освоил основы ледолазания. Парень давно обещал сделать что-нибудь в горах.

Может сразу Эверест?

 

 

 

 

 

(5) Рекорд (?) на Килиманджаро:  нужно довести общее количество хотя бы до 500!

 

Статистика на Килиманджаро не так точна, как на Денали или Эвересте, хотя гораздо точнее, чем на Эльбрусе. Определить рекордсмена по количеству восхождений вряд ли сейчас однозначно возможно. Многие местные гиды ходят на гору каждую неделю, за исключением 2-3 месяцев сезона дождей. Один из возможных претендентов, в будущем, может стать 35-летний сейчас Джустас Леонидас. Почти абсолютно счастливый человек. Работу свою обожает, зарабатывает неплохо, живет в собственном доме с женой и четырьмя детьми. Единственное, что делает счастье не абсолютным – это сокращение ледников на Килиманджаро...

 

 

В прошлом году Леонидас  он поднялся на вершину Килиманджаро  в 250-й раз. И намерен довести это число до 500. Вот тогда можно будет говорить о рекорде.

 

 

 

 

Вот стандартные советы  гида Джустаса Леонидаса восходителям. Учите на них английский в рамках необходимых для общения  с танзанийцами слов:

 

 

  1. Climb it slow - there is no point in rushing it as you will miss the amazing views. Even if you have climbed mountains before you must not assume you know how to climb Kilimanjaro.

 

  1. Stay warm - you must be sure to wear lots of warm clothing. People believe it is not as cold as others make out but it is colder, especially at night.

 

  1. Drink water - this is very important. Climbers must keep hydrated and make sure they feel healthy and fit throughout the trek.

 

  1. Bring a pillow - for no other reason than it's comfortable. It cushions the load of your back, is soft to sit on when you take a break and obviously you can sleep on it too.

 

  1. Fitness checks - Be sure to have regular checks and consult your doctor to ensure you're healthy enough to attempt the climb. Make sure you're fit and can cope with the altitude.

 

  1. Rest - While you're climbing you need to make sure you really rest when you get the chance. After your climb, when you get home, turn off your phone and let your body rest.

 

Отличное завершение: после восхождения  отключите телефон, выпейте и ложитесь спать.

 

 

(6) 7 вершин Анд на баварском радио

 

На баварском радио 1  прозвучало интервью одного из местных горных гидов.  Это Тони Фройдиг www.freudig.de из района Пфронтен.  Как видно из результатов, здорово подготовленный мужик.

 

 

А на сайте были написаны просто золотые слова:

 

Существуют не только «Семь вершин», как семь высочайших вершин континентов - вызов для альпинистов или «Семь вторых вершин», но и также Семь вершин Альп, Баварии, Австрии, Тироля и так далее...

 

Нельзя забыть и семь вершин Анд, семь высочайших  вершин стран, расположенных в этом горном массиве. Первым из европейцев,  взошедшим на все эти вершины, был гид из Пфронтена Тони Фройдиг.

 

 

 

 

 

 

 

(7) Стать первым азиатом, завершившим программу  Семь вершин за год…

 

В прошлом году малазийский альпинист Khairil Aslan Ab Rasid,  как отмечает пресса, «посмотрел в глаза смерти», совершив настоящий подвиг. Он за месяц совершил три соловосхождения на гималайские гиганты Меру, Лобуче и Айленд Пик.

 

 

Эти спортивные достижения вдохновили 41-летнего мужчину на новый вызов. Он объявил о своем решении стать самым быстрым азиатом на Семи вершинах.  Это значит пройти по высшим точкам континентов за один год, точнее – за семь месяцев. Хайрил говорил об этом, 2016 годе, посмотрим.  Пока что он заявил также, что не полностью восстановился после непальской эпопеи, где он поморозил пальцы рук и нос.

 

Не совсем ясно также о каких вершинах идет речь. В одной из заметок Хайрил не включил в список наш Эльбрус,  не признав Европу за континент (только как часть Евразии). Вместо него в списке оказалась Мауна Кеа, как высшая вершина Тихоокеанской Плиты !!!

 

По всей видимости, Хайрил пользуется поддержкой государства и рассчитывает найти спонсоров при помощи ведущего малазийского политического авторитета, партийного лидера  Доктора Замбри. Вряд ли какое правительство готово так просто выложить пару сотен тысяч, но помочь найти денежных патриотов – это да, это они могут…

 

 

 

Dr Zambry said: “He is an icon and role model for young Perakians.” Перак – это один из штатов Малайзии, где родился и живет новый малазийский герой Хайрил Аслан Аб Рашид.

 

 

Коллекционеры вершин: программа 7 вершин и не только

(1) ** Килиманджаро   Известный рекордоман из Непала Санжай Пандит отметился новым выдающимся достижением. Он поднялся на вершину Килиманджаро спиной вперед. Причем, восхождение проходило в режиме нон-стоп. То есть,  Пандит ... читать больше

(1) ** Килиманджаро

 

Известный рекордоман из Непала Санжай Пандит отметился новым выдающимся достижением. Он поднялся на вершину Килиманджаро спиной вперед. Причем, восхождение проходило в режиме нон-стоп. То есть,  Пандит управился с подъемом за 24 с копейками часа, без ночевок на маршруте.  Победа далась нелегко, на видео видно, как непалец падал и вставал, падал и вставал. Некоторые участки вообще были технически сложными для восхождения попой вперед, их бы как-то классифицировать. Хотя думаю, в смысле надеюсь, бума восхождений «не глядя» не будет.

 

 

 

 

 

 

 

Санжай Пандит на Килиманджаро

 

 

 Всё по закону:

 

 

 

 

 

 

(2) ** Аконкагуа

Индийская спортсменка, ампутанка Арунима Синха справилась с задачей. 25 декабря она поднялась на свою пятую вершину и списка Семи – на Аконкагуа.

 

 

 

И вы думаете, ей далось это легко?

 

 

В конце 2014 года свет увидела книга Арунимы: 'Born again on the mountain',- «Заново рожденная в горах». На ее презентации присутствовал Премьер-министр Narendra Modi.

 

 

 

А в 2015 Арунима получила одну из самых престижных премий в Индии - Padma Shri.

 

 

 

(3)**  Южный Полюс

 

Отважный британский путешественник Henry Worsley  прошел большую часть пути и остановился на дневку у базы  на Южном полюсе.

 

 

Он оценил длительный отдых, как вредное дело, выбивающее из установившегося графика.  В принципе движение от полюса к морю – это спуск. Хотя высшая точка  наступила еще через пару дней. Однако на пути будет еще преодоление еще одного горного хребта.

 

 

 

 

Следите  за его эпохальным походом посвященном столетию экспедиции Эрнеста Шекльтона? http://shackletonsolo.org/

 

 

 

 

(4)**  На Винсон отправляется большая команда канадских военных.

 

В конце декабря Винсон пережил польскую атаку. 29 декабря на вершину поднялась веселая компания в составе:  Arkadiusz Babij, Szczepan Brzeski, Łukasz Stebelski, Sławomir Krok, Paweł Prasula, Monika Witkowska, Piotr Głowacki, Eileen Bistrisky и Samuel Short. Всего 9 человек. По их данным, температура на вершине была минус 32…

 

 

 

 

 

Но что это, по сравнению с предстоящей «военной операцией» на Винсоне, которую начали осуществлять канадцы. Сейчас они в Пунта Аренасе, ждут ближайшего рейса, чтобы высадить на Ледовы континент команду 28 человек!!! Их мероприятие называется True Patriot Love Scotiabank Expedition. В названии отражены две существенных для экспедиции организации: ассоциации патриотов  и патриотического же банка.

 

 

Главные действующие лица – это восемь ветеранов военных конфликтов, инвалидов с разными видами повреждений.  Их сопровождают 5 специалистов, врачи и опытные альпинисты (или альпинистки). А также 15 представителей канадского бизнеса (уж ли не наша прошлогодняя экспедиция  «лидеров» их вдохновила?) … Плюс еще гиды от Mountain Professinals:  Райан Уотерс, Томас Чеппи, еще может кто-то … Тут одним самолетом в бэйз кемп не перебросишь, ANI придется помучиться….

 

 Томас Чеппи - уже пару раз сходил на Винсон

 

Во время традиционного  вечера ассоциации патриотов в Торонто - True Patriot Love Seventh Annual Toronto Tribute Dinner-  4 ноября , собрали 1,6 миллионов долларов пожертвований в помощь ветеранам войн.

 

 

 

Но это не только на экспедицию, бюджет которой около 2 миллионов. Это касается не только самой поездки в Антарктиду, но и длительной подготовки, отбора, тренировок иосвещения в прессе..

 

 

 

 

 

 

(5)**  Гжегож Гавлик  может быть доволен результатами: один раз - Аконкагуа и на три раза на Охос...

100 вулканов

 

 

 

В рамках программы 100 вулканов, поляк продолжает свои походы по Южной Америке. Сначала он успешно сходил на высшую точку континента. Когда-то кое-кто называл Аконкагуа вулканом. Даже сейчас можно такие утверждения встретить в литературе.  Но у Гавлика в списках 100 вулканов этой вершины нет. Но в планах была, для акклиматизации. И Гжегож справился, хотя было очень нелегко.

 

«Без акклиматизации на Аконце, не много бы я здесь смог сделать. А так я поднялся сразу на 6 тысяч». В планах было составление полной картины горы Охос дель Саладо как вулканического явления. Доказать самому себе и может другим, что это правда вулкан. Или наоборот. Так что Гжегож систематически изучал склоны горы. Три раза был на вершине, один раз ночевал без снаряжения на 6800, несколько раз обошел вокруг горы. Приятно было осознавать, что был в местах, где может быть, никого не было. Гавлик запротоколировал все проявления вулканической активности: горячие источники, фумаролы и т.д..   После этого он отдохнет и отправится к другому вулкану Llullaillaco, чтобы определить его сущность. Какой и них более вулканистый…

 

«На Охосе, в отличие от Аконкагу, делал всё что хотел, обеим сторонам границы. И никого это не интересовало. На аргентинской стороне вообще не видел ни одной живой души. Как здорово! Собственно, таких гор и такой свободы желаю в новом году себе и всем вам!!» - Грегор

 

 (6)**  Эльбрус – польская гора?

 

Изабела Заторская, польская легкоатлетка, специализирующаяся в этом веке на горном беге, торжественно объявила свой целью в 2016 году установление рекорда скорости восхождения на Эльбрус.  В прошлом она была членом сборной страны, бегала длинные дистанции на международных соревнований, но с возрастом перешла нагорный бег, где добилась многочисленных успехов. В начале века она была победителем Кубка Европы, призером европейских и мировых чемпионатов.

 

 

 

Иза привыкла к победам

 

 

 

В прошлом году рекорд на участке Азау – Западная вершина Эльбруса был установлен молодой польской спортсменкой Анной Фигурой – 4 часа 22 минуты. Очень неплохое время. Однако Изабела, которой в октябре исполнилось 53 года, надеется этот результат превзойти. «Я у нее обычно выигрываю»…

 

С Анной на Каспровом

 

В роли консультанта выступал и другой рекордсмен Эльбруса – Анджей Баргель. Да, оккупировали они нашу гору.

 

 

Изабела уже разработала специальную методику тренировок и приступила к ним. На Эльбрус она планирует приехать за две недели до предполагаемого рекордного забега, для акклиматизации.

 

А главное, у Изабелы уже есть на это дело финансирование. Общий бюджет установления рекорда она оценивает примерно в 14 тысяч евро.

 

 

 

Анна Фигура

 

 

 

(7)**  Гора Косцюшко

 

Просто фотографии:

 

 

 

 

 

 

 

Регби - национальный вид спорта

 

 

 

Новый фильм об Эвересте. Мимо такой темы Болливуд пройти не смог

Малават сказочно повезло, она - просто киношный «миллионер из трущоб». Так начинался наш материал об этой девушке-рекордсменке. И этот материал для кино оказался востребованным. За дело взялся один из самых известных индийских ... читать больше

Малават сказочно повезло, она - просто киношный «миллионер из трущоб». Так начинался наш материал об этой девушке-рекордсменке. И этот материал для кино оказался востребованным. За дело взялся один из самых известных индийских режиссеров, знаменитый актер-звезда Рахул Бозе (Rahul Bose, born 27 July 1967).  И его собственная студия Bose Productions…  

 

 

 

 

Рахул известен как спортсмен, он выступал за сборную Индии по регби...

 

 

 

Малават Пурна (Malavath Purna) родилась 10 июня 2000 года. Она - самая молодая из девушек, побывавших на вершине  Эвереста.  В день восхождения, 25 мая 2014 года,  ей было 13  лет и 11 месяцев.

Чуть более на месяц старше американца Джордана Ромеро (13 лет, 10 месяцев и 10 дней).

 

 

Значительная часть съемок уже проведена. Сценарий был написан после продолжительных бесед с самой Малават и ее куратором, учителем Правином Кумаром.  

На бенгали  фильм предполагают назвать  Kuch Parbat Hilayein, что по-английски перевели как ‘scaling the peaks’. Ну что-то вроде «Идущей по вершинам».

 

ФОРТ

 

Первая часть фильма снималась в деревне Pakala. Это о бедном  детстве героини. 18 декабря съемочная бригада переехала в знаменитый форт  Bhongir, идеальный скалолазный полигон. Здесь будет сниматься главная часть фильма, посвященная учебе в интернате и началу занятий альпинизмом. Главную роль играет 15-летняя актриса Adithi. Сама Малават и ее 17-летний партнер по восхождению Саднапалли Ананд также приехали в Бонгир, но только на один день, побеседовали с участниками съемок и режиссером.

 

Пока не сообщается, как будут организованы съемки на Эвересте

 

 

 

 

 

 

 

 

Вообще, Индия не пережила коммунистической революции, как Китай и идет своим путем. В Китае были силой сметены все сословные различия. И на удивление, потом это способствовала позднейшему развитию капитализма. Индии приходится бороться с устаревшей кастовой системой мирными средствами. Всякого рода инициативами, грантами, фондами, программами. Разница между слоями формально уменьшается. Хотя быстрый рост населения и мешает этому процессу. И всё равно мешает, всё равно – это проблема.

 

Малават сказочно повезло, она - просто киношный «миллионер из трущоб». Ее родители – бедные крестьяне из центральной части страны. Указывается месячный доход семьи – 50 долларов. Выживают натуральным хозяйством, денег на образование детей нет. Поэтому Малават оказалась вне семьи, в интернате по специальной программе. Способная девочка, очень способная.

 

Так получилось, что на волне общего интереса в стране к Эвересту, в голове политика от образовательной системы доктора Правина Кумара родилась шальная идея. Сделать из школьников из индийской глубинки восходителей на Эверест, тем самым мотивировать многих и многих школьников дерзать и стараться, стараться и дерзать. Доктор, он же офицер полиции, использовал своё положение и связи, пробил финансирование в немалых размерах. Конкретная работа была поручена детищу Тенцинга, организации под названием Darjeeling Himalayan Mountaineering Institute, и молодому (32 года на начало программы) тренеру и инструктору Шахару Бабу. Известному тем, что в 2007 году сам, без экспедиции, поднялся на Эверест и в тот же год на Чо-Ойю и Шиша Пангму. В столице штата Хайдарабаде Шахар основал свою компанию под названием Transcend Adventures по подготовке экспедиций и тренировке альпинистов.

 

Отбор был суровым, ведь отбирали двоих девочку и мальчика из сотен претендентов. Сначала 300 кандидатов, потом – 100, потом осталось 20. Для них в горах устроили сбор, по итогам которого остались двое Малават Пурна и 17-летний Саднапалли Ананд, сын бедного веломеханика.

 

 

 

Само восхождение – что о нем говорить! Два дня Эверест дал претендентам, и не больше. Изнурительный подъем, спуск в непогоду, всё – как положено. Помощь шерпов, инструктора, перила, кислород – не без этого. Но всё равно для 13-летней девочки – это подвиг….

 

Выдержавшая такое испытание девочка теперь обязана отрабатывать дальше. Пока – это публичные выступления, выставки, лекции, встречи. Пойдет ли по семи вершинам? Вполне возможно.

 

 

Моника Витковская – новая семивершинница. Восхождением на Винсон она завершила программу…

Коротко об этой прекрасной даме. 1966 года рождения, выпускница Варшавского университета, факультет управления. Однако в дальнейшем работала исключительно в журналистике и писательстве.  Автор нескольких книг, в том числе двух ... читать больше

Коротко об этой прекрасной даме. 1966 года рождения, выпускница Варшавского университета, факультет управления. Однако в дальнейшем работала исключительно в журналистике и писательстве.  Автор нескольких книг, в том числе двух альпинистских - о восхождении на Эверест и об остальных горах. Вела раздел туризма и путешествий в десятке влиятельных польских периодических изданий.

 

 

 

Неутомимая путешественница, посетившая 180 стран. Моника добилась больших успехов как яхтсмен, преодолев ряд экстремальных маршрутов. Кстати, после Винсона Витковская остается на юге Америки, чтобы в паре с румынским другом еще раз испытать себя прохождением Мыса Горн

 

 

 

 

 

В горы ходит всю жизнь, но без фанатизма. В 2013 году стала 10-й полячкой взошедшей на высочайшую вершину мира – Эверест. После этого решила завершить и программу Семь Вершин, что ей благополучно удалось накануне нового 2016 года (29 декабря). Наши поздравления!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Польские семивершинники:

 

1999 - Leszek Cichy (57-й в списке)

2000 - Anna Czerwińska (первая женщина в Польше)

2005 - Urszula Tokarska

2008 - Tomasz Kobielski, Janusz Adamski i Bogusław Ogrodnik

2009 - Robert Rozmus, Jarosław Hawrylewicz

2010 - Martyna Wojciechowska,  Anna Lichota, Marian Hudek

2011 - Roman Dzida, Ireneusz Szpot, Małgorzata Pierz-Pękala i Daniel Mizera

2013 - Agnieszka Kiela-Pałys, Izabela Smołokowska

 

 

Галерея Винсона:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Телевизионное интервью Владимира Дмитриевича Кавуненко

КАВУНЕНКО Владимир Дмитриевич, ему в 2015 году исполнилось 80 лет!       Родился 25 июня 1935 года в Одессе. Альпинизмом начал заниматься с 1952 года. В 1960 стал мастером спорта СССР по альпинизму. С 1960 по 1987 годы ... читать больше

КАВУНЕНКО Владимир Дмитриевич, ему в 2015 году исполнилось 80 лет!

 

 

 

Родился 25 июня 1935 года в Одессе. Альпинизмом начал заниматься с 1952 года. В 1960 стал мастером спорта СССР по альпинизму.
С 1960 по 1987 годы – старший тренер по альпинизму МГС ДСО "Спартак".
С 1987 по 1991 – заместитель начальника Управления альпинизма ВС ДСО профсоюзов.
С 1992 года по настоящее время председатель Исполкома ассоциации спасформирований Российской Федерации. Заместитель председателя совета ветеранов альпинизма России, председатель совета ветеранов альпинизма Домбая.
Почетный мастер спорта по альпинизму - 1965 г.
Мастер спорта международного класса - 1968 г.
Почетный спасатель СССР - 1973 г.
Заслуженный тренер РСФСР - 1987 г.
За участие в поисково-спасательных работах в Перу (1970) награжден правительственной наградой Перу и Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ.
За многократное участие в поисково-спасательных работах в СССР и за рубежом награжден орденом "Знак Почета" (1985).
За руководство и личное участие в поисково-спасательных работах в Армении (1988) награжден орденом "Дружба народов".
Кавалер альпинистского ордена "Эдельвейс" 1-ой степени.
Работал в альпинистских лагерях более 80-ти смен; из них 8 сезонов - начальником учебной части альплагеря "Алай".
Руководил 18 альпинистскими экспедициями (Алтай, Памир, Тянь-Шань, Анды, Африка).
Подготовил 48 мастеров спорта СССР по альпинизму.
Совершил 18 восхождений 6-й категории трудности и 48 восхождений 5-й категории трудности. Из них 22 первовосхождении и 28 первопрохождений.
Команда московского "Спартака" 38 раз становилась чемпионом и призером чемпионатов СССР, г. Москвы и первенств ЦС ДСО "Спартак" (руководство и личное участие).
Совершил прыжок с парашютом на Северный полюс с самолета ИЛ-76 (1995).

 

Очень интересно написано здесь

http://www.risk.ru/blog/205236

 

А книжку можно почитать здесь:

http://www.kmvline.ru/lib/kavunenko/index.php

 

Знаменитый шерп Вонгчу скончался в 2015 году, а похоронен в 2016-м

Благодаря  Голливуду в центре внимания в минувшем году были события на Эвересте 1996 года. Тогда кроме экспедиций Холла и Фишера на склонах Горы работали и другие команды. В частности, Дэвид Бришерс снимал уникальный фильм в формате ... читать больше

Благодаря  Голливуду в центре внимания в минувшем году были события на Эвересте 1996 года. Тогда кроме экспедиций Холла и Фишера на склонах Горы работали и другие команды. В частности, Дэвид Бришерс снимал уникальный фильм в формате IMAX. И  его самым сильным и надежным партнером и работником был как раз Вонгчу. Тогда он был в расцвете физической формы и смог тащить тяжелую камеру вплоть до вершины. Вонгчу также оказался самым активным в процессе спасательной операции, когда по склонам и лагерям подбирали «разбитые войска» Холла и Фишера. В целом, в мае 1996 года он провел 18 дней на высотах выше 7000 метров, что в общем было рекордом. И сделал себе имя.

 

 

Таким, вероятно, хотел чтобы запомнили его сам Вонгчу. Здесь он с дчерью и шведскими партнерами

 

 

С 1996 года начался карьерный рост этого простого по происхождению шерпа родом из Tapting Chyangba в долине Кхумбу. Причем сразу по нескольким направлениям.

(1) Он стал первым партнером во всех главных видео- киносъемках на Эвересте (далее с Бришерсом, с Майком Пэйлином, с National Geographic и т.д.).

(2) Он организовал собственную фирму, которая успешно занялась широким спектром программ, включая восхождение на Эверест.

(3) Вонгчу стал считаться одним из главных спасателей в стране, возглавив соответствующую ассоциацию.

(4) Самое главное, может быть,  он стал лицом природоохранного движения в долине Кхумбу. Вонгчу сумел найти необходимые международные контакты, чтобы сделать проблемы региона актуальной темой для всего мира.

 

 

2005-й год, в команде Бришерса

 

   

Трейлер фильма о Вонгчу:

 

 

Фильм полностью:

 

 

Два года борьбы с раком завершены успокоением накануне Нового Года. Перед смертью 52-летнего Вонгчу посетили важные государственные деятели, которые вручали ему какие-то награды. Даже желали ему быстрейшего выздоровления. Эти же деятели были на похоронах. Всё это можно рассматривать как свидетельство важности этого человека для страны, для региона.

 

 

 

 

 

 

 

Фотографии с актерами фильма "Эверест":

 

 

 

 

Эта красивая женщина - Мария Павловна Преображенская, первая русская альпинистка

Авторы: В. и Е. Зарины. Отважная русская исследовательница Казбека. Статья из книги "Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. 1950" Пятьдесят лет назад, 1 августа 1900 г. первая русская женщина поднялась на одну из высочайших ... читать больше

Авторы: В. и Е. Зарины. Отважная русская исследовательница Казбека. Статья из книги "Побежденные вершины. Ежегодник советского альпинизма. 1950"


Пятьдесят лет назад, 1 августа 1900 г. первая русская женщина поднялась на одну из высочайших вершин Грузии, пятитысячный Казбек. Это была учительница Мария Павловна Преображенская (1863 - 1932 гг), замечательная русская исследовательница гор.

Двадцать лет своей жизни посвятила Мария Павловна освоению и изучению массива Казбека. Ей принадлежат первые туристские описания Кистинского ущелья, фирновых полей и ледников, расположенных вокруг вершины. Во время Кистинского похода она впервые зафиксировала на фотопластинке прихотливые извивы одной из живописнейших кавказских речек — бурной Кистинки, красивые панорамы вершин Шино, Куру, виды Казбека и его ледников.

 

 

 

«И чего, чего только не видно отсюда, — описывает Преображенская вид, открывшийся ей с вершины Малая Куро-—величественный Казбек с его ледовиками Девдораком, Блота и Чхеры, далее горы Грузии, ущелье и речка Чхери, впадающая в Терек подле Военно-Грузинской дороги, узкая ленточка которой красиво извивается рядом с Тереком на дне ущелья, селения Казбека и Гергети, а на одном из контрфорсов Казбека видна церковь Цминда-Самеба (Святая Троица). Под нами же чернеет Бешеная Балка. Вид отсюда так дивен, что не может не нравиться... Можно было снять вид на хребет Шан, который тоже очень красив, но еще красивее вершины, окружающие ледовик Кибиша... Вообще трудно решить, в какую сторону лучше виды, так все красиво и величественно кругом, начиная от самой вершины Малой Куро, представляющей собою замечательно причудливую форму. На площадке ее мы нашли вулканический песок и шлаки, залетевшие сюда, вероятно, во время извержения Казбека, с чем мои люди никак не хотели согласиться, находя, что это слишком далеко, хотя Ян (Яни и Исаак Безуртановы были постоянными проводниками М. П. Преображенской Отец их Цоголь Безуртанов сопровождал первую группу, поднявшуюся на Казбек в 1868 г.), показывая мне их, говорил: «Посмотри, какие странные камни, ведь таких скал здесь нет» (Ежегодник Русского горного общества, М., 1903 г., часть III, стр. 59.).

 

 

 

 

Не будучи ученым, М. П. Преображенская была прирожденной исследовательницей, и это позволяло ей часто делать важные в научном отношении сопоставления и догадки.

Преображенская первая начала метеорологические наблюдения на Казбеке. Во время своих неоднократных восхождений (девять — за 20 лет) она в 1902 г. установила термометр на вершине, а затем в 1912 г. подняла на Казбек первую метеорологическую будку.

Не получив специального образования, Мария Павловна, однако, с большой научной глубиной вела все свои изыскания и сборы коллекций. Ее работами интересовался знаменитый геолог и путешественник Иван Васильевич Мушкетов, которому Преображенская направляла свои отчеты, фотографии исследованных мест и образцы горных пород.

Мушкетов, обремененный большой научной работой, экспедициями, преподавательской и общественной деятельностью, находил все же время руководить работами первой русской альпинистки.

В ответ на запрос Русского Географического общества, после внезапной смерти И. В. Мушкетова, Преображенская в письме от 12 июня 1902 г. пишет: «Спешу исполнить ваше желание и посылаю вам отчет о моей экскурсии 1901 г. В октябре 1901 г. я отправила такой отчет незабвенному Ивану Васильевичу и имела от него ответ, что отчет получен, а также 22 фотографических снимка и камни, которые он хотел определить. Вероятно, вы все это найдете в бумагах Ивана Васильевича» (Архив Всесоюзного Географического общества).

 

 

В те далекие годы, когда русский альпинизм не имел никакой поддержки от государства, большинство восходителей должно было организовывать экскурсии за свой счет. Преображенская также принуждена была совершать свои восхождения на собственные средства. Преподавая во владикавказском женском епархиальном училище, она старательно экономила скудный заработок, чтобы иметь возможность время летних каникул посвящать исследованию кавказских гор. Материальная необеспеченность сильно тормозила ее работу. Иногда ей не удавалось завершать свои исследования только из-за отсутствия необходимого технического оснащения — у альпинистки не бывало с собой даже прибора для точного определения высот. Отсутствие денег на покупку часто выходивших из строя термометров сводило на нет все усилия Марии Павловны организовать регулярные метеонаблюдения на вершине Казбека,

Царское правительство, безразлично относясь к работам женщины-альпинистки, если изредка и присылало кое-какое оборудование, то всегда оно было самого низкого качества. Так, например, в 1915 г. Преображенская получила термограф с шестимесячным заводом, который прибыл в негодном состоянии и поэтому не был установлен на Казбеке.

 

Маршрут через Барт-корт был тогда основным, так как там была построена хижина (Ермоловская - названная в часть министра имуществ, а не полководца)

 

 

Съемку кавказских ландшафтов Марии Павловне приходилось производить несовершенными, допотопными аппаратами, большей частью взятыми напрокат. Готовясь к одному из своих путешествий, давших новые данные для научного изучения фирна и ледников Кавказа, Преображенская не имела денег для оплаты проката фотоаппарата и принуждена была расплачиваться с предприимчивыми дельцами фотонегативами труднодоступных мест Кавказа.

Но материальные затруднения никогда не обескураживали альпинистку, она умела находить выход из самых затруднительных положений. Ее главным образом всегда занимал вопрос, как организовать работу в экскурсии так, чтобы принести как можно больше пользы науке. «Экскурсию думаю начать, — делится М. П. Преображенская своими планами (Письмо от 12 июня 1902 г. Архив Всесоюзного Географического общества) в одном из писем в Географическое общество,— как и прошлый год, в конце июля или начале августа. Предполагаю подняться опять на вершину Казбека, чтобы осмотреть хорошенько общий вид ледников и потом обойти, насколько возможно, кругом конусов по фирновым полям. Если останутся средства, то побываю на одном из прошлых ледников. Буду очень вам благодарна, если вы сделаете мне указания, чем именно могу я принести больше пользы обществу. Фотографический аппарат хочу взять у фотографа с тем, что негативы останутся ему, а мне он сделает отпечатки для Географического общества».

В своих отчетах Преображенская не раз отмечает досадные затруднения, которые возникают при съемках горных пейзажей плохой аппаратурой. Особенно трудно было запечатлевать быстро окутываемые туманами вершины гор, освещение которых беспрестанно меняется. В самом начале путешествия вокруг Казбека Марию Павловну поджидала неудача, последствия которой удалось ликвидировать только благодаря изобретательности альпинистки.

«В 3 часа 35 минут достигли перевала Сорцио-Цвери (Саарциво-цвери.— Авт.) на высоте 2 400 метров,— описывает Преображенская начало восхождения 1901 г. — Туман скрыл от нас Казбек и вершину Арч-корт. Погода стала нам изменять, и к 4 часам пошел маленький ленивый дождик... Достигнув скалы Модалис, мы были встречены овчарками, что дало знать о близости пастухов, и, действительно, скоро мы увидали баранту и решили спуститься к пастухам для ночлега. Расположившись на траве между камней, сейчас же зажгли спиртовую лампочку, чтобы вскипятить воду для чая. По моему расчету, мы могли иметь только по одному стакану чая каждый, иначе могло не хватить взятого мною спирта. Пока готовился чай, я взяла фотографический аппарат, чтобы переменить пластинку и тут заметила огромное несчастье: без того уже плохой аппарат оказался окончательно испорченным, так как прорвался мешок. Говорят нужда учит, так вышло и со мной. Я решила, что буду каждый раз залезать под бурку и менять таким образом пластинки. Правда, это очень трудный маневр, сопряженный с риском испортить снимок окончательно, но другого исхода быть не могло...» (Из отчета М. П. Преображенской. Архив Всесоюзного Географического общества.).

Мария Павловна все же умудрялась и полуиспорченными аппаратами делать прекрасные снимки, затрачивая, конечно, на каждый из них столько энергии и времени, сколько могло бы хватить на десятки, при наличии исправных фотоаппаратов.

 

 

 

«Третьего августа погода опять отвратительная, — продолжает путешественница свое описание, — нам виден в тумане какой-то ледник. За ледником временами виднеется Казбек. В этот раз сначала мы шли по хребту, который казался мне ни чем иным, как старой ледниковой мореной: так типично обрывался он у слияния двух ледниковых потоков... Потом мы шли по склону хребта, вершина которого имеет снежные пятна; шли на высоте 3 300 метров, под густым туманом... идя далее, уже в более прозрачном тумане, мы достигли фирнового поля. Тут-то началась награда за трудное и невеселое утро. Нам начали открываться одно чудо природы за другим.

Встреченное нами фирновое поле представляло из себя небольшую котловину, в средину которой с юга и запада ровными грядами спускался фирн, а на южной вершине этой котловины находился дивный ледник, растянутый, как огромный гамак какого-то великана, с одной стороны скалы до другой...

Достигнув Куртинского перевала, мы очутились на высоте 3 600 метров и перед нами опять картина, не поддающаяся описанию. Мы в заколдованном царстве ледников и фирна. Как описать и сосчитать ледники! Я сделала несколько снимков, из них уцелели два. При виде чудес природы невольно забываются и усталость и холод» (Ежегодник Русского горного общества, 1902 г., ч. II, стр. 56—61.).

В отчетах и письмах М. П. Преображенская, без всяких прикрас, описывает опасности и необыкновенную прелесть восхождений. Невольно поражает та целеустремленность и преданность избранному пути, которые чувствуются в каждом слове и действии первой «казбекистки».

Так, например, экскурсия по Кистинскому ущелью из-за целого ряда случайностей была проведена Преображенской почти без всякого продовольствия, но это не помешало ей не только наслаждаться красотами природы и запечатлевать их на снимках, но и с подлинным интересом исследователя наблюдать быт пастухов, отмечая замечательные душевные качества обитателей гор, которых царское правительство заклеймило кличкой «диких» племен.

В одном из эпизодов Кистинской экскурсии особенно выявилось свойственное Марии Павловне дружелюбие в общении с людьми. Эту экскурсию Преображенская совершила со своими неизменными проводниками Алексеем Абзи и Яни Безуртановым. В доходе также принимал участие юный турист Б.

«...У подножия хребта Шан,— пишет Преображенская,— есть огромные, друг на друга нагроможденные камни, оторванные от хребта каким-то страшным разрушительным переворотом, вот среди этих-то камней и образовались пустоты, называемые горцами пещерами... Пока я была занята выбором пещеры, Алексей сбросил поскорее вещи с ослика и, не сказав мне даже слова, исчез. Этим исчезновением я была очень недовольна, так как предполагала идти далее, а без Алексея это было невозможно... Но каково было наше состояние, когда оказалось, что Алексей захватил с собой все спички и мы не можем даже развести костра, и нам пришлось, холодным и голодным, дежурить почти до заката солнца... Тут еще точно на зло остановились мои часы, и время тянулось еще мучительнее. Наконец, в ущелье начало темнеть... Невольно являлась тревожная мысль, найдет ли нас Яни. И вот вдруг раздался радостный крик Б. «Яни, Яни!» ... действительно на верху хребта, на фоне голубого неба, ясно вырисовывалась фигура Яни. В два голоса старались мы привлечь к себе внимание Яни, и, убедившись, что он нас заметил, мы, как маленькие дети, наперегонки бросились к нему навстречу. Б. уверял меня, что наш охотник идет с двумя турами. В это же время внизу появился и Алексей. Настроение духа было уже радостное, и мне приходилось всеми силами удерживать смех, чтобы показать сердитый вид... Яни действительно принес двух туров... Быстро запылал яркий костер, озаряя повеселевшие лица моих спутников, хлопотавших около туров. Я, утомленная пережитыми волнениями, напилась поскорее чаю и, не дождавшись шашлыка, уснула крепким сном. Долго еще пировали мои друзья, но, наконец, уснули и они» (Ежегодник Русского горного общества, 1902 г., ч. II, стр. 57—58.).

Люди, знавшие Марию Павловну в детстве и юности, с трудом могли бы предположить, что ее призванием станет высокогорный спорт. Преображенская была на редкость болезненной и слабой, но, по воспоминаниям родных, даже в ту пору можно было заметить несоответствие между сильным духом и слабым телом ребенка. Этот «сильный дух» доставлял немало хлопот окружающим. «Любимым ее занятием, — вспоминает сестра Марии Павловны, — было лазанье по заборам; вообще у нее проявлялись мальчишеские наклонности» (Архив Всесоюзного Географического общества.). С самых ранних лет Преображенская росла под влиянием отца, привившего ей горячую любовь к природе. Как только Мария Павловна достигла школьного возраста, ее поместили в один из московских институтов. Ее юные годы связаны с бесконечными заболеваниями, чаще всего легочными. Окончив институт, девушки недолго пожила в родном доме. В один год умерли ее родители, и она уехала в Петербург, где получила скромное место счетовода. Но Мария Павловна тяготилась городской жизнью.

 

Это та самая Ермоловская хижина

 

Преображенская была современницей многих замечательных русских ученых и путешественников, прививавших молодежи горячую любовь к исследованиям неизведанных местностей, к широкому и всестороннему изучению природы. В это время начинал завоевывать себе признание и молодой русский альпинизм. Преображенская была современницей также и первых русских альпинистов Козьмина и Пастухова, покоривших вершину Казбека,

С каждым годом все сильнее влекут будущую «казбекистку» горные просторы Кавказа, с каждым годом глубже и яснее осознает она свое подлинное призвание. Но только в 1895 г., после восьмилетней конторской работы в Петербурге, Преображенской удается, наконец, получить место конторщицы кисловодского курзала на Кавказе.

План дальнейших действий был ею выработан точно: заработав немного денег, совершить поездку по Военно-Грузинской дороге до станции Казбек. Но заработанных денег на поездку не хватило. Мария Павловна не пала духом и, устроившись на работу по постройке Владикавказской железной дороги, она начинает первые тренировочные восхождения. Вначале даже самые несложные подъемы губительно отзывались на ее здоровье и окружающие отговаривали ее от походов, советовали не подвергать свою жизнь опасности, продолжая мучительные попытки преодолеть прирожденную слабость организма.

Поставив своей задачей — покорение горных вершин, Преображенская продолжает тренировки. Постепенно ей начинают удаваться подъемы на небольшие скалы, и, наконец, в 1896 г. она совершает первый длительный подъем на Девдоракский ледник. Возвращаться с ледника ей пришлось босиком, так как не приспособленная для этого обычная обувь расползлась за время горного похода, и несмотря на это постоянно мучивший ее кашель прошел бесследно. Отныне Преображенская начинает серьезно тренироваться в высокогорных восхождениях.

 

Альпинисты начала ХХ века

 

 

Четыре года проводит она в этой неустанной работе, и в 1900 г. с проводниками Исааком Безуртановым и Алексеем Абзи Мария Павловна отправляется к подножию Девдоракского ледника, где до 27 июля выжидает благоприятных условий для подъема на вершину Казбека. 27 июля начинает Преображенская свое первое восхождение. Несмотря на поднявшуюся вскоре метель, альпинисты достигают зоны вечных снегов. Но усиливавшийся буран заставляет их вернуться назад. Снежная буря продолжается три дня, — и только 1 августа Преображенская со своими проводниками во второй раз штурмует Казбек. На этот раз вершина побеждена и первая русская женщина вступает на купол Казбека. Тщательно исследовав вершину, Преображенская приходит к заключению, что на южной стороне площадки, защищенной невысокими скалами, на высоте 5 048 м, необходимо организовать метеорологическую станцию.

Настойчиво добиваясь осуществления задуманного, она в 1902 г. получает, наконец, минимальный термометр и 13 августа, снова поднявшись на вершину, устанавливает его на выступе скалы.

В Тифлисском отделении Географического общества Преображенская делает доклад о необходимости устройства высокогорной метеостанции в районе образования облаков. Директор геофизической обсерватории хотя и дает на это согласие, но проходит долгих 10 лет, пока Преображенской удается получить метеорологическую будку для наблюдений. За эти годы альпинистка совершает интересные экскурсии вокруг Казбека, по Кистинскому ущелью и к западным истокам Арагвы, которые дали ей богатейший материал для наблюдений. В своих описаниях арагвшской экскурсии Мария Павловна с большой теплотой вспоминает о встрече с горцами, неизменно радушно приветствовавшими отважную путешественницу.

«Около озера Кель живут 19 пастухов, имеющих несколько тысяч рогатого скота и табуны лошадей, — начинает Преображенская повествование о быте пастухов; — для охраны от волков и медведей, часто заходящих в эти места, они держат 23 овчарки. Жизнь этих людей вся проходит под открытым небом, и два маленьких кутана служат им кладовыми, где хранится хлеб, сало и кожа. Суровые на первый взгляд, пастухи оказались чрезвычайно добрыми и гостеприимными хозяевами. Сейчас же устроили они мне в одном из кутанов постель из овечьих шкур и позаботились, чтобы мне было тепло и покойно» (Ежегодник Русского горного общества, 1903 г., ч. III, стр. 66—67.).

В общедоступных лекциях по горному туризму, которые Преображенская читала перед самой разнообразной аудиторией, она знакомила своих слушателей с флорой Кавказа, с бытом горцев, с их обычаями и легендами. Рассказывая о красотах горных пейзажей, Мария Павловна часто приводила легенды, связанные с этими местностями.

В популярной и увлекательной форме, демонстрируя фото и диапозитивы, рассказывала Преображенская и о тех, ни с чем не сравнимых ощущениях, которые испытывают победители горных вершин, когда все тяготы и лишения остаются позади и восходитель оказывается лицом к лицу с грандиозными горными панорамами. Своих многочисленных слушателей Мария Павловна старалась заинтересовать и приохотить к высокогорному спорту.

Наступил 1912 г., когда, по заданию геофизической обсерватории, Преображенская с носильщиками и грузом — метеорологической будкой — начинает подъем на Казбек от Ермоловской хижины. Несмотря на специальное научное задание, снаряжение экспедиции из-за ограниченных средств все-таки было неполным - у альпинистов не было с собой даже ледоруба. Ермоловская хижина оказалась занятой швейцарскими альпинистами, и холодную ночь перед подъемом русским восходителям пришлось провести на скалах Первой Вольгишки. В 2 часа ночи термометр показывал — 3°-5° С.

В 4 часа утра неотдохнувшие, озябшие путники начали восхождение со своей неудобной ношей. Погода мало благоприятствовала подъему. Сильный ветер сбивал с ног, одного из носильщиков сбросило вниз вместе со стеной будки. Хотя человек не пострадал, напуганные носильщики, побросав вещи, решили спускаться обратно. Но хладнокровие и настойчивость и на этот раз не изменили Преображенской, она сумела уговорить людей подняться на вершину. Несмотря на ветер и холод, метеорологическая будка на вершине Казбека была установлена, закреплена, и Мария Павловна запечатлела на фотоснимке эту самую высокую в те годы горную метеостанцию в Европе.

Настойчивость и смелость Преображенской вызывали неизменное уважение горцев в те времена, когда казалось таким необычным хождение женщины по горам.

 

 

 

В своем отчете об арагвинской экскурсии Преображенская приводит характерный случай.

«...Вьюга свирепствовала еще с большей силой, казалось, что вот-вот сорвет нашу палатку и всех нас сбросит в пропасть... Я несколько раз порывалась идти, бездействие меня и утомляло и раздражало, но меня положительно не пускали. Больше всего меня останавливало то, что все горцы... уверяли в один голос, что спуск в ущелье страшно труден. 21 августа я проснулась в 4 часа утра. Палатка дрожала еще сильнее, выйти из нее было прямо страшно; возникал вопрос, что лучше: умереть здесь голодной смертью или рискнуть спуститься в ущелье. Я, конечно, остановилась на последнем... Спуск оказался не трудным и не таким опасным, как говорили горцы, хотя довольно крутым. На мое замечание, что напрасно нас вчера пугали, Муса отвечал: «Я не знал, что ты ходишь, как человек» — т. е., как мужчина».

В 1913 г. Главная физическая обсерватория в Петербурге приняла под свое покровительство станцию на вершине Казбека и прислала Преображенской термограф с месячным заводом. Установив его на вершине, Мария Павловна вплоть до 1920 г. не раз поднималась на Казбек для проверки приборов, но несмотря на все старания, ей так и не удалось наладить регулярную съемку показаний с приборов. Только в 1925 г. группа советских альпинистов, во главе с проф. А. И. Дидебулидзе, установила на вершине Казбека самопишущие приборы.

С 1920 г. Преображенская становится хранителем музея Северо-Кавказского института краеведения. Преклонный возраст (57 лет) и большая загруженность по новой работе заставили Марию Павловну передать будку на вершине Казбека метеорологам. Вместе с ними в 1920 г. Преображенская совершает свое последнее восхождение.

В советские годы, когда исследование высокогорья, спортивные восхождения и научные исследования получают поддержку государства, отважная путешественница на склоне лет могла наблюдать осуществление своих заветных желаний. Мария Павловна становится свидетельницей первых восхождений на вершину Казбека советских альпинисток. В 1923 г. по маршруту Преображенской, через Девдоракский ледник, на вершину Казбека поднялась пионерка советского высокогорного спорта Александра Бичиевна Джапаридзе. Ее брату Симону удалось наладить съемку показаний с приборов, установленных на вершине. В 1926 г. с сестрой и тремя товарищами Симон поднялся на вершину и снял показания приборов.

До последних дней своей жизни М. П. Преображенская, не совершая больше восхождений на Казбек, передавала свой опыт молодежи, приветствуя широкое развитие альпинизма и туризма в нашей стране.

 

 

 

Скончалась Мария Павловна Преображенская 28 декабря 1932 г., оставив навсегда о себе славную память в дружной семье советских альпинистов.


_____________________


Источник: М. П. Преображенская. Метеорологическая будка на вершине Казбека. Известия Кавказского отдела Императорского Географического Общества, том 21 (1911-1912), №3.

 

Метеорологическая будка на вершине Казбека

Шестого августа сего года на вершине Казбека поставлена мною метеорологическая будка, присланная тифлисской физической обсерваторией.

Будка эта была получена мною с вокзала 11-го июля. На другой же день я сделала пробу собрать ее и убедилась, что это не представляет особенных трудностей.

Затем, 26-го июля, я отвезла будку на двух линейках в Гулеты, куда писала заранее старшему проводнику, прося приготовить носильщиков для подъема будки на вершину Казбека.

По приезде в Гулеты я узнала, что людей никак не могли собрать, так как благодаря немного установившейся погоде они принялись за сенокос и ни за какие деньги не идут, даже бросают работу на шоссе, где они имеют постоянный заработок и где их штрафуют за самовольное оставление работ.

Пришлось отложить подъем до двух праздничных дней, 5-го и 6-го августа, так как в эти дни горцы не работают и можно набрать необходимое количество носильщиков.

Пришлось также вместо 10 человек, как предполагалось зимою, взять 16, и затем я взяла Яни Безуртанова за главного распорядителя работами и переводчика. Яни за свою услугу взял 60 р., а остальным предполагалось дать по 15 рублей. Затем явилось новое затруднение в том, что деньги мною еще не были получены, а носильщики не хотели идти иначе, как с тем, что они получат деньги сейчас же по окончании работ. Поэтому мне пришлось опять ехать во Владикавказ, откуда, получив 3-го августа деньги, я снова вернулась в Гулеты.

Четвертого августа утром будка была доставлена на двух арбах в Девдоракскую будку, а оттуда шестнадцатью носильщиками отнесена до Ермоловской хижины.

Погода в этот день начала ухудшаться, появились облака и туман.

Пятого августа погода еще более ухудшилась, и я была в затруднении, на что решиться - идти далее или провести еще ночь на Барт-корте, так как люди могли быть в моем распоряжении четыре дня.

Пользуясь свободным временем, я решила ознакомить всех рабочих с конструкцией будки и велела собрать ее. Здесь работа шла медленнее, чем во Владикавказе, так как мало горцев оказалось знакомыми с цифрами.

И этот день в Ермоловской хижине, или, вернее, на хребте Барт-корт находилось 20 человек: нас 18 и художник М. М. Галкин со своим носильщиком, и вдруг часам к трем дня пришло еще девять человек иностранцев. Оказалось, их уверили внизу, что хижина свободна, так как я буду ночевать на Второй Вольгишке. Таким образом, вопрос о том, пережидать ли еще день или идти далее, был решен сам собою, и я сделала распоряжение собрать вещи и двинуться ко Второй Вольгишке.

Придя на Первую Вольгишку, носильщики стали просить остаться ночевать тут, так как многие из них, несмотря на предупреждения, оказались одетыми очень легко.

Ночь была холодная, с Казбека дул довольно сильный ветер, и термометр в 2 ч. ночи показал -3,6° Ц.

В 2 ч. ночи мы начали наши сборы в дальнейший путь, и так как эти сборы происходили при слабом свете двух фонарей, то продолжались почти до 4 часов. Особенно долго пришлось Яни делить ношу между носильщиками, ибо никто не хотел взять и фунта лишнего.

Для предохранения глаз от воспаления я вместо очков купила черного батиста и дала каждому по широкой полосе, прося их завязать глаза.

Еще до отхода из Девдоракской будки я просила Яни взять ледоруб, так как у меня своего нет, да и у носильщиков - только простые палки. При вступлении же на лед оказалось, что Яни ледоруба не взял, надеясь ударами ног в кошках пробить хороший путь, а большинство носильщиков не послушались меня и не завязали глаз, вследствие чего потом страшно страдали от воспаления глаз.

На этот раз путь от Первой Вольгишки ко Второй благодаря раннему времени был очень скользкий, и мои носильщики далеко опередили меня, ибо почти все имели кошки, а я осталась без них, отдав свои одному горцу. Кроме того, сначала я чувствовала себя плохо: ночью я прозябла, и от головной боли у меня даже пошла кровь носом.

Видя, что я двигаюсь медленно, Яни предложил мне не спешить, сказав, что они могут начать работу и без меня.

Фирновое поле было очень удобно для ходьбы: нога почти не проваливалась. Туман клубился внизу, и конус Казбека сиял во всем своем величии.

При первых же шагах подъема на конус начала ослабевать быстрота хода моих носильщиков, которых было уже 15, так как один промерз и отказался идти далее. Его ноша была разделена товарищами.

В это время на фирновом поле появились шестеро иностранцев, шедших по всем правилам альпинизма и прекрасно оборудованных.

Казбек был неумолим: он посылал нам навстречу сильные порывы холодного ветра

Иностранцы догнали нас на самом крутом подъеме конуса и, видя, что мы стоим, не будучи в силах продолжать путь далее, обогнали нас. Яни попросил у них ледоруб и стал вырубать ступени для них, а за ними двинулись двое или трое передних носильщиков. В это время сильным порывом ветра сбросило вниз одного моего рабочего вместе с его ношей. Что пережила я в эту минуту, трудно передать. Видя, что человек цел и, судя по его движениям, разбил себе только нос, я волновалась более от того, что во время падения ноша его развязалась, и одна из сторон будки, пролетев далее, скрылась за ледяным выступом.

Падение товарища нагнало ужас на некоторых носильщиков, и они начали бунтовать и подбивать всех бросить вещи и идти вниз, так как им казалось, что дальше будет еще хуже. Яни же в это время был далеко. Шум и крики продолжались более получаса и, наконец, четверо носильщиков, бросив вещи, побежали вниз. Упавший же неподвижно сидел внизу, не думая даже собирать разбросанные вещи.

Пришлось обещать прибавку тем, кто вернется вторично за оставленными вещами, а тому, кто спустится за упавшими частями будки, я предложила 10 р., так как никто не хотел идти туда.

После этого предложения нашелся один желающий, но ему приходилось ждать, пока будет возможно освободиться от своей личной ноши.

Затем часть рабочих осталась около лежавших на крутом ледяном конусе вещей, а часть двинулась вперед по вырубленным Яни ступеням. Я пошла тоже на вершину.

Скоро показались иностранцы, быстро и ловко спускавшиеся с вершины. Они подошли ко мне, и г. Эрисман предложил мне свой ледоруб, консервы и даже теплые носки, так как было очень холодно. Но единственное, чем мы воспользовались, так это ледорубом, а о консервах я даже забыла и думать.

Ближе к вершине путь становился легче, но порывы ветра были так сильны, что из опасения быть сброшенной, приходилось приседать.

В 11 ч. 40 м. дня я достигла вершины вместе с одним из иностранцев. Мне пришлось ждать носильщиков, а мой случайный спутник ждал своих двух товарищей.

В этот день конус Казбека представлял необычайное зрелище: по нему двигалось вверх и вниз 26 человек.

Вскоре пришли остальные носильщики, и все мы двинулись к намеченному мною пункту, а именно к той скале, где виднелся ящик с термометром.

В 12 ч. 15 м. мы принялись за работу. Одни начали собирать будку, а другие приготовлять площадку, причем оказалось, что снег неглубок, не более полуаршина, а под ним ровная скала. Мы захватили с собой бур, но бурить в скале четыре отверстия диаметром около трех вершков (толщина столбов), конечно, было невозможно. Решили все закрепление сделать купленным мною толстым проволочным телеграфным канатом.

Место, на котором пришлось собирать будку, было небольшое и имело скат на юг.

При работе сейчас же обнаружились некоторые неудобства. Первое то, что, несмотря на взятые мною 10 отверток, ввинчивать винты было невозможно, так как это заняло бы много времени, а люди между тем мерзли. Пришлось винты ввинчивать только понемногу, а затем забивать их, как гвозди, молотом.

Почти все части будки, за исключением внутренней камеры, крыши и затвора, были собраны при горизонтальном ее положении, а потом будку подняли и поставили на площадку подле скалы. Скала эта составляет одно целое с площадкою и настолько крепка, что за десять лет, как я ее наблюдаю, она почти не изменилась.

Поставив будку, ее привязали проволочным канатом к скале, а чтобы канат не перетер дерева, подложили на углах полосы меди.

Насколько устойчиво была прикреплена будка, можно судить по тому, что когда Яни для укрепления крыши влез на нее, то будка стояла совершенно крепко, несмотря на сильные порывы ветра и удары молота. Единственное, что было сделано слабо, это укрепление внутренней камеры на медных полосах. Дело в том, что случайно перепутали винты и, не найдя маленьких, Яни прикрепил ее четырьмя медными гвоздями.

Когда эта часть была закреплена, я поднялась по лестнице, чтобы положить термометры: максимальный - № 67316 (3367 Э. К. Шнейдер) и минимальный - № 67874 (3410 Э. К. Шнейдер) - и открыла внутреннюю камеру, и тут опять явилось большое неудобство: камера открывается сверху вниз, следовательно, вся дверца падает на наблюдателя, и очень трудно достать ложе термометров. Мне пришлось просить отодвинуть лестницу от будки, и только тогда могла я положить термометры. В это время температура была -6,5° Ц, дул сильный ветер, и туман уже закутал вершину. Боясь, что я слабо завинтила винт над термометрами, я поручила Яни укрепить его, а потом еще раз поднялась сама и убедилась, что винт завернут прекрасно. Затем Яни запер внутреннюю камеру и стал пригонять наружную дверку.

Горцы совсем обессилели и на мою просьбу забросать ножки будки снегом и камнями отвечали лишь слабыми движениями ног, стараясь забросать их хоть снегом. Ломать скалы было невозможно, а свободных камней там совсем нет.

Горцы особенно ослабели оттого, что ничего не ели. Я тоже с двух часов ночи до возвращения в Ермоловскую хижину к 8 ч. вечера не только ничего не ела, но даже почти и не пила. Хватившись чаю на вершине, чтобы подогреть его для соединения спирта в бывшем на вершине минимальном термометре, я узнала, что весь чай выпил Яни. Ему после второго подъема (он спускался за носильщиками) сделалось дурно, так что он отказался было подойти к месту работ, и уже только по моей просьбе пришел и, сидя, спокойно переводил мои слова.

Была взята еще простая фляжка с чаем, так в ней он замерз до дна; в термосе же чай был тепловатый. Я хотела оставить на вершине и старый термометр, ибо он имеет деление на -70° Ц, но так и не могла соединить спирт, разбившийся на несколько кусков.

Утомленные носильщики постепенно покидали вершину, и осталось всего трое. Нависшие облака и туман давали впечатление поздних сумерек, хотя было всего 4 ч. дня.

Наружную дверку пришлось вбивать - так трудно она входила на свое место, и как-то особенно было грустно, когда раздались удары молота, забивавшие ее. Жаль, что эта дверь не на петлях и замке, так как и будущем году трудно будет ее открыть.

Окончив всю работу, оставшиеся Яни и Гаха стали около будки, и я сделала снимок ее. К счастью, этот снимок сохранился. Из него видно, что будка намного выше скалы, и, имей ми пилу, можно было бы немного укоротить ножки, но я была уверена, что под фирном скрывается лед, а не скала, как оказалось.

Мы предполагали прикрепить крышу еще перекинутым канатом, но побоялись, что края крыши могут сломаться.

Старый термометр я взяла с собою, а ящик из-под него пришлось оставить на вершине, так как ни Яни, ни Гаха не хотели тратить время, чтобы привязать его к другим вещам - так они были изнурены.

С конуса мы спустились прекрасно, но, начиная от Первой Вольгишки, пришлось идти очень медленно, так как пошел снег, крупа и сделалось совсем темно.

К 8 ч. вечера мы пришли в Ермоловскую хижину, где застали М. М. Галкина, двух иностранцев и только четырех носильщиков, оставшихся благодаря воспалению глаз, а то все поспешили спуститься в Девдоракскую будку.

Седьмого августа я спустилась в Гулетскую будку, а утром 8-го августа, желая поскорее сделать доклад, поехала во Владикавказ на автомобиле, потерпевшем затем в Дарьяльском ущелье крушение.

Отправляясь в скором времени на южные ледники Казбека, я надеюсь найти пункт, с которого можно будет видеть, в каком положении находится будка.

Использована версия со следующего источника. Там много замечательных материалов можно найти...

Мелисса Арнот - леди Эверест, а также гламур и помощь семьям шерпов…

Мелисса Арнот  была главным выступающим на ежегодной встрече Нью-йоркской секции Американского Альпийского Клуба. Тема отчета (доклада) -  деятельность  фонда Juniper Fund, целью которого является помощь семьям погибших (в ... читать больше

Мелисса Арнот  была главным выступающим на ежегодной встрече Нью-йоркской секции Американского Альпийского Клуба. Тема отчета (доклада) -  деятельность  фонда Juniper Fund, целью которого является помощь семьям погибших (в основном на Эвересте) шерпов. Мелисса доложила, что фонд помогает 34 семьям из расчета 3 тысячи долларов ежегодно из расчета 5 лет. Это ровно столько же, сколько дает непальское правительство по их страховке. Итого семьи получат по 30 тысяч долларов. Фонд, кстати, был основан еще в 2012 году Мелиссой и другим горным гидом Дэйвом Мортоном. И сейчас эта организация очень даже «при делах».

 

 

 

 

Родителей своих Мелисса характеризует как «новых хиппи». Горы стали их страстью и работой, отец трудился в лыжных патрулях. Они обосновались после лет скитаний в Монтане, где выросли их дети. Родители пытались оградить детей от  риска и  ограничивали их увлечение горами. Мелисса после колледжа поучилась в паре университетов на разных курсах, но, в конце концов,  стала профессиональным горным гидом. В 18 лет она первый раз сходила на Рейнир, в 19 – решила заниматься альпинизмом серьезно, а в 24 уже стала гидом. Не за горами, я надеюсь, её сотое восхождение на тот же культовый Рейнир. После инаугурации как гида Мелисса получила возможность работать на Эвересте. Сейчас в её активе 5  восхождений на высочайшую вершину мира. Больше только у Лакпы. Если бы не два трагических сезона, вероятно, было бы больше…

 

 Мелиссе недавно исполнилось 32 года, и она находится, безусловно, в расцвете. После  почти трех лет пребывания замужем за бизнесменом (лыжником и марафонцем)  Джоном Дювалем из Сан Вэлли, она свободна!  Ее оценили масс-медиа – Арнот снимается для журнала Гламур, ее приглашают на разные мероприятия. Она  атлет команды Эдди Бауэра - лицо бренда First Ascent.

 

 

2013 год. Мелисса была активным участником драмы во втором лагере Эвереста. Её друзьям Симоне и Ули тогда досталось от шерпской братии. А Мелисса пыталась остановить насилие. Возможно она даже спасла жизни двух выдающихся альпинистов.

 

 

Ближайшей целью Мелиссы является бескислородное восхождение на Эверест. Оно было запланировано на 2015 год, теперь перенесено на 2016-й. Формально это может вписать её как первую американку, совершившую такой подвиг. Мол, Фрэнсис Арсентьева не вернулась с горы, поэтому бескислородное восхождение не может быть однозначно зачтено.

 

О доходах. Работа гида приносит только около 30 тысяч долларов в год. Спонсорские контракты важнее… В результате всего цифра получается шестизначная…

 

О фильмах. Голливуд достоин похвалы за фильм Эверест. Лучше сделать было трудно.  Как в действительности проходит восхождение – этого никто не вынесет на экране… Фильм «Меру»? Она его не может воспринимать объективно, все его действующие лица – они мне как братья.

 

2012 год. Четвертое восхождение на Эверест

 

Советы Мелиссы:

 

 

 

 

 

 

 

Это папа !

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дети в горах. Рекомендации УИАА

РЕКОМЕНДАЦИИ МЕДИЦИНСКОЙ КОМИССИИ  МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА АЛЬПИНИСТСКИХ АССОЦИАЦИЙ (UIAA). ТОМ№ 9.  Дети в горах   Предназначены для врачей, туристических операторов и всех  заинтересованных лиц   Введение   ... читать больше

РЕКОМЕНДАЦИИ МЕДИЦИНСКОЙ КОМИССИИ  МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА АЛЬПИНИСТСКИХ

АССОЦИАЦИЙ (UIAA). ТОМ№ 9.  Дети в горах

 

Предназначены для врачей, туристических операторов и всех  заинтересованных лиц

 

Введение

 

Каждый год большое число детей, проживающих в равнинной местности,

путешествуют в горах. Большинство таких поездок совершается в горных курортах в

Северной Америке и Европе. К тому же, все чаще дети переезжают в высокогорную

местность в связи с родом деятельности родителей.

Несмотря на то, что поездки в высокогорную местность для большинства детей

проходят без происшествий, у некоторых детей все же развиваются симптомы, которые

можно связать с воздействием высоты.

Конкретные риски воздействия высоты на детей не были тщательно изучены, и

многие советы следует экстраполировать из сведений о взрослых с соответствующим

учетом влияния роста и развития. Насколько известно на сегодняшний день, у детей не

больше ограничений при кратковременном пребывании в горах, чем у взрослых. Тем не

менее, взрослые, желающие взять детей в горы, должны выяснить следующие вопросы

заранее:

 

  1. Действительно ли это понравится ребенку?

o Планируйте тур с учетом детского характера!

o Приключения и игры более важны для ребенка, чем достижение или

покорение какой-либо вершины

 

  1. Эта поездка больше для удовлетворения родительского эго, нежели ради самого

ребенка?

 

Далее приводится рекомендации медицинской комиссии UIAA, предназначенные

для помощи альпинистам и врачам, когда требуется консультация по поводу

высокогорного подъема с детьми.

 

Примечание: Помните, что маленькие дети обычно не способны прямо сказать о

физиологическом дискомфорте.  Например, маловероятно, что они скажут (предположим,

что у них достаточно языковых навыков для этого) о том, что они совсем замерзли, что не

чувствуют своих пальцев. Вероятнее всего, они затихнут в неподвижном состоянии. По

сравнению со взрослым, терморегуляция у ребенка недостаточно развита, так же, как и

способность адаптироваться к воздействию гипоксии

 

ПОЛНОСТЬЮ в PDF