Внутренний курс компании: 1 $ = 69.19 ₽
+7 800 222-88-48

автор: Klub7Vershin.ru

22 Мая, 22:33

Источник: Жизнь как приключение…

День 26. 14 мая.  В полвосьмого нас разбудили традиционно привычным предложением выпить чаю или кофе. И тут же сообщили, что вкусный завтрак, который принесли из базового лагеря, уже ждёт нас в столовой. Вот такое прекрасное начало ещё одного дня.

 Я, да что уж там, не только я, с момента выхода из базового лагеря считала, сколько дней осталось напрячься, потерпеть, пережить, чтобы потом… Как написала мне одна девушка «ещё одна неделя, и потом будет много тепла и кислорода». Вот эти дни без тепла и кислорода я ежедневно подсчитывала, мысленно вычёркивая - один день пережили, до первого лагеря дошли. Впереди был второй день. Наверное, самый лёгкий из предстоящих. Можно сказать, день отдыха. Всего-то надо было часа четыре прогуляться до второго лагеря. И потом снова целый день отдыхать.

Отдых, конечно, сомнительный. С другой стороны - и не десять часов шагать.

 Мы собрали вещи (шерпы тут же стремительно начали сворачивать лагерь, упаковывая коврики для переноски в верхние лагеря - больше они нам здесь не пригодятся, ночевать в этом лагере мы не планируем. И по мере готовности все потопали по уже до боли знакомому маршруту.

 С первых же шагов стало понятно, что за ночь ничего особо не изменилось. Нет, почти 12 часов сна конечно же придали сил, но в целом шлось по-прежнему тяжело, и организм всем своим видом говорил о том, что он не наотдыхался.

 Поэтому я решила идти максимально медленно, глядя по сторонам, любуясь пейзажами, чтобы прийти в таком состоянии, как будто никуда и не ходила. Ну, раз день отдыха, чтобы отдыхать уж по-полной. И стараться не думать о том, с какой скоростью передвигается вся остальная группа.

 - Вот, - думала я  - накоплю силы, или хотя бы сберегу имеющиеся, а там уже и поглядим.

 Не знаю, на что я глядеть собиралась, но мысль эта в свете предстоящих тягот и лишений, даже немного бодрила. Одна трещина, другая, лестница, выход из зоны трещин туда, где уже вдали рыжеют первые палатки второго лагеря. Ещё минут сорок до этих самых палаток. И час до нашего лагеря.

 Мы шли здесь третий раз (а если считать со спусками, то пятый). И казалось каждый шаг навсегда впечатался в память. Был солнечный ( и конечно же опять очень жаркий) день. Зато ничто не закрывало красоту. И можно было разглядывать свисающие со скал голубые ледники и бирюзовые лужицы подтаявшей воды. Четыре часа - и я на месте (все остальные уже давно на месте, но кто ж это считает).

 В столовой - ежедневный чикен суп. У меня с куриным бульоном и так отношения сложные. А тут на, какой там уже день, когда нам каждый раз дают этот суп, при одном его запахе я начинала чувствовать подступающую дурноту. А народу ничего - им нравилось. Говорят, могли бы одним этим супом питаться. Там картошка большими кусками, мясо и бульон… О, мой обеденный кошмар.

 К счастью, в этом лагере было много других вкусных (хоть и не таких полезных вещей) - сыр, колбаса, печенье и прочие неполезные, но приятные штуки. До вечера мы опять расползлись по палаткам. А на пять часов были назначены занятия с кислородом, шерпа роуп и прочая подготовка к переходу в третий лагерь, куда нам предстояло идти уже с кислородом.

 В пять часов вечера все участники и шерпы собрались возле столовой, чтобы провести ревизию высотных продуктов и освоить последние, самые необходимые навыки, которые могут понадобиться на восхождении: ношение кислорода в рюкзаке и хождение с шерпа роуп, которую шерпы называют «клиент роуп».

 И здесь, видимо, пришло время сделать отступление и пояснить две вещи. Во-первых, вы спрашиваете, сколько у нас было высотных шерп и ходили ли они с нами на вершину.

 У каждого участника был свой персональный высотный шерпа, которого мы выбрали ещё в первом лагере перед выходом на восхождение (у одной участницы было два шерпы)- с этими шерпами мы должны были оказаться на вершине.  Плюс была отдельная команда высотных шерп. Кажется 6 или 7 человек, так называемая рескью тим - спасательная команда. Они поднимались до лагеря на 8000 и находились там, чтобы в случае необходимости заменить кого-то из персональных шерп. Также в день восхождения они заносили дополнительный кислород на балкон (8400), чтобы им можно было воспользоваться на спуске. И в принципе были готовы принять участие в спасательных работах.

 Пока мы акклиматизировались и отдыхали, высотные шерпы ставили 3 и 4 лагеря, заносили туда кислород для восхождения. Без дела не сидели. А делали, в общем-то, нелёгкую такую работёнку.

 Ну, а теперь - отступление два. Непосредственно про высотных шерп. Меня кто-то спросил, нужен ли был шерпа на восхождении или скорее он мешал.

 Поэтому скажу сразу, чтобы не было вопросов. Признаем честно, восхождения на 8000+ метров в нынешнем виде без шерп были бы в принципе невозможны. Восхождения на восьмитысячники без шерп остались бы уделом единиц типа Месснера. Не будем рассуждать, хорошо это или плохо. Просто примем это как факт.

 И будем помнить, например, о том, что пока мы совершали свои героические шаги к вершине, преодолевая шаг за шагом границы возможного (при этом идя с рюкзаком, в котором был один баллон кислорода - приблизительно 5 кг), рядом с каждым из нас шёл персональный шерпа, в рюкзаке которого было 4 баллона кислорода - два для себя, два для клиента.

 То есть, понимаете, рассуждать, помогал или мешал шерпа - бессмысленно. Он шёл рядом и нёс твою жизнь. Потерять где-то по дороге шерпу - всё равно, что потерять шансы на выживание.

В темноте, в толчее, в непонятных условиях нередко бывали случаи, когда шерпы куда-то пропадали. Поэтому была придумана шерпа-роуп - трёхметровая верёвка, соединяющая шерпу и клиента, которую шерпам запрещено отстёгивать под страхом лишения бонуса за восхождения (а он, на минуточку - 2000 долларов).

 Это одна сторона вопроса. С другой стороны - не стоит слишком обольщаться и идеализировать образ высотного шерпы. Кто они такие? Зачастую молодые ребята 20-25 лет от роду, не обременённые слишком большим интеллектом и знаниями (большинство из них хорошо если 3 класса закончили).

 Всё, что они умеют делать хорошо, что они делают с самого детства - берут тяжести и переносят на большие расстояния. Если вы попросите охарактеризовать какого-нибудь условно «западного» гида, то в первую очередь вам скажут про его опыт, внимание, заботу.

 Если вы попросите шерпу описать коллегу, то в 100% случаев услышите «он очень сильный». Это лучшая похвала, которую шерпы дают друг другу. Да, есть исключения. Кто-то старше, опытнее, заботливее, внимательнее. Но как правило, это молодые сильные ребята, которые хотят поскорее сделать свою работу и получить свой бонус.

 А ещё  - они немного вечные дети. Весёлые, незлобные, если что-то делают не так, то скорее всего не по злому умыслу, а потому что им так кажется правильнее.

 Опять же. Это не плохо, не хорошо. Это надо принять как данность и помнить о том, что ваша жизнь - всё-таки в ваших руках (несмотря на то, что ваш кислород - в рюкзаке у шерпы).

 Об этом нам постоянно напоминал Абрамов. О том, что мы должны сами следить за тем, чтобы шерпа взял еду в верхние лагеря, чтобы у него было две маски с редуктором, чтобы вы вовремя проснулись, вскипятили воду и подготовились к выходу, чтобы на восхождении мы сами следили за кислородом и масками (и меняли баллоны по команде от Абрамова, а не по мнению шерпы) и прочее, прочее, что поможет сохранить нам жизнь и здоровье.

 В общем, как говорится, на шерпу надейся, а сам не плошай. Собственно, вот этому неплошанию и был посвящён вечер во втором лагере.

 В пять часов вечера у столовой собралась не маленькая толпа.

С одной стороны - полусонные участники мероприятия. С другой - полтора десятка галдящих, весело толпящихся шерпов.

- А что с этой едой делать?

- А баллон уже сейчас надевать?

- А у моего шерпы только одна маска?

- А страховочную систему приносить?

И посередине - Абрамов, пытающийся навести хоть какой-то порядок на этом детском утреннике.

 - Шерпы, - провозгласил он, пытаясь перекричать десяток, не слушающих его людей - каждый шерпа приносит два мешка еды - для третьего и четвёртого лагеря. Покажите, что у вас есть еда.

 Тут небольшое пояснение. В базовом лагере, как вы помните, мы жили в номерах люкс и питались от шефа из ресторана Ля Шерпа. В первом и втором лагере мы жили в палатках по двое, была кухня, где готовил повар, и столовая, где мы все вместе собирались и ели.

 В третьем и четвёртом лагере каждый участник должен был жить со своим шерпой. На каждую палатку выдавался комплект высотной еды - на один лагерь один мешок. Также в каждой палатке был комплект из горелки и кастрюлек, в которых можно было вскипятить воду, чтобы попить и поесть.

Вот эту еду для начала должны были принести шерпы, чтобы мы могли восхититься изобилием (еды там было на меленькую роту, а не на двух человек), а заодно выкинуть совсем ненужное (я, например, уточнив у Нимы, что ему это тоже не нужно, убрала баночки с мёдом, пакеты с сухим молоком и так, ещё чего-то по мелочам, хоть немного облегчив его ношу.

 В мешке с едой были: высотная сублимированная еда, 2 пакета; доширак, 2 пакета (любимая еда шерп), пакеты с гречкой (моё спасение), банка тунца, сухари, печенья, сухой напиток, чай, кофе, овсяная каша Быстров, какие-то сладости, рулон туалетной бумаги (при таком-то изобилии - необходимая вещь) и что-то ещё, теперь уже не вспомню.

 С едой разобрались. После этого велено было участникам принести свою основную маску с регулятором, а шерпе - баллон с кислородом.

Шерпы принесли баллоны и тут же начали откручивать от них заглушки, раздался звук, убегающего в космос кислорода.

- Стоп, шерпы, стоп! Не трогаем баллоны! - надрывался Абрамов.

Кто-то, не слушая его, продолжал откручивать крышку баллона, кто-то пытался вернуть всё назад, кто-то просто вообще ничего не слушал, Абрамов кричал, кислород шипел, шоу продолжалось.

О, вы себе не представляете, какой это был дивный бардак и сутолока.

Как в школе на большой перемене, когда толпа мальчишек наконец-то вырывается со скучнейшего урока и хочет уже поскорее что-то сотворить.

Казалось, это никогда не достигнет какого-то результата и порядка.

Но вот шерпов построили ещё раз, ещё раз объяснили, что надо делать, а что не надо. И не прошло и получаса, а у каждого из нас  был баллон, подсоединённый к маске, убранный в рюкзак так, чтобы датчик кислорода был виден.

 На следующий день мы начинали ходить с кислородом. Во время акклиматизации, как вы помните, в 3 лагерь на 7100 мы поднимались без кислорода. Но теперь пришло время экономить силы.

Поэтому на ближайшие дни - кислород становился нашим почти вечным спутником.

Из лагеря 2 в лагерь 3 мы шли, выставив кислород на 2 литра. Из лагеря 3 в лагерь 4 - на 3 литра. Из лагеря 4 на вершину - на максималку, на 4 литра.

В лагере 3 и 4 спать предполагалось тоже с кислородом, выставив его на 0,5.

Таким образом, одного баллона нам должно было хватить на переход в лагерь на 7100 и на ночь там. Второго баллона - на переход в лагерь на 8000 и условный кусочек отдыха перед восхождением там.

И три баллона мы должны были выдышать по пути из лагеря 4 до вершины и обратно.

 И завершающим номером программы достали шерпа-роуп. Абрамов ещё раз произнёс пламенную речь про то, что отстёгиваться друг от друга (вернее, шерпа от клиента) можно только в лагере. Для закрепления навыка мы уже в третий лагерь пойдём пристёгнутые друг к другу.

И тут же были устроены небольшие показательные выступления, потому что выяснилось, что не все шерпы точно понимают, что от них требуется (мой, кстати, оказался молодцом. Всё делал быстро, чётко и в принципе на фоне творящегося хаоса выглядело очень адекватным, несмотря на то, что был чуть ли не одним из самых младших - ему был 21 год).

 На этом программа подготовительных мероприятий закончилась. Шерпы унесли обратно мешки с едой, мы утащили к себе в палатку рюкзаки с баллонами (не знаю почему, но мне в первую ночь как-то стрёмно было спать рядом с кислородным баллоном). И все пошли ужинать.