Внутренний курс компании: 1 $ = 67.38 ₽, 1 € = 69.91 ₽;
+7 800 222-88-48

Новое в Антарктиде: сайт Ледового марафона и Нимс в качестве гида программы Клуба 7 Вершин

 На 13 декабря 2020 года намечен старт знаменитого Ледового марафона, массового старта в районе антарктической базы Юнион Глетчер. Недавно организаторы презентовали новый сайт мероприятия. В дни проведения марафона Вы можете быть на ... читать больше

 На 13 декабря 2020 года намечен старт знаменитого Ледового марафона, массового старта в районе антарктической базы Юнион Глетчер. Недавно организаторы презентовали новый сайт мероприятия. В дни проведения марафона Вы можете быть на Юнион Глетчер или рядом  в рамках программы Клуба 7 Вершин, гидом в которой будет знаменитый непалец Нирмал Пурджа. А можете и просто с нашей помощью прилететь и принять участие в марафонском забеге…

 

 

 

Главная звезда альпинизма в Гималаях 2019 года Нирмал Пурджа (он же Нимс) намерен в ближайшее время посвятить себя работе гидом.  В  минувшем году непалец  основатлеьно подружился с Клубом 7 Вершин и мы договорились с ним о взаимовыгодном сотрудничестве.  Представляем Вам первый совместный проект:

Программа восхождения на высочайшую вершину Антарктиды гору Винсон

и лыжного похода к Южному полюсу.

 

 

 

 

 

 

 

 

Нимс – весёлый и коммуникабельный парень, с большим жизненным опытом,  физически и морально удивительно стойкий человек. Путешествие с ним будет чем-то особенным, о чём можно будет вспоминать и рассказывать всю жизнь.

 

    

 

Нирмал «Нимс» Пурджа (род. 25.07.1983, Мьягди, Непал) — непальский альпинист, бывший гуркха,  солдат Особой лодочной службы (SBS), элитного подразделения спецназа Королевского флота Соединенного Королевства. Он поднялся на все четырнадцать восьмитысячников за рекордное время 6 месяцев 6 дней в 2019 году. Награжден британским рыцарским орденом - The Most Excellent Order of the British Empire.

   

 Нимс у нас в гостях в Москве

 

Первые похождения и первопрохождения (Обзор)

Пока на страницах Риска идут дебаты о том, как жить дальше, ехать ли на сборы к Ситнику или ещё перебдеть, фанаты гор из Алма-Аты активно набирают обороты. читать больше

Пока на страницах Риска идут дебаты о том, как жить дальше, ехать ли на сборы к Ситнику или ещё перебдеть, фанаты гор из Алма-Аты активно набирают обороты.
Первые похождения и первопрохождения (Обзор, Альпинизм, кирилл белоцерковский, пик Труд, первопрохождение)

Эверест – 2006.  Самая драматическая экспедиция. Часть 2. Штурм вершины

  18 мая. Людмила Коробешко из лагеря АВС. Главное событие последних дней - один из участников, россиянин Владимир Ланде  успешно взошел на вершину Эвереста 15 мая в 9.00. На подъем от 8300 до вершины он затратил около 6 ... читать больше

 

18 мая. Людмила Коробешко из лагеря АВС. Главное событие последних дней - один из участников, россиянин Владимир Ланде  успешно взошел на вершину Эвереста 15 мая в 9.00. На подъем от 8300 до вершины он затратил около 6 часов - очень неплохое время. Взошел вместе с шерпой Нимой. Без происшествий спустился вниз и вчера, 17 мая, уехал в Катманду вечерним джипом. За два дня до этого по болезни покинули экспедицию гид Николай Черный и Владимир Пушкарев.

 

Часть 1. Акклиматизация и подготовка к восхождению.

 

 

 Вчера 17 мая вся первая группа собралась в АВС. Абрамов, Кофанов и Коробешко решили, что они самые умные и пришли в АВС не за 2 дня как все нормальные люди, а за один. Результат - Кофанов немного устал, я просто выбилась из сил, одному только Абрамову хорошо - чувствует себя лучше всех.

 Вчера за ужином отметили национальный праздник Норвегии - день независимости. После ужина Абрамов провел брифинг (больше похожий на двухчасовое заседание), на котором напутствовал уходящую наверх группу, рассказывал об опасностях Эвереста, кроме того тут же все проверяли и надевали маски, редуктора, кислородные баллоны - повеселились от души.

 

 

 Сейчас идем на завтрак. После него вся первая группа - Слейт Стерн, Кирк Уитлей, Ронни Мюл, Давид Лиен, Петер Крагсет, Джони Бревик, Хенрик Ольсен, Лоренцо Гариано, Ноел Ханна, Игорь Плюшкин, Илья Рожков, Аркадий Рыженко - под руководством Игоря Свергуна и Сергея Кофанова уходят на Седло. То есть идут в отрыв на восхождение. Прогноз пока благоприятный на ближайшие дней 5-6.

 

 21 мая. Экстренное сообщение от Александра Абрамова. Сегодня  в 8.00 по Тибету (4 утра по Москве) первые участники нашей экспедиции вышли на вершину Эвереста - это гид Сергей Кофанов (Россия), сирдар Мингма Гелу Шерпа (это его 6-е восхождение), еще 3 шерпа. Вслед за ними на вершину поднялись Слейт Стерн (США), Хенрик Ольсен (Дания), Аркадий Рыженко (Россия) и еще 2 шерпа.

 В 10.00  гид экспедиции Игорь Свергун  передал по рации, что он на вершине, вместе с ним Ноэл Ханна (Ирландия), вскоре к нему присоединились Кирк Уитлей (Англия), Лоренцо Гарианно (Италия) и еще 2 шерпа. Всего на вершину 21 мая из нашей команды поднялось 16 человек. Сейчас все участники спускаются вниз. Погода стоит хорошая, ветер, правда, слегка усиливается и вершину затягивает облачность.

 

 В АВС мы все не спали с семи утра - выходили на связь с восходителями. Штурм начался в 12 ночи по Тибету. Таким образом, первые участники зашли на вершину за 8 часов. До завтрака мы все по очереди смотрели в подзорную трубу на предвершинный треугольник, где довольно четко видели всех наших восходителей.

 На завтрак к нам в гости пришел Симоне Моро, чтобы поздравить нашу команду с большим успехом. Только вчера он совершил траверс с юга через вершину Эвереста и спустился на Север. А пока он решил пожить в нашем лагере и с удовольствием дает интервью о своих подвигах.

 

 

Норвежские викинги Питер Крагсет и Джони Бревик, а также Давид Лиен вчера спустились в АВС с высоты 8000м. По рации нам сообщили, что еще три участника, вышедшие сегодня на штурм - Игорь Плюшкин, Илья Рожков и Ронни Мюль - достигли высоты порядка 8700. И повернули обратно.

 

Сейчас из АВС наверх выходит вторая группа. В ней  четыре австралийца (Крис - 15-летний восходитель, его отец Ричард, еще 2 оператора - Линкольн и Майкл), а также Харри Кикстра и Томас Вебер (слепой восходитель), Александр Абрамов и Людмила Коробешко. Итак, учитывая восхождение  Владимира Ланде и шерпы Нимы, на сегодняшний момент 18 человек из нашей экспедиции поднялись на вершину Эвереста.

 

Хроника происшествия от Александра Абрамова:

21 мая группа альпинистов в количестве 20 человек ( 9 участников, 2 гида и 9 высотных носильщиков шерпов) совершает восхождение на вершину Эвереста. Восхождение начиналось в штурмовом лагере на высоте 8300 метров, вся группа во время восхождения использовала кислород, к 10 часам утра 16 человек достигли вершины Эвереста (8848 м). Остальные 4 альпиниста достигли высоты 8600 -8700 метров, в их числе был Игорь Плюшкин из Краснодара. В 10:30 под руководством гидов и при поддержке шерпов, вся команда в количестве 20 человек начала спуск в штурмовой лагерь.

В 15 часов вся команда спустилась в лагерь 8300 метров. Погода была хорошей. Приготовив чай и отдохнув два часа, вся команда с применением кислорода спустилась для ночевки в лагерь 7800 метров, на более безопасную высоту. Так закончился день 21 мая.

 

 

22 мая утром после завтрака в 12 часов, команда начала спуск из лагеря 7800 метров вниз на Северное Седло (7000 метров) под руководством гидов и при поддержке шерпов. Пройдя буквально 15 метров от палатки, Игорь Плюшкин почувствовал себя плохо. Он обратился к гидам за помощью, жалуясь на недостаток кислорода и затруднения при дыхании, несмотря на то, что он двигался с использованием кислородного оборудования. Увеличение подачи кислорода с двух до четырех литров в минуту не помогло. Дыхание Игоря стало поверхностным и частым, пульс нитевидным, на вопросы он перестал отвечать.

 Получив консультации у врача экспедиции по рации, гидами была произведена инъекция дексаметазона, которая обычно помогает на высоте. К сожалению, состояние Игоря при этом существенно не улучшилось, сердцебиение перестало определяться, дыхание отсутствовало. Все дальнейшие реанимационные мероприятия эффекта не принесли, в 13:45 была констатирована смерть. В связи с невозможностью транспортировки погибшего имеющимися силами с высоты 7800 метров, было принято решение оставить тело на этой высоте. Гиды сфотографировали его, закрыли спальными мешками и укрыли камнями. В 19 часов вся команда и шерпы спустились в передовой базовый лагерь АВС, на высоту 6400 метров.

  

Игорю Плюшкину во время экспедиции исполнилось 54 года. Он был опытным горным туристом, и совершил большое количество альпинистских восхождений. В том числе на все семитысячники СССР, т.е. официально носил титул "Снежного барса". Кроме того он увлекался марафонскими и сверхмарафонскими пробегами. Сомнений в его физической форме не возникало.

 

Хроника от Александра Абрамова:

Хочу также рассказать о событиях 21-22 мая, которые происходили не в районе вершины и второго лагеря. 21 мая вторая группа планировала выход на Северное Седло. В ее составе находились 4 австралийских альпиниста, и в их числе отец и сын, Ричард и Кристофер Харрисы. Во время выхода из АВС сын, Крис, которому сейчас 15 лет, почувствовал себя плохо. У него случился коллапс, то есть резкое падение давления, и вся группа вернулась в лагерь. Были приняты соответствующие меры: парень провел с маской порядка часа, давление у него нормализовалось.

 В течение оставшегося дня австралийская команда принимала решение, продолжать ли восхождение. Было принято решение попробовать еще раз.

22 мая состоялся очередной выход. И опять пройдя 300 метров, Кристофер почувствовал себя очень плохо. После этого было принято окончательное решение отказаться от восхождения. В лагере АВС опять были проведены лечебные мероприятия, Крису стало лучше и на завтра намечен их спуск в базовый лагерь и отъезд. Также в этот день, когда наверху еще боролись за жизнь Игоря, Сергей Чистяков в лагере АВС почувствовал себя плохо. Ему также подключили кислородное оборудование. Когда ему стало лучше, он тут же отправился вниз, в Мидл кемп. Так 22 мая стало для нас роковым днем. Сразу несколько человек заболели. Сейчас, надеемся, что Сергей уже вне опасности, также как и Кристофер. Экспедиция на Эверест это очень тяжелое дело и организм многих людей просто не выдерживает длительной нагрузки. Решение о продолжении восхождения приняли Харри Кикстра, Томас Вебер и самый сильный из австралийцев Линкольн Холл.

 

 Норвежцы Петер и Джонни отказались от штурма вершины в лагере 8300 метров. Их настроение портилось по ходу подъема. Главным шоком стала гибель шведского альпиниста-лыжника Томаса Олссона, с которым они много общались в начале экспедиции. По дороге они встретили партнера Олссона по восхождению, практически свидетеля его гибели, норвежца Тормода Гранхейма. В то время тело погибшего еще не было найдено. На Северном Седле и по дороге выше норвежцы встретили целую серию восходителей пострадавших от мороза, помороженных. Одного транспортировали завернутого в спальник, не известно живого или мертвого. На ночевке норвежцы нервничали, м казалось, что кислородная аппаратура работает плохо, наверное так и было. Но к утру они спали нормально. Однако настроения для выхода на штурм у них не было.

К тому времени 11 человеку уже погибло на склонах Эвереста в этом году. И большое количество получило обморожения, вплоть до тяжелых. Окно хорошей погоды которое держится с 8 мая не имеет аналогов в прошлом. Однако хорошая погода в данном случае означает только отсутствие ураганного ветра. Зато очень холодно, ну это общая черта нынешнего года во всем Северном полушарии. На пути от 7700 до 8300 м уже восходителям пришлось одеть полный комплект одежды, некоторые альпинисты даже повернули из-за нестерпимого холода.

 

 Лоренцо Гариано из лагеря 7700 после восхождения. После 18 часов работы уставший, но удовлетворенный Лоренцо рассказывает о своей решающей попытке. Главное впечатление: как же это было сложно. Технически, особенно Вторая ступень, физически, плюс страшный мороз, ветер. Считается, что это была хорошая для восхождения погода !

 

Не снять толком панораму, не передать сообщение с вершины Лоренцо так и не смог. Ужасное впечатление на спуске произвела на него Вторая ступень. Люди поднимались по ней вверх как сонные мухи, а сам англичанин был вынужден ждать их очень долго. Он боялся замерзнуть здесь. Ну теперь для него самое страшное позади, он уже весь в предвкушении заключительной части своего путешествия. Вместе с Ноэлем Ханной они хотят проехать из базового лагеря через всю Индию к побережью Индийского океана.

 

 Александр Абрамов по телефону из лагеря АВС.

C 21 по 25 мая на Эвересте стояла исключительно хорошая, безветренная погода. 25 мая в 12 часов ночи из лагеря 8300 м на восхождение вышла команда в составе Линкольн Холл (Австралия), Томас Вебер (Германия) гид Харри Кикстра (Голландия) в сопровождении 5 высотных носильщиков шерпов. Группа несла с собой большое количество кислорода, так как часть группы отказалась от восхождения и в лагере 8300 находились около 20 лишних баллонов. В 9:00 Линкольн Холл в сопровождении трех шерпов поднялся на вершину в хорошем темпе и радостно сообщил об этом по рации.

 

 

В 9:15 Харри Кикстра сообщил, что Томас Вебер, альпинист с ослабленным зрением, полностью потерял зрение и в таком состоянии траверс по скалам к вершине на высоте 8800 метров представляется практически невозможным. Посовещавшись, Томас, Харри и два шерпа начали спуск в 9:30, не дойдя до вершины 50 метров по высоте. В 10:00 Линкольн Холл достиг на спуске снежного треугольника, на высоте 8800 метров. И в этот момент шерпы передали, что Линкольн начал очень плохо двигаться вниз, координация потеряна. В 10:30 Линкольн лег на снег и уже не мог спускаться самостоятельно. Шерпы начали транспортировочные работы.

 

В 11:30 из лагеря АВС с кислородом, с расходов 4 литра в минуту, были выслана два шерпа на помощь восходителям. Они должны были принести дополнительный кислород, питье и т.д.. Неожиданно в 12:20 Харри Кикстра передал , что он с Томасом и двумя шерпами находится на уровне Второй ступени, высота 8700 метров. У Томаса коллапс, Томас сказал только: «Я умер» и потерял сознание. В 12:40 была зафиксирована смерть. Харри сфотографировал погибшего и отправил одного из шерпов наверх на помощь транспортировке Линкольна. Затем он с одним из шерпов отправился вниз.

 

 

Томасу Веберу был 41 год, он родился в Штутгарте. Последние годы проживал в Абу-Даби (ОАЭ). Интерес к горным походам и восхождениям у него возник примерно в 10 лет. В дальнейшем Томас продолжал занятия альпинизмом и достиг в этом определенных успехов. Практикуя спортивные восхождения в Альпах, он принял участие в ряде экспедиций. В частности, посещал горы Средней Азии, где совершил восхождения на пять (по его мнению их столько) семитысячников бывшего СССР, то есть он был «снежным барсом». По программе семь вершин Вебер сходил Аконкагуа, Килиманджаро, Эльбрус и Денали. Из районов мира на него наибольшее впечатление произвела Антарктида.

 

 

 

Несколько лет назад Томас перенес операцию по удалению какой-то опухоли в головном мозгу. Эта внезапная болезнь сделала его инвалидом, но сам Томас мириться с таким положением не хотел. И он продолжил свои занятия альпинизмом. Однако заметил, что на высоте наблюдается ухудшение или даже полная потеря зрения. Опыты в барокамере подтвердили, что это происходит в условиях пониженного давления. Более конкретной информации о характере болезни Томаса у нас нет. Насколько реально ему было противопоказано идти на высотное восхождение, не ясно, но можно предположить, что это был вопрос, не имевший однозначного ответа. В конце концов все полагались на его самочувствие и самоконтроль.

 

 

Последние годы Томас занимался целым рядом благотворительных проектов по всему миру. Например, речь шла о проведении образовательных программ в беднейших африканских странах . Одной из программ была Himalayan Cataract Project, направленная на лечение глазных заболеваний у жителей нескольких стран гималайского региона. Это достаточно популярная программа, в которой в частности участвует Эрик Уэйхенмейер, слепой альпинист, поднявшийся на Эверест и сделавший  «7 Вершин». Именно на эту программу был направлена подписка, то есть сбор пожертвований в связи с проведением экспедиции. Сами же деньги на обслуживание и на съемки документального фильма пошли из личных средств Кикстры и Вебера.

 

 

С 9:30 до 19:20, в течение 9 часов, продолжались работы по спуску Линкольна Холла, в котором принимали участие 4 шерпа. В связи с технической сложностью гребня и тяжелым состоянием Линкольна, шерпам удалось переместить его за 9 часов на 300-400 метров по гребню и даже спустить его со Второй ступени на высоту 8700 метров. В течение спуска Линкольн два раза разговаривал по рации с друзьями. Разговор был путанным, наблюдалась потеря ориентации во времени и пространстве. После 17 часов Линкольн перестал отвечать на вопросы. Движения приобрели хаотичный характер. Шерпы продолжали попытки переместить Линкольна по гребню, в 19:20 была зафиксирована смерть. По всей видимости, она была вызвана гипоксическим поражением головного мозга, отеком и опуханием головного мозга и сердечно-легочной недостаточностью. Сейчас 21:30, шерпы спустились с гребня в лагерь 8300м, они находятся вне опасности, хотя ужасно устали. Харри Кикстра находится в лагере 7000 м на Северном Седле.

 

Выводы: в сезоне 2006 года на Эвересте погибло рекордное количество альпинистов, по нашим сведениям 15 человек. Как ни странно, причиной этого стала исключительно хорошая, безветренная погода, неестественная для Эвереста, которая продолжалась с 10 по 25 мая. Эта погода позволила достичь вершины большому количеству альпинистов, которые в более жестких условиях, вероятно, прекратили бы восхождение на более низких высотах. Вершина стала ловушкой для восходителей со скрытыми проблемами здоровья.

 

Сообщает Александр Абрамов:

25 мая в 19:20 шерпы прекратили спасательно-транспортировочные работы, продолжавшиеся более 9 часов на высоте выше 8700 метров. Они зафиксировали факт смерти Линкольна Холла, на основании того, что с 17:00 до 19:20 он не подавал никаких признаков жизни. Пять шерпов, обессиленные, спустились в темноте в лагерь 8300. Утром 26 мая в 7 часов утра, от Дэна Мазура, который совершал восхождение с группой клиентов, поступило сообщение, о том, что он находится около Линкольна Холла. Тот неподвижен, но подает слабые признаки жизни. Незамедлительно тринадцати шерпам, ночевавшим на Северном Седле (7000 метров) была поставлена задача выйти, с использованием кислорода, для проведения спасательных работ на высоту 8700 метров.

 

Такая же задача была поставлена пяти шерпам, ночевавшим на высоте 8300 метров. К сожалению, из пяти шерпов двое потеряли зрение вчера и сами нуждались в помощи. Таким образом, приблизительно к 11 часам утра трое шерпов с чаем, кислородом и медикаментами поднялись к месту нахождения Линкольна. После обильного питья и приема медикаментов, Линкольн начал разговаривать, хотя речь его была несвязанной и передвигаться самостоятельно он не мог. Не дожидаясь прихода основной группы, трое шерпов начали передвигать его по гребню. В настоящее время им удалось переместить его на 50 метров по трудному скальному участку. Сейчас на помощь им пришла вторая группа в количестве восьми шерпов со всем необходимым. Если погода позволит, то спасательные работы будут продолжаться всю ночь. Спасибо за помощь и поддержку Дэну Мазуру, команде Рассела Брайса и Джеми МакГинессу!

 

 

Сообщение от Александра Абрамова.

26 мая в десять часов вечера по местному времени Линкольн Холл и все сопровождающие его шерпы спустились в лагерь на Северном Седле (7000м). Да! Линкольн Холл весь снежный склон, начиная с высоты 7500 м прошел самостоятельно! В лагере на Седле его встретил врач Андрей Селиванов, который развернул в палатке-столовой настоящий полевой госпиталь. По его словам, первые проблемы у Линкольна острый психоз, дезориентация в пространстве, он оказывает сопротивление сопровождающим и теперь врачу.

 

Первым делом нужно будет его успокоить. Причина острый отек головного мозга и острая гипоксия. Осмотрели его руки обморожения 2-3 степени. Ноги к моменту связи еще не осматривали. На вопрос о перспективах Андрей сказал: Поборемся!  Сейчас Линкольн находится в тепле, в просторной палатке с электрическим освещением, его обслуживанием занимаются 10 человек. Спуск в АВС планируется на завтрашнее утро, но не рано, а когда выйдет солнце и потеплеет.

 

По последнему сообщению, Линкольн Холл уснул в теплой палатке в лагере на Северном Седле. Ему была оказана вся необходимая и возможная в этом меcте медицинская помощь.

 

27 мая в 12:30 с Северного Седла спустилась спасательная команда из 10 шерпов и доктора Андрея Селиванова.

Они доставили в АВС Линкольна Холла, который спустился в АВС своими ногами. В течение всей предыдущей ночи Линкольн спал на Северном Седле с кислородом.

Сразу по прибытии в АВС Линкольну Холлу стали оказывать очередную медицинскую помощь. Отек мозга практически прошел, вернулось нормальное сознание. Линкольн поговорил со своей женой Барбарой по телефону. Сообщил ей, что у него имеются обморожения первых фаланг пальцев рук. Барбара ему ответила, что будет любить его, даже если он потеряет несколько фаланг пальцев.

 

Через два дня Линкольн планирует спуск в Базовый Лагерь и дальнейший отъезд в Катманду и на родину.

 

Огромное спасибо шерпам команды 7 Summits Club и доктору Андрею Селиванову, которые рискуя собственной жизнью и здоровьем, провели уникальные спасательные работы на Эвересте. За последние несколько лет еще ни одной команде не удавалось спустить обездвиженное тело с высоты 8800м.

 

Продиктовал Александр Абрамов по рации из АВС, записала Коробешко Людмила, ВС.

 

Вчера, 27 мая, Линкольн Холл приблизительно в три часа дня спустился в лагерь АВС в сопровождении приблизительно 10 шерпов и врача экспедиции Андрея Селиванова. Ему была оказана вся необходимая помощь, у него обнаружены обморожения первых фаланг пальцев рук. Вчера вечером температура у Линкольна была 38,7 градусов, достаточно высокая. Навестить его пришли руководители других экспедиций...

 

Сегодня утром у него не прекращался кашель, Андрей Селиванов предположил, что у него может развиваться отек легких. Поэтому сегодня в 12 часов дня, мы посадили его верхом на яка, привязали, Андрей Селиванов собрал всю необходимую аптеку. И в сопровождении кичен-боя, который нес еще несколько дополнительных баллонов кислорода, Линкольн верхом на яке с кислородной маской и кислородом, начали спускаться в базовый лагерь. Сегодня около семи вечера, уже Андрей и Линкольн были в базовом лагере, на завтра, на утро мы заказали экстренный джип, который должен довезти их до Джангму, на границе с Китаем. И на следующий день, 30-го мая, они должны пересечь границу с Китаем и оказаться в Катманду. Вероятнее всего, Линкольна должны определить в стационарный госпиталь для обследования. И еще одна из мыслей, которая у него была, что в Москве, вероятно, врачи лучше разбираются в обморожениях и что стоит из Катманду лететь не сразу домой в Австралию, а приблизительно на 2 недели отправиться в Москву для обследования и лечения девяти пальцев. Еще раз повторю, что обморожения не такие страшные, по моему опыту. По первые фаланги пальцев затронуты, и поэтому лучше обратиться к специалистам нашей холодной страны.

 

Такие вот сообщения. Завтра, 29 мая, мы сворачиваем лагерь АВС, вечером приходят больше 60 яков. Мы должны всё это погрузить и 30-го оказаться в базовом лагере. Затем, один день по плану у нас на складывание базового лагеря и на 1 июня у нас заказаны несколько джипов и траков, которые должны забрать остатки нашей экспедиции и отвезти в Катманду.

 

До свидания, до новых встреч !

 

 

День Эвереста. Слово об его избранниках. Часть 2. Тенцинг Норгей

«Эверест учит: будь великим и помогай другим стать великими». Так говорил Тенцинг Норгей. Самый знаменитый из шерпов, по всем показателям заслуживший право считаться настоящим избранником Эвереста. Наверное, он был не ... читать больше

«Эверест учит: будь великим и помогай другим стать великими». Так говорил Тенцинг Норгей. Самый знаменитый из шерпов, по всем показателям заслуживший право считаться настоящим избранником Эвереста. Наверное, он был не единственным из шерпов, кого увлекла идея восхождения на Эверест. Но вероятно, что он был предан этой идее больше других. Наверное, он был не единственным из шерпов, кто не считал себя в экспедициях просто слугой. Но его выделяла из общей массы полная отдача в работе  для достижения успеха.

 

 

Возможно Тенцинг  не был он сильнее всех физически, и навыками технического альпинизма овладел не блестяще. Но его это не мешало участникам экспедиций принимать его за равного и равноправного члена, имеющего право быть в штурмовой связке.  

 

 

 

 

«Я счастливый человек. У меня была мечта, и она осуществилась, а это не часто случается с человеком. Взойти на Эверест — мой народ называет его Чомолунгма — было сокровеннейшим желанием всей моей жизни. Семь раз я принимался за дело; я терпел неудачи и начинал сначала, снова и снова, не с чувством ожесточения, которое ведёт солдата на врага, а с любовью, словно дитя, взбирающееся на колени своей матери». Из книги «Тигр снегов».

 

 

Сюжет 1952 года. Швейцарская экспедиция на Эверест

 

 

Who Was The First Person, Who Climbed Everest

 

 

  

Тенцинг в Шамони

 

 

 

 

 Предисловие к книге "Тигр снегов"

Читать книгу на нашем сайте…

 

 

ДЖЕНТЛЬМЕН С ЧОМОЛУНГМЫ

 Около полудня 29 мая 1953 года два альпиниста, Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей, вступили на вершину Эвереста и провели там пятнадцать минут. Подобно всем покорителям вершин, они пожали друг другу руки, сделали снимки и полюбовались на открывающийся сверху вид, после чего направились в обратный путь. А там, внизу, их ожидала новая жизнь. В особенности это относилось к Тенцингу. Он вышел на штурм Эвереста простым человеком, а вернулся героем. И ему, как многим другим до него, предстояло познать все радости и все испытания, связанные со званием героя.

  

Жителю Запада трудно представить себе, что значит сегодня Тенцинг для людей Востока. Напрашивается сравнение с Чарлзом Линдбергом; однако даже Линдберг в расцвете своей славы не был предметом подлинного поклонения. Между тем Тенцинг в глазах миллионов жителей Востока — живое божество, воплощение Шивы или Будды. Для других миллионов, достаточно искушённых, чтобы не смешивать людей с богами, он исключительно выдающийся смертный человек. В прямом и переносном смысле Тенцинг, взойдя на Эверест, поднялся к самому небу; в сущности, он первый в истории Азии человек из простого народа, который завоевал всемирную известность и славу. Жители Азии увидели в его подвиге не только победу над величайшей вершиной, но радужное предзнаменование для себя и всей своей расы. Уже сегодня имя Тенцинга вошло в сказания и песни, которые можно услышать во всех уголках Востока. Уже сегодня оно овеяно легендами и мифами.

 

Вот он стоит на снегу в кислородной маске — Тенцинг-герой, легендарный Тенцинг, безличный символ, вздымающий ввысь флаги на вершине земли. Вполне возможно, что именно этот образ сохранится в памяти людей дольше всего. Однако под кислородной маской и ватной одеждой скрывается и другой Тенцинг — именно об этом Тенцинге, а не о всеми восхваляемом победителе рассказывает он сам в своей книге. «Я остаюсь все тем же старым Тенцингом», — заключает он. И это верно, на наше счастье, потому что «старый Тенцинг», не «легендарный», не «знаменитый», представляет сам по себе примечательную личность.

Покорителя Эвереста описывают обычно неказистым, но это неверно. Возможно, он кажется таким рядом с высоченным Хиллари; в действительности Тенцинг сильный, пропорционально сложенный человек выше среднего роста. Слово «неказистый» неприменимо и к его душевному складу. Нет в нем ни узости, ни ограниченности, ни провинциальности — ничего того, с чем принято связывать представление о деревенском жителе или горце. Это же можно сказать в известной мере обо всем племени шерпов.

Шерпы ведут самый простой образ жизни и в большинстве своём неграмотны (так как не существует шерпской письменности), тем не менее благодаря особому роду работы и давнему контакту с внешним миром они стали цветом гималайских горцев. Тенцинг цвет этого цвета. У него приятная внешность, складная фигура. Лицо подвижное, глаза живые и ясные, острый язык и ум, обаятельная улыбка. Пусть его любимый напиток — чай или шерпский чанг, сам же он шампанское. Наделённый светлой и лёгкой душой, он весь бурлит энергией. Ему присуще то неуловимое качество, которое можно назвать породой.

Теперь Тенцинг немало поездил. Он узнал разные страны и разные языки. Он любит хорошую еду, хорошую одежду, благоустроенную жизнь, веселую компанию. Он очень любознателен и жаден на новые впечатления. Впрочем, некоторые приобретённые Тенцингом привычки не помешали ему сохранить в неприкосновенности свои природные качества. В нем нет и намёка на фальшь и чванливость, которые так часто сопутствуют неожиданному успеху. «Старый» и «новый» Тенцинг в одинаковой мере отличаются тактом и сознанием собственного достоинства, вежливостью и благородством. Он не только прирождённый альпинист, но в врождённый джентльмен.

В его новом доме в Дарджилинге жизнь бьёт ключом. Заправляет всем жена Тенцинга, Анг Ламу, полная, по-девичьи смешливая, подвижная женщина с проницательными глазами. С ними живут две дочери, две племянницы, сколько-то сестёр и зятьёв, да ещё в доме постоянно находятся гости и родственники этих гостей, которые приходят и уходят, когда им заблагорассудится. Повсюду собаки. На столах и на стенах — альбомы вырезок, фотографии, памятные вещицы. Нередко сверху, со второго этажа, доносится молитвенное пение и звон колокольчика: там находится буддийская молельня, которой заведует один из зятьёв, лама. В первом этаже в любое время дня обязательно кто-нибудь пьёт чай.

И в центре всего этого сам Тенцинг, оживлённый, приветливый, немного смущённый всем происходящим. Иногда кажется, что он говорит одновременно на нескольких языках. Его тёмные глаза сияют, сверкают крепкие белые зубы. Вы невольно обращаете внимание на эти зубы, потому что он часто улыбается.

Часто, но не всегда. Бывает, что улыбка сходит с его лица. Внешний мир вторгается в его жилище настойчиво, неумолимо: толпы почитателей становятся слишком назойливыми. Любопытные и преклоняющиеся, завистники и искатели наживы окружают Тенцинга сплошным кольцом, и кажется, что и сам он и его дом вот-вот будут сокрушены их напором. Был случай, когда Тенцинг не выдержал всего этого и серьёзно заболел. Впоследствии натиск немного поослаб, однако по-прежнему бывает, что он принимает угрожающий характер. В такие моменты покоритель Эвереста сразу перестаёт быть самим собой. Непринуждённость сменяется связанностью. Плотно сжатые губы, глаза затравленного зверя… Так и кажется, что он сейчас повернётся и убежит вверх по горному склону, подобно «ужасному снежному человеку».

Тенцинг расплачивается за свою славу, расплачивается сполна. Говоря его словами, он зверь в зоопарке, рыба в аквариуме. И если этот аквариум выставляет Тенцинга на всеобщее обозрение, то держит его в то же время на положении узника. Другие шерпы, его друзья, уходят в новые и новые экспедиции, но Тенцинг не идёт с ними больше. Ему теперь живётся лучше, чем им, но в то же время и хуже: среди толпы и шума он одинок. Тенцинг расплачивается не только за славу, но и за то, что он именно таков, каков он есть. Не будь Тенцинг так интеллигентен и чуток, он был бы счастливее.

Подобно большинству своих соплеменников, Тенцинг не имеет систематического образования. Однако его познания о мире и людях, наблюдательность и верность суждений могут заставить покраснеть многих людей, прошедших через машину высшего образования. Это особенно отчётливо проявляется в отношении Тенцинга к политическим фокусам и разного рода попыткам использовать его имя после того, как он вернулся победителем Эвереста. Он не хочет выступать сторонником какого-либо направления или определённой пропаганды, расовых предрассудков или крикливого национализма. Какой бы ярлык ни пытались наклеить на него, он остаётся просто человеком.

Жизнь полна случайностей. Есть много случайных героев, маленьких, рядовых людей, которым посчастливилось оказаться в надлежащий момент в надлежащем месте и которых обстоятельства выдвинули на мировую арену. Но шерпа Тенцинг Норгей не относится к таким людям. Каждый, кто прочтёт эту книгу, увидит, что не случайно именно он взошёл на вершину Эвереста. Когда-то Уильям Блэйк писал: «Тигр! Тигр! яркий пламень…»; однако созданный воображением поэта король лесов был не ярче, чем живой, настоящий «тигр снегов» нашего времени. В душе Тенцинга горит пламя, удивительно яркое и чистое, которого не может погасить никакая буря ни в природе, ни в обществе. Мечта и влечение, воля к борьбе, гордость и скромность — вот что зажгло его душу, причём в конечном счёте, когда цель была достигнута, победа завоёвана, на первом месте оказалась скромность. Когда Тенцинг ступил на вершину мира, его сердце заполнила благодарность Эвересту. Сегодня он мечтает о том, чтобы и в будущем его жизнь была достойной Эвереста. Если все сказанное выше заставит читателя подумать, что я до некоторой степени влюблён в Тенцинга, то именно к такому впечатлению я и стремился. Конечно, горы, а также люди, поднимающиеся на них, вообще моя слабость, однако мне кажется, что, не будь этой слабости, не знай я ничего об Эвересте, я все равно не смог бы пройти мимо редких замечательных качеств этого человека.

Как он сам говорит в конце, рождение книги было сопряжено с известными трудностями. Немало затруднений пришлось преодолеть, прежде чем мы смогли собраться вместе в его доме в Дарджилинге. Но в конце концов мы встретились. Результат перед вами. И независимо от того, как будет оценено наше сотрудничество, я уже полностью вознаграждён, потому что ещё ни одна работа не приносила мне такого удовлетворения. Я не считал часов, которые мы провели вместе, но их были сотни — сначала в Индии, потом в Швейцарских Альпах, где Тенцинг побывал летом 1954 года. В трудных случаях нам помогал его преданный друг, ассистент и переводчик Рабиндранат Митра. Впрочем, Тенцинг сейчас и сам прекрасно объясняется по-английски, так что он смог рассказать немалую часть своей истории без перевода. История эта по своей природе и в полном соответствии с природой самого рассказчика очень проста. В ней нет, во всяком случае насколько я вижу, никаких фрейдовских мотивов. И читатель может не сомневаться, что Тенцинг всегда и во всем искренен, говорит ли он о людях, о горах или о боге. Горы и бог, как вы быстро обнаружите, прочно связаны в его понимании между собой, и внутреннее слияние Тенцинга с ними стало настолько тесным, что порой их трудно разъединить. Он поднимался на высокие горы с таким чувством, словно совершал паломничество к святым местам или возвращался в родной дом. По мере того как тело Тенцинга приближалось к вершине, душа его приближалась к богу.

«Что заставляет человека штурмовать вершины?» — гласит старый вопрос. Многие поколения белых людей тщетно пытались найти ответ. Что касается Тенцинга, то не надо искать никаких слов: вся жизнь его служит ответом.

На этом кончаются вводные замечания записавшего нижеследующие строки. Пора ему удалиться в тень, пусть Тенцинг сам рассказывает историю своей жизни. Это история героя, не выдуманного, не поддельного, не случайного — подлинного героя. Мне кажется, однако, что этим не ограничивается значение книги: это история члена нашей великой человеческой семьи, которым мы все можем гордиться.

Джеймс Рамзай Ульман

 

***

 

 

James Ramsey Ullman,  Джеймс Рэмси Ульман (1907 – 1971). Американский писатель-альпинист. Родился в Нью-Йорке, окончил Принстонский университет, специальность филология, литература  и журналистика. В студенческом возрасте начал заниматься альпинизмом. Совершал восхождения в Альпах (Маттерхорн, Юнгфрау), в США (Вайоминг, Скалистые горы), на вулканы Мексики. В 30-е годы начал публиковать статьи и заметки в журналах и газетах. Первым успехом были публикации дневников  путешествия по Амазонии в конце 30-х годов. В 1941 году вышла его первая книга “High Conquest”.  Во время войны принимал участие в боевых действиях в Северной Африке, как корреспондент. После войны издает серию книг об альпинизме и путешествиях. В 1954 году Ульман записывает рассказы Тенцинга Норгея у него дома в Дарджилинге. В 1955 году выходит книга «Тигр снегов», которая  выдержала множество изданий и переводов. Известна она также под названием «Человек Эвереста». Ульман был приглашен в роли летописца в американскую экспедицию на Эверест 1963 года. Однако из-за повышенного давления  он был вынужден провести всё время в Катманду, находясь на радиосвязи с базовым лагерем.  Тем не менее, Ульману удалось написать  отличную книгу, которая также имела большой успех и большие тиражи.  После этого он резко поменял тематику исследований и подготовил два больших тома довольно объективных исследований Англо-советских отношений периода Гражданской войны (1917-1921).

В начале семидесятых здоровье писателя окончательно испортилось, и он, после долгого лечения, скончался от рака в возрасте 63 лет. 

 

 

 

Видео: Что для меня Эверест? Супер-Гиды Клуба 7 Вершин о своём отношении к высочайшей горе Мира

В 2008 году Непальским правительством и Ассоциацией альпинизма Непала был официально введен праздник - 29 мая "Международный день Эвереста". Именно в этот день в 1953 году на высочайшую вершину Мира впервые поднялись люди. Это были ... читать больше

В 2008 году Непальским правительством и Ассоциацией альпинизма Непала был официально введен праздник - 29 мая "Международный день Эвереста". Именно в этот день в 1953 году на высочайшую вершину Мира впервые поднялись люди. Это были новозеландский альпинист Эдмунд Хиллари и непальский шерпа Тенцинг Норгей!

 

 

Супер-Гиды Клуба 7 Вершин поздравляют с Днём Эвереста и рассказывают о своём отношении к высочайшей горе Мира.

 

Первенство мира по скалолазанию в Воронеже перенесено на 2021 год

Из-за пандемии COVID-19 турнир, который должен был пройти с 23 по 31 августа 2020 года в Воронеже, перенесен на следующий год. Непростое решение было принято Международной федерацией спортивного скалолазания и Федерацией скалолазания ... читать больше

Из-за пандемии COVID-19 турнир, который должен был пройти с 23 по 31 августа 2020 года в Воронеже, перенесен на следующий год.

Непростое решение было принято Международной федерацией спортивного скалолазания и Федерацией скалолазания России. Это неизбежный результат пандемии COVID-19, которая уже вынудила IFSC отложить или отменить многие международные соревнования.

Первенство мира проходит ежегодно. Оно является одним из самых важных соревнований IFSC и одним из самых сложных для организации из-за большого количества участников. Благодаря готовности, проявленной Федерацией скалолазания России, турнир 2021 года решено провести в России. Точные даты пока что не определены.

Ранее интерес к Первенству мира 2021 года проявляла федерация скалолазания США. Однако после договоренности, достигнутой между  IFSC и ФСР, они приняли предложение международной федерации организовать ПМ в 2022 году.

Напомним, что Первенство мира по скалолазанию Россия примет в четвертый раз. Предыдущие турниры проходили в Москве. Например, в 2018 году ФСР подставила плечо всему мировому скалолазанию. После позднего отказа Канады турнир был под угрозой срыва, но российская сторона вызвалась организовать Первенство мира в кратчайшие сроки и с успехом это сделала.

Дмитрий Бычков, президент ФСР:
- Мы с нетерпением ждали встречи с юными скалолазами всего мира в Воронеже в августе 2020 года. И мы обязательно встретимся, но уже в следующем году. Было принято трудное решение. Уверен: все понимают, что оно было правильным. Мы знаем, что благодаря Первенству Европы 2019 года Воронеж полюбился многим людям. За минувшие семь месяцев арена, на которой проводились соревнования, и сам город стали еще лучше. Приезжайте в 2021 году и убедитесь в этом сами!

Марко Сколарис, президент IFSC:
- Во время самого сложного кризиса современности мы точно знаем, где пройдут ближайшие два главных молодежных турнира планеты. Это дает большую надежду на будущее. В прошлом году на Первенстве мира в Арко мы зафиксировали один из самых высоких показателей по числу участников соревнований.  И мы ожидаем, что в 2021 году в Воронеже это число снова вырастет. Это большой вызов для организаторов турнира, и я хочу публично поблагодарить Федерацию скалолазания России за то, что она приняла этот вызов!

Генеральный спонсор ФСР - ОАО РЖД.
Партнёры ФСР - компании РедФокс, Barkli, Скалодром.ру, TOP POINT.
Партнёры по подготовке сборной команды – скалодромы Лаймстоун, ЦСКА.

Андрей РЕШЕТОВ, пресс-служба ФСР

Онлайн-лекция «Подготовка трасс. Просто об основном»

Уважаемые тренеры, спортсмены, подготовщики! Приглашаем Вас принять участие в онлайн-лекции на тему «Подготовка трасс. Просто об основном». Дата и время: 1 июня (понедельник) 2020 года, 16:00 по МСК. Лекцию проведут IFSC Junior ... читать больше


Уважаемые тренеры, спортсмены, подготовщики!

Приглашаем Вас принять участие в онлайн-лекции на тему «Подготовка трасс. Просто об основном».

Дата и время: 1 июня (понедельник) 2020 года, 16:00 по МСК.

Лекцию проведут IFSC Junior Routesetter, руководитель комиссии подготовщиков ФСР Анна Галлямова и подготовщик международных и всероссийских соревнований Павел Исаев.

Оба спикера на протяжении последних лет занимаются подготовкой трасс на главных российских турнирах по скалолазанию. В 2018 году Павел Исаев был подготовщиком трасс чемпионата мира среди военных CISM в Москве. Анна Галлямова в 2019 году прошла стажировку на соревнованиях IFSC под руководством главных подготовщиков этапов Кубка мира и Кубка Европы, Первенства мира, Первенства Европы. В декабре 2019 года Анне Галлямовой присвоен статус IFSC Junior Routesetter.

Для участия в онлайн-лекции необходимо пройти регистрацию по ссылке:
https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLSeRUle66P5Of2i15aC45FeHGVF6nuEdExhKxWGWtlrKq7zbNg/viewform

Регистрация участников заканчивается 1 июня в 14:30. (За 1,5 часа до начала онлайн-лекции).
Ссылка для подключения к онлайн-лекции будет отправлена на адреса электронной почты указанные при регистрации за 1 час до начала события.

Онлайн-лекции и семинары проводятся в рамках программы отбора и подготовки перспективной молодежи «Олимпийские таланты» (http://www.c-f-r.ru/inf/projects/2020ot/)

За дополнительной информацией обращайтесь к координатору проекта – Анне Ракицкой,
тел.: +7 926 166-86-07, e-mail: rakit_a(*)mail.ru, rakitskaya(*)c-f-r.ru

Генеральный спонсор ФСР - ОАО РЖД.
Партнёры ФСР - компании РедФокс, Barkli, Скалодром.ру, TOP POINT.
Партнёры по подготовке сборной команды – скалодромы Лаймстоун, ЦСКА.

САПОГИ или ТРЕККИНГОВЫЕ ботинки?

Народ, поделитесь ЛИЧНЫМ опытом, что лучше сапоги или треккинговые ботинки? Я не альпинист и считаю, что сапоги во всех отношениях лучше. читать больше

Народ, поделитесь ЛИЧНЫМ опытом, что лучше сапоги или треккинговые ботинки? Я не альпинист и считаю, что сапоги во всех отношениях лучше.

Как меня спасали на Пике Ленина.

В продолжение темы Олега Макарова «На пик Ленина в пенсионном возрасте». читать больше

В продолжение темы Олега Макарова «На пик Ленина в пенсионном возрасте».

Тригопункт на Хан-Тенгри. Часть 1

Пик Хан-Тенгри 6995 и ледник Семеновского В конце семидесятых – начале восьмидесятых годов прошлого века в приграничных с Китаем районах СССР проводилась масштабная топографическая съемка. Для проведения работ на горных участках границы, ... читать больше

Тригопункт на Хан-Тенгри. Часть 1 (Альпинизм)
Пик Хан-Тенгри 6995 и ледник Семеновского

В конце семидесятых – начале восьмидесятых годов прошлого века в приграничных с Китаем районах СССР проводилась масштабная топографическая съемка. Для проведения работ на горных участках границы, привлекались альпинисты. Причиной работ провозглашалось интенсивное хозяйственное освоение района. Думаю, что был и другой мотив. Будучи в 60-е годы студентом университета я проходил учебу на военной кафедре в качестве командира взвода управления ракет оперативно-тактического назначения. Для привязки точки пуска ракеты, это я хорошо усвоил, нужны минимум два, а лучше три триангуляционных пункта на прямой видимости...

Минспорт России продлил действие спортивных разрядов в условиях отмены соревнований

Утверждён приказ Министерства спорта Российской Федерации от 10 апреля 2020 года № 295 «О внесении изменений в Положение о Единой всероссийской спортивной классификации, утверждённое приказом Министерства спорта Российской ... читать больше

Утверждён приказ Министерства спорта Российской Федерации от 10 апреля 2020 года № 295 «О внесении изменений в Положение о Единой всероссийской спортивной классификации, утверждённое приказом Министерства спорта Российской Федерации от 20 февраля 2017 года № 108». Приказ зарегистрирован Минюстом России 21 мая 2020 года. 

Наиболее ожидаемыми стали поправки, касающиеся продления действия спортивных разрядов в условиях отмены спортивных соревнований в целях предупреждения распространения новой коронавирусной инфекции в Российской Федерации.

Приказом предусмотрено, что действие спортивных разрядов продлевается на срок отмены соревнований и дополнительно ещё на 12 месяцев. Основанием для установления такого значительного периода явилась необходимость постепенного возобновления тренировочного процесса с плавным переходом к обычной соревновательной деятельности. 

Аналогичный период продления действия спортивных разрядов коснулся и видов спорта, где для их присвоения необходимо набрать определённое количество побед в течение года.

Частью поправок предусмотрена возможность присвоения спортивных званий или спортивных разрядов в тех видах спорта, где спортсмену необходимо было дважды или более выполнить необходимые для присвоения требования (нормы) и условия их выполнения. В этих случаях, если одно из соревнований было отменено в связи с обстоятельствами непреодолимой силы и спортсмен не принял в нём участие, то спортивное звание или спортивный разряд присваивается (подтверждается – для спортивных разрядов) за выполнение норм, требований на проведённом соревновании или соревнованиях.

Не менее важными явились уточнения, касающиеся введения особых условий для чемпионатов и первенств России, на которых теперь не распространяется необходимость наличия 22 регионов – участников этих соревнований, а также условий для командных игровых видов спорта, для которых предусмотрена возможность указания в требованиях выполнения спортивных званий и разрядов необходимого количества клубов при проведении соревнований любого статуса.

Следует отметить, что опубликованные поправки отрабатывались в тесном взаимодействии с общероссийскими и региональными спортивными федерациями по видам спорта, руководителями и специалистами органов исполнительной власти в области физической культуры и спорта с учётом анализа их правоприменения. 

1 июня 2020 года эти важные изменения для спортивной отрасли вступают в силу.

Источник: http://www.minsport.gov.ru/press-centre/news/34962/

Генеральный спонсор ФСР: ОАО РЖД.
Партнёры ФСР: компании РедФокс, Barkli, Скалодром.ру, TOP POINT.
Партнеры по подготовке сборной команды — скалодром Лаймстоун, скалодром ЦСКА.

Сегодня - День Эвереста.  Слово об его избранниках. Часть 1. Эдмунд Хиллари

29 мая 1953 года впервые в истории было совершено восхождение на высочайшую вершину Мира. Избранниками Эвереста, счастливчиками оказались  новозеландец Эдмунд Хиллари и шерпа Тенцинг Норгей.  С одной стороны, они завершили работу ... читать больше

29 мая 1953 года впервые в истории было совершено восхождение на высочайшую вершину Мира. Избранниками Эвереста, счастливчиками оказались  новозеландец Эдмунд Хиллари и шерпа Тенцинг Норгей.  С одной стороны, они завершили работу сотен своих предшественников, которые  открыли эту гору, разведали пути подхода к ней, почти до конца прошли маршрут.  Большие деньги, огромный организационный труд, снаряжение, кислородное оборудование – без всего этого их восхождение было невозможным. С другой стороны, это был их личный успех, потому что первовосходителем на Эверест не должен был стать случайный человек.  Не та высота. Эверест выбрал именно их.

  

 

 

Из нас сделали героев...

  

 Интервью, составленное по итогам четырех бесед главного редактора LIFE Books Роберта Салливана с Эдмундом Хиллари. В переложении сайта gazeta.ru.

 В нем основная информация о герое из первых уст.  И затем большой  субъективный комментарий ...

 

          

 

 

– Расскажите, пожалуйста, о своем детстве.

 

– Я родился в Окленде (крупнейшем городе Новой Зеландии), но первые мои 15 лет прошли в небольшой деревне под названием Таукау. Это в 40 милях южнее от Окленда. Там я ходил в начальную школу. Моя мама была школьной учительницей. Она настояла на том, чтобы после окончания начальной школы я перешел в городскую среднюю. Так что хотя мы и жили очень бедно, каждый день я ездил в Окленд.

 Я с трудом переносил город. Определенно, я был деревенским парнем. В 11 лет я был весьма хилым подростком, но за следующий год вытянулся на пять дюймов, а еще через год стал еще на 6 дюймов выше, так что в результате маленьким меня никто не называл.

 Мое общение с горами началось в 16 лет. Каждый год во время горнолыжного сезона из нашей школы отправлялась группа в Национальный парк Тангариро. Видимо, в тот год дела на пасеке шли хорошо, потому что удалось убедить отца разрешить мне принять участие в той поездке. Как сейчас помню ее: наш поезд из Окленда прибыл на железнодорожную станцию Национального парка, а там повсюду был снег. Была ночь и светила луна. В лунном сиянии все сверкало и переливалось.

 На тот момент эта поездка была самым удивительным из всего, что происходило со мной. Тогда во мне открылся неисчерпаемый запас энергии. И именно тогда во мне зародился огромный интерес к снегу, льду и, конечно, горам. На протяжении нескольких лет я катался на лыжах везде, где это было возможно. Но выдающимся лыжником я так и не стал. Знаете, когда мне исполнилось 50 лет, я решил составить список всех тех дел, в которых я до тех пор не сильно преуспел, чтобы наверстать упущенное и достигнуть определенных результатов. Среди прочего в этом списке были лыжи. С тех пор я действительно намного лучше стал кататься.

 – А что еще было в том списке?

 – Несколько очень рискованных идей, которые я хотел реализовать в Гималаях и Антарктике. Мне удалось осуществить все мои проекты. Но дело не в этом, а в том, что даже когда тебе пятьдесят, можно продолжать совершенствоваться в своих достижениях.

 – После той вашей поездки в Тангариро вы захотели стать знаменитым альпинистом?

 – Нет, я и не представлял, что им стану. Я просто стал понемногу заниматься альпинизмом, часто ходил в горы за пределами Окленда, а уже затем перешел на более сложные маршруты. Мне кажется, что так происходит со многими: только единицы сразу решают, что хотят стать мировыми чемпионами по какому-нибудь виду спорта.

 – Некоторые люди занимаются альпинизмом, потому что хотят побыть одни и это их успокаивает. Другие предпочитают работать в команде. Третьим нравится чувство опасности. А что привлекает вас?

 – Мне нравилось совершать восхождения в компании хороших друзей, но я также совершил множество одиночных восхождений. Если мне хотелось сделать что-нибудь, но не находил кого-нибудь, кто хотел бы составить мне компанию, я все равно шел один. Я убежден, что одиночное восхождение требует больше сил и более опасно. Ты понимаешь, что абсолютно все зависит от тебя. Это довольно тяжелый, но и весьма интересный опыт.

 – Вам нравилось испытывать чувство страха?

 Думаю, я воспринимал страх как отличный стимулирующий фактор. Я уверен, что чувство страха, пока ты держишь ситуацию под контролем, позволяет тебе эффективнее раскрыть свои возможности. В такие моменты кажется, что кровь свободно течет по венам, и начинаешь чувствовать прилив сил. А если ты можешь сконцентрироваться и перебороть свой страх, то возникает такое ощущение, что с этой новой энергией можно решить любые проблемы.

 – Было ли у вас чувство, что вы больше или меньше испытывали страх, чем ваши товарищи?

 – Раньше я думал, что испытывал страх чаще моих коллег, но позже я обнаружил, что они, как и я, практически все время скрывали свой страх. Я думаю, что большинство людей, находясь в опасной ситуации или потенциально опасной ситуации, испытывают чувство страха. Иногда мне было очень стыдно за свой страх, когда казалось, что моим компаньонам все нипочем. Позже выяснилось, что им было так же страшно, как и мне.

 – Вы помните, когда впервые испытали чувство страха?

 – На мою первую вершину в южной части Новой Зеландии вел давно проложенный маршрут, но нам пришлось идти не по нему, а по длинному крутому снежному склону. Я понимал, что если поскользнусь на этом склоне, то могу сильно пострадать. Я понимал, что существует опасность и я должен быть максимально острожным. Конечно, по сравнению с моими последующими восхождениями опасность в тот раз была не очень большой, но в тот момент ситуация казалась мне очень серьезной. Когда я взобрался на вершину, а потом спустился вниз, то радость моя была не меньше, чем позже, когда покорял действительно трудные горы.

 – Именно там вы поняли, что уже стали опытным альпинистом?

 – Да, но хотя я и совершил множество восхождений в Новой Зеландии, я начал этим всем заниматься несколько поздновато для серьезного альпиниста. Когда в 1951 году я совершил свою первую поездку в Гималаи, мне исполнился 31 год. Я был в самом расцвете сил, хотя некоторые могли бы подумать, что я уже начинаю терять сноровку. Мне кажется, специфика Гималаев заключается в том, что сюда направляются зрелые альпинисты. На мой взгляд, самые успешные альпинисты Гималаев были в возрасте от 28 до 40 лет и выше. Когда ты молодой, то, возможно, передвигаешься быстрее, но именно с возрастом вырабатывается выносливость и появляется больший опыт. Когда совершаешь восхождения на большую высоту, приходится сталкиваться с такими трудностями, которые, мне кажется, зрелому человеку легче пережить, чем молодому.

 – Расскажите о вашей первой экспедиции в Гималаи.

 – Прежде чем начать восхождение на вершину Эверест, я принимал участие в двух экспедициях в 1951 году, а затем еще раз в 1952-м. Помню, когда в 1951 году мы приехали в Сидней, откуда должны были отправиться в Гималаи, нас встретило множество репортеров. Когда мы сказали, что в наши планы не входит покорение Эвереста, они абсолютно потеряли к нам интерес. Помню, один журналист, который представлял ведущую сиднейскую газету, очень расстроился после этого. Он сказал мне:

 – Вы когда-нибудь были близки к смерти?

 – Ну, я не знаю. Пару раз мне было страшно, – ответил я.

 Тогда он спросил:

 – За время ваших переходов были смертельные случаи?

 Я сказал, что нет. На что он с удивлением воскликнул: «Господи, вообще что-нибудь интересное было?» Он был хорошим репортером. Мне он даже понравился, но он очень разочаровался в нас.

 – Когда вы впервые увидели Гималаи, охватил ли вас благоговейный трепет?

 – Нет. Когда мы впервые увидели гималайские пики, я поразился: они казались довольно высокими, но они не сильно уж отличались от тех гор, к которым мы привыкли в Новой Зеландии.

 – Смогли ли вы выполнить поставленные задачи в те первые экспедиции?

 – Думаю, да. Наша первая поездка носила ознакомительный характер. Мы были очень стеснены в средствах, так что многое из нашего оборудования не соответствовало стандартам. Например, у меня была пара очень примитивных ботинок с резиновыми подошвами. К тому же они были несколько маловаты: я мог надеть только одну пару толстых носков и одну пару тонких, что при восхождении на большие высоты в Гималаях вообще не подходит. Впрочем, нам тогда удалось покорить несколько вершин. Вообще это был один из самых прекрасных моментов: мы оказались в регионе, где почти еще никого не было, и совершили восхождение на первые шесть горных склонов, высота которых была более 6 тысяч метров. Сегодня такие нетронутые места найти сложно. На все высокие пики маршруты уже проложены. Райнхольд Месснер был первым, кто покорил все восьмитысячники.

 – После ваших гималайских успехов стали говорить о том, что вы очень агрессивный альпинист.

 – Дух соперничества тогда имел место в моей жизни, я даже иногда соревновался с членами моей собственной команды. Не думаю, что моя активность вызывала негативные эмоции, но я получал определенное удовольствие, оставляя своих коллег позади на большом склоне. Помню, когда Джон Хант и я шли из Катманду на Эверест, нам надо было пересечь реку и взобраться на очень высокий крутой склон. На вершине горы мы собирались разбить палатку. Мне всегда нравилось проходить такие маршруты быстро. Я догнал Джона, который был на 10 лет старше меня, и обогнал его. Джон приложил все свои усилия, чтобы снова обогнать меня. Ну, у меня просто не было другого выбора. Как я мог позволить кому-либо обогнать меня! Я прибавил скорости и оставил Джона позади.

 Как сейчас помню выражение лица Джона. На самом деле я не мог понять его. Он был лидером экспедиции, человеком с большим авторитетом. Почему он с таким отчаянием пытался победить кого-то, кто был намного моложе его? В то время я был в отличной физической форме, достаточно хорошо акклиматизировался. Я был хорошим специалистом по снежным и ледовым склонам. Сейчас все настолько изменилось, что техническое мастерство людей намного превосходит все, что было у нас. Но я бы не сказал, что на сегодняшний день альпинисты стали сильнее. А мотивации, конечно, остались прежними.

 – Вашу экспедицию на Эверест можно считать достаточно профессиональной для того времени?

 – Думаю, ее можно назвать хорошо организованной, но я бы не сказал, что материальная база у нас была сильной. К тому же это была относительно небольшая экспедиция.

 – Сколько вас было?

 – 10 иностранных альпинистов плюс Тенцинг, плюс оператор с кинокамерой, доктор и журналист Джеймс Моррис. Получается 14 человек. После нас туда приходили действительно огромные экспедиции, японские и итальянские, по 50-60 человек альпинистов со множеством шерпов. Наша экспедиция была просто ничтожной по сравнению с последующими.

 – Конкуренция была большой?

 – Это было состязание, и весь мир следил за ним. Альпинисты из Швейцарии предприняли две попытки (весной и осенью 1952 года), а мы в это время были в горах и внимательно слушали новости. Нас очень волновало, улыбнется или нет удача ребятам из Швейцарии. Мы отнюдь не желали, чтобы у них произошло что-нибудь плохое. Мы относились к ним с большим уважением, но мы просто надеялись, что взойти на вершину у них все-таки не получится. Швейцарская экспедиция показала очень хорошие результаты, покорив высоту 8400 метров, но из-за плохих погодных условий они не смогли подняться выше.

 – Как вы и Тенцинг решили стать командой?

 – Больше всего мне нравилось ходить в одной связке с Джорджем Лоу. Я до сих пор верю в то, что если бы на финальном отрезке пути Джордж и я шли вместе, мы сделали бы это, потому что были очень хорошей командой. Но Джон Хант решил, что так как и Джордж, и я умели хорошо ходить как по снегу, так и по льду, будет продуктивнее нас разделить и присоединить к другим восходителям. Таким образом, я понял, что пройти этот маршрут вместе с Джорджем у меня нет никакой возможности, поразмыслил и решил, что самым лучшим и быстрым альпинистом, не считая меня, был Тенцинг. Помню, однажды на небольшой высоте Тенцинг и я устроили настоящие соревнования. Я оказался быстрее, но был поражен его отличной физической подготовкой. Дух соперничества тоже много значил для Тенцинга: он хотел быть первым. Это был хороший знак. И при этом он был надежным альпинистом. До этого Тенцинг уже принимал участие в нескольких экспедициях на Эверест. Кстати, в самом начале он был обычным носильщиком в северной части Эвереста, но затем благодаря своим способностям и выносливости превратился в очень хорошего альпиниста.

 – Он был вам близок по духу?

 – Да, очень. В те дни общаться с ним было не так уж и просто. Хотя он владел определенным набором английских слов, пофилософствовать мы не могли, но обсуждать вопросы альпинизма у нас получалось.

 – Вы хорошо помните восхождение?

 – Достаточно хорошо. Помню, как мы чуть не сдались на склоне горы Лхоцзе. Джордж, я и шерпы находились на склоне Лхоцзе и практически на протяжении всей недели совсем не продвинулись вперед. Я убеждал Джона разрешить продолжить восхождение. В итоге он дал свое согласие. Мы стали быстро подниматься вверх. Нас было трое – я, Тенцинг и Уильф Нойс. Мы достигли высоты 7200 метров, и ситуация повторилась: мы вновь практически остановились. Чуть позже, когда стало ясно, что большой переход на Южное седло неизбежен, группа опять стала двигаться очень медленно, и я опять стал убеждать Джона в том, что мне и Тенцингу следует быстрее совершить подъем, а затем по возможности провести группу к Южному седлу. Джон, скрепя сердце, согласился. Он просто не хотел, чтобы я и Тенцинг потратили все свои силы раньше финального отрезка пути.

 Но я в тот момент чувствовал себя прекрасно. Мы обсудили стратегию покорения вершины и то, кто будет делать последний рывок. На самом деле, это не было неожиданностью для меня. Я бы очень удивился, если бы этот заключительный этап доверили не мне и Тенцингу. Последний раз мы поставили нашу палатку почти на 8400 метрах. Помню, каким сильным и порывистым был ветер. Было слышно, как сначала он нарастал, а потом обрушивался на нашу палатку, которая еле помещалась на скользком уступе. Мы сидели внутри, нам казалось, что удерживает ее на месте только наш собственный вес. В ту ночь я понял на своей шкуре, что восхождение, возможно, придется отменить.

 

 

 Я никогда не считал себя человеком, который абсолютно уверен в том, что может покорить любую вершину. Я всегда давал себе отчет в том, что из-за погодных условий восхождение на вершину может стать очень сложной или даже невыполнимой задачей. Но на следующее утро ветер немного стих, он все равно дул, но уже не был таким свирепым. В 4.30 утра я выглянул из палатки. Было облачно, но видимость улучшилась, так что мне стало понятно, что у нас есть шанс продолжить путь к вершине. Я был полностью уверен, что я и Тенцинг сможем сделать это. Тенцинг придерживался того же мнения. Мы быстро собрались и стартовали.

 Я бы не сказал, что последний отрезок пути дался нам легко. Вообще это была весьма тяжелая работа. Длинный склон был покрыт рыхлым снегом, так что мы ни на миг не исключали возможность потенциальной лавины. Но это был Эверест, так что мы просто понимали, что должны приложить больше усилий, чем обычно. Мы взошли на горный хребет (он сегодня носит название Ступень Хиллари), который казался бесконечным. Мы даже не могли рассмотреть оттуда, где находится вершина. Мы и не видели ее, пока не достигли места, где хребет заканчивался обрывом и открывался вид на Тибет. Тут-то я и догадался, что мы уже недалеко от вершины. Вверху мы увидели купол снега и поняли, что это и есть вершина. Это была не остроконечная вершина, которую можно обхватить руками. На ней было достаточно места для того чтобы стоять. Возможно, на ней могло бы поместиться шесть или восемь человек одновременно. Чудесная вершина!

 

 

 

 Я снял кислородную маску и сделал фотографии всех близлежащих хребтов, для того чтобы потом окончательно удостовериться в том, что мы действительно находились на вершине. Затем я посмотрел на Макалу. Помню, я начал составлять возможный маршрут к Макалу, на вершину которой еще никто не поднимался. Мысленно я стал рассчитывать путь к вершине. Именно по этому маршруту она и была покорена.

 – Вы никогда не перестаете работать, даже на вершине Эвереста.

 – Нет, даже на вершине Эвереста я не переставал смотреть на другие горы и думать о том, как бы взобраться на них. Когда мы поднялись на вершину, то я даже не испытал какого-то огромного чувства экстаза или веселья. Я не скакал, не размахивал руками, не делал ничего такого. Конечно, мы устали и ни на минуту не забывали о том, что нам предстоит еще и обратный путь. Думаю, что одним из моих основных ощущений в тот момент было чувство удовлетворения. Я также был немного удивлен тому, что другими экспедициями было предпринято столько хороших попыток покорить Эверест, но они не смогли добраться до вершины, а мы с Тенцингом это сделали. Безусловно, когда я об этом думал, в моих мыслях не было и тени высокомерия. Когда мы спускались с горы, на Южном седле нас встретил Лоу. «Как это было?» – спросил он. «Ну, Джордж, в этом бою победа за нами!» – ответил я.

 – Когда вы спустились вниз, события начали развиваться с бешеной скоростью. Буквально сразу же вас посвятили в рыцари.

– У меня не было выбора.

 – Вы этого не хотели?

 – Если бы у меня был выбор, то я бы не принимал этот титул.

 

С Джоном Хантом, руководителем экспедиции

   – Почему?

– Не думаю, что я подхожу для рыцарского титула. Я никогда не хотел стать рыцарем. Но позже обнаружил, что если относиться к этому философски, можно извлечь определенную выгоду. Я имею в виду поддержку в других видах деятельности.

 – А затем началась неразбериха вокруг того, что это Тенцинг первым покорил Эверест.

 – Когда мы вернулись в Катманду, нас встретили коммунисты. В то время в горном районе и деревнях было очень сильное коммунистическое движение. Они думали, что очень важно сделать акцент на том, что Тенцинг покорил вершину первым. Они увели Тенцинга, угрожали ему и, мне кажется, запугали его до смерти. А он, хотя и не умел тогда ни читать, ни писать, подписал документ, который они составили. В нем говорилось, что Тенцинг покорил Эверест первым. Потом он говорил, что понятия не имел о том, что подписывал. В конце концов я и Тенцинг посоветовались и решили всем говорить, что вершину мы покорили одновременно. Собственно, именно так все и было. Абсолютно не имеет значения, чья нога первой ступила на вершину. Но люди все равно до сих пор задают мне этот вопрос.

 – Ваша жизнь сильно изменилась после этого восхождения?

 – Конечно, благодаря этому я привлек интерес публики. Средства массовой информации создали таких Хиллари и Тенцинга, которых на самом деле не существует. Из нас сделали героев, а то, что мы думали, говорили или делали, не имело никакого значения. Главное, ни на миг не доверять всему тому, что пишут, и тогда все будет хорошо. Я никогда не верил им. Думаю, именно поэтому мне удалось преодолеть все это без последствий. Я никогда не отрицал тот факт, что, на мой взгляд, я отлично прошел маршрут до вершины Эвереста. С другой стороны, я ни на один миг не давал повода, чтобы воспринимать меня как героя, которого делали из меня средства массовой информации и общество. Общество на самом деле любит героев, на которых оно может смотреть с большой гордостью. А действительно ли он герой или нет, никого особо не волнует.

 – Вас не оглушил гром устроенного вам приема?

 – Нет. Джордж и я даже подумали, что это едва ли это можно было назвать хотя бы криком. Мы приехали в Великобританию и там столкнулись с потрясающей реакцией. Помню, как я шел по Лондону, вдруг остановилось такси, из него вышел плотный мужчина. Это был водитель. Он спросил: «Вы Хиллари, не так ли?». Я ответил. Тогда он сказал: «Поздравляю. Вы знаете, вы проделали отличную работу для нас». Потом он сел опять в такси и уехал. Как же это контрастировало с приемом в Новой Зеландии. Нас встречала большая толпа – мэр Окленда и другие жители города. Меня усадили в огромный лимузин с опущенными окнами. И тут крепкий мужчина со внешностью фермера просунул в него свою руку, взял мою, пожал ее, и сказал: «Молодец, Эд. Ты сделал все, что мог». Какая огромная разница. В Англии меня благодарили за то, что я сделал для Англии, а здесь меня хвалили за то, что я нашел в себе силы это сделать. Это в стиле Новой Зеландии.

 – А что вы ощущаете, когда в магазине протягиваете 5-долларовую купюру со своим изображением?

 – Я не трачу время на то, чтобы думать о таких вещах.

 

 

 –Вы все время ведете активный образ жизни?

 – Именно так. Как я и думал, восхождение на Эверест было скорей началом, чем концом. Благодаря этому у меня появилась возможность заниматься многими интересными вещами.

 – Вы сплавлялись по реке Ганг, покорили вершину в Антарктиде, три года провели в экспедиции на на Южный полюс. Чем вас привлекла Антарктика?

 – Это был отличный способ проверить свои силы. Вивиан Фукс хотел пересечь Антарктику и выполнить ту задачу, которую ставил перед собой Эрнест Шеклтон. Он пригласил меня принять участие в экспедиции, благодаря чему, думаю, надеялся получить поддержку от государства. Это было отличная поездка для испытания сил. Кроме того, там был снег и лед, которые я так люблю.

 – Было труднее, чем на Эвересте?

 О, нет. Это абсолютно разные вещи. Трудности, связанные со снегом и льдом были как там, так и тут, но на Эвересте больше приходилось сталкиваться с неожиданными опасными ситуациями, например, вероятностью схода лавины или риском сорваться с горы. В Антарктике температура в целом была ниже, расстояния больше, а сроки экспедиции были превышены. Таким образом, в Антарктике мы практически постоянно находились в напряжении. В горах это заняло бы меньше времени. Но мне все равно все понравилось, потому что мне очень хотелось попасть на Южный полюс.

 – Но вы ведь не только путешествовали, но и принимали участие в строительстве школ и больниц в Непале.

 – Я очень близко подружился с шерпами и знал, что у низ не было очень многого из того, что для нас кажется само собой разумеющимся. У них не было школ и больниц. Мне нравились шерпы, я искренне восхищался ими и решил, что могу что-нибудь сделать для них. Поэтому когда однажды шерпы упомянули о том, что самое главное их желание – это школа, я решил, что мог бы спонсировать ее строительство. Мы пошли дальше и в 1966 году построили не только школу, но и больницу. А сегодня в Непале уже 30 школ, пара больниц и дюжина центров медицинской помощи.

 – Cтроя школы, вы ведь одновременно были и дипломатом, не так ли?

 – Я стал послом Новой Зеландии в Индии, Бангладеш и Непале. Мы с семьей провели четыре с половиной года в Дели (1985-89), нам очень нравится вспоминать то время. Джун и мне часто приходилось принимать участие во многих важных мероприятиях, где мы были единственными иностранцами. Нам это очень нравилось. Я полюбил Индию. Это очень интересное место. Мне кажется, что жизнь там постепенно налаживается. Когда я первый раз посетил Индию в 1951 году, ситуация в стране была совершенно другой. Мы видели очень большое количество бедных и мертвых людей на улицах. Теперь такое встретишь редко.

 – Расскажите, пожалуйста, о вашей первой жене Луизе Роуз

  

 

– Сразу же поcле экспедиции на Эверест я женился на Луизе. Я был намного старше Луизы. Она была очень способной альпинисткой и много времени проводила в горах. Ей это очень нравилось. Мы часто совершали семейные походы. Они были не очень экстремальными, но проходили достаточно активно. Мы были глубоко убеждены, что дети должны научиться получать удовольствие от общения с природой, любить купаться, жить в палатке, гулять в горах. Но никогда я не пытался убедить их – даже Питера – в том, чтобы они стали альпинистами.

 – В 1975 году Луиза и ваша дочь Белинда погибли в авиакатастрофе. Трудно было пережить это?

 – Конечно, это было невыносимо трудно. Это сильно изменило мою судьбу. Я потерял интерес к жизни. Я не особо верил в то, что со временем эта рана заживет. Но через пять или шесть лет я почувствовал, что все-таки интересуюсь какими-то новыми вещами. Время действительно лечит. Но все уже, конечно, иначе.

 – Как вы относитесь к тому, что ваш сын Питер пошел по вашим стопам и стал альпинистом?

 

 

 – Это было целиком его решение. Он решил, что хочет заниматься этим, и стал альпинистом. Я никогда не поднимался вместе с Питером на серьезные вершины. Он тренировался с большим упорством и чувствовал себя все более уверенно. С технической точки зрения он стал более профессиональным альпинистом, чем я. Его всегда привлекали сложные маршруты и не интересовали легкие. У него были неприятности в горах. Если я не ошибаюсь, четыре альпиниста из его команды погибли. Сам он однажды тоже чуть не погиб. Когда он наконец покорил Эверест, я почувствовал облегчение. Он позвонил мне с вершины. Это было так необычно.

 – О чем вы говорили?

 – О, мы говорили обо всем на свете. Очень хорошо поговорили. Кстати, он он отдал должное трудности Ступени Хиллари. Это мне доставило большое удовольствие. Он сказал, что не ожидал, что потребуется столько усилий.

 – А что вы думаете о сегодняшних восхождениях на Эверест?

 – Ну, я об этом уже достаточно много говорил. Во-первых, слишком многим сейчас разрешено одновременно находиться на горе. Во-вторых, на Эвересте оставляют слишком много мусора. Коммерческие поездки и чрезмерное количество людей на Эвересте стали причиной трагедии в 1996 году. Это не могло не случиться и может повториться при таких обстоятельствах. Понимаете, когда альпинисты буквально выстраиваются в очередь при переходе особо трудных участков, не может быть иначе.

 – Обладают ли руководители сегодняшних экспедиций достаточным мастерством?

 – Обычно они профессионалы своего дела. Но те, кто идут в группе, часто не обладают таким же опытом. Я познакомился с одним из таких участников группы Роба Холла. Он сказал мне, что до этого никогда не совершал восхождений. Но он заплатил $65 тысяч или что-то около того и рассчитывал, что за эти деньги его доставят на вершину, а потом вниз и все это будет безопасно.

 – Как отреагировал Холл, когда вы подняли вопрос о том, чтобы не включать это парня в группу?

 – Роб Холл был полноcтью уверен в том, что сможет провести их на вершину и вернуть назад в полной сохранности.

 – Такая точка зрения и послужила причиной смерти Холла?

 – Я уверен, что если бы он был на Эвересте в составе серьезной экспедиции, то смог бы выжить.

– Какой была ваша первая реакция, когда вы узнали о случившейся трагедии?

 – Хотя я и предвидел такой исход, все равно был шокирован. Это было очень драматично и очень печально.

 – Вы говорите, что такой случай может произойти еще раз. Можно ли сделать что-нибудь, чтобы предотвратить такие ситуации?

 – Определенную часть ответственности за это несет правительство Непала. Я думаю, им стоит давать разрешение на восхождение только двум или трем экспедициям в год. Но готов поспорить, что они не станут этого делать. Деньги для них имеют слишком большое значение. Они сказали, что отменят определенное число экспедиций и поднимут цену. Но я не могу не быть против такой огромной платы, потому что тогда это становится видом спорта только для богатых или хорошо спонсируемых людей. С другой стороны, я полностью согласен с тем, что нужно сократить число экспедиций. Но все-таки готов поспорить, что они этого не сделают. Когда я был там в 2002 году, в базовом лагере находилось 15 экспедиций со стороны Непала и еще 15 в Тибете. Мне кажется, это просто смешно.

 – Изменилась ли что-то в самом альпинизме, увеличился ли фактор опасности?

 – Той системы ценностей, которая была раньше, в альпинизме уже нет. Раньше большое значение имела работа в команде, а сегодня каждый сам за себя. Тенцинг и я покорили Эверест вместе. Сегодня все по-другому. И с этим ничего не поделаешь. Таковы отношения между людьми в современном мире.

 – Учитывая столпотворения на склонах, могут ли сегодня альпинисты получить то же удовольствие от покорения вершины, что и вы?

 – Не думаю, что они могут получить такое же удовольствие. Думаю, что тогда нам очень повезло: нам пришлось проделать всю работу, нам надо было проложить маршрут, нам нужно было нести оборудование, нам пришлось стать первовосходителями южных склонов горы. Я хочу сказать, что такой опыт прохождения препятствий уникален, так как является единственным в своем роде.

 – То есть вы родились в удачное время для воплощения задуманного?

 – Да, мы родились в удачное время.

 – Вы читаете много лекций и принимаете участие во многих мероприятиях, связанных с альпинизмом. Вам это нравится?

 – Когда я отправляюсь на такие мероприятия, то с нетерпением жду встреч со многими моими друзьями. Конечно, мне приятно, что люди чувствуют значимость Эвереста. Но мне бы хотелось, чтобы люди узнавали больше о шерпах, чтобы именно это откладывалось в их памяти. Я хочу, чтобы меня помнили не за то, что я покорил Эверест, а за то, что мы сделали для моих друзей из Непала.

 

 

 

Слово об Эдмунде Хиллари

 

«Пресса и публика создали образ Эдмунда Хиллари, героя и исследователя, которого просто не существовало. Они нарисовали меня героическим типом, полным необычайной храбрости, удивительной силы, источающим энтузиазм и тому подобное… Но это просто история, написанная для газет».

 Sir Edmund Hillary - An Extraordinary Life

 

 Этот человек стал лицом всего альпинизма, олицетворением Он вошел в историю и ему гарантирована очень долгая память. Какой она будет? Каким будет образ Эдмунда Хиллари в массовом сознании? Скорее всего, это будет именно тот портрет, написанный для газет.

 Сознаюсь, что с тех пор как много лет назад впервые увидел сияющее лицо победителя Эвереста, я долгое время находился под полным влиянием этого стереотипа. Волевой подбородок, рубленное лицо, решительный взгляд – просто олицетворение сильного мужчины. Простой парень из народа, сын природы, пасечник, благодаря своей воле, мастерству альпиниста и счастливым обстоятельствам, вставший на вершину мира. Хиллари представлялся стремящимся всегда быть первым спортсменом, сметающим на своем пути все препятствия, непреклонно идущим к цели. Таким он представлялся по книгам о первом восхождении на Эверест. На этот образ сработала и история с достижением Южного полюса на вездеходах. Кажется, что этот человек рвется к успеху, к славе, не обращая внимания на других. Таким хотелось его представлять? А может и подражать ему в этом.

 Согласно этому «газетному» взгляду, Эверест изменил характер Хиллари. И он с годами он потерял амбиции, стал спокойным, добродушным, неутомимым тружеником, который пытался заботой о других отработать ту необыкновенную удачу, которая на него выпала.

 Однако при прочтении массы материалов, его книг, интервью, статей, рождается другой образ. И он настолько противоположен, что это поражает, и этим невозможно не поделиться.

 

Вот черты этого образа

Книжный мальчик, человек болезненной скромности, некоммуникабельный, мягкий до такой степени, что любой может его «отодвинуть локтем». Не слишком хорошо обученный альпинист, с большими провалами в подготовке, самоучка «без школы», и достаточно плохо переносящий высоту. Руководитель слабого типа, как правило, идущий «на поводу» у не очень тщательно отбираемых в команду участников. И в зрелом возрасте - человек, который пропускал мимо собственных карманов огромные деньги, позволяя всем себя использовать, кому попало наживаться на себе. Ничего себе, я написал! Конечно, это не без преувеличений, но....

 

 Миф о простом происхождении

 Эдмунд Хиллари не был пасечником, и не был сыном пасечника. Когда он родился, его отец Перси (Percival Augustus Hillary) был полным амбиций журналистом, молодым человеком, вернувшимся с ранением с войны в Европе. В 1920 году семья переезжает в Туакау, «райцентр» километрах в 60 к югу от Окленда. В городке с населением около 1000 человек им выделили земельный надел. Отец становится редактором и ведущим репортером районной газеты Tuakau District News. В газете почти всё в одном лице. Стремящийся во всем к совершенству, Перси очень много работал и скоро стал самой известной личностью в Туакау. «Он пытался завести знакомство буквально со всеми, посещал все спортивные мероприятия, был в курсе всех культурных событий….. не позволяя себе публиковать непроверенных данных, писать о том, о чем не знал». Энтузиаст, максималист...

 Свое воспитание Хиллари назвал «викторианским», то есть строгим, пуританским, и с физическими наказаниями, на которые отец был щедр. Родителей в своих воспоминаниях он называет людьми строгих принципов. Однако какие это были принципы в действительности ? Строгие люди, но как-то по традиции, чуть позже они вышли из роли и стали сами собой, нормальными интеллигентными людьми. В дела самого Эдмунда родители довольно рано стали принципиально не вмешиваться, абсолютно не следили за тем, что он читает, о чем мечтает, зачем ходит в одиночку в дальние походы.

 Обычные люди? Они выделялись на общем фоне своей образованностью и никогда не отличались смиренностью и покорностью судьбе. Традиционалисты? Уже когда дети стали большими родители дали себя вовлечь в какую-то религиозную секту, с полной отдачей, «по серьёзному». Они продолжали что-то искать, к чему-то стремиться. Не поверю, что таких много в Новой Зеландии или еще где-то....

 Вероятно, уход из районной газеты был тяжелым ударом для Перси. Что было причиной – финансы или личный конфликт, наверное, и то, и другое. Для семьи Хиллари счастливым выходом оказался переход в пасечники. Можно ли говорить, что отец был пасечником? Без сомнения он работал в новой области с не меньшим энтузиазмом, чем на журналистском фронте. И это кормило семью. Однако как только появляется возможность, в конце 30-х годов семья возвращается в Окленд. И Перси Хиллари опять оказывается у любимого рабочего места — письменного стола. Он становится издателем и редактором журнала по пчеловодству.

 

 Миф о простом парне

При таких интеллектуальных родителях, не удивительно, что мальчик развивался быстро. Мать была школьной учительницей и во многом благодаря этому в начальной школе Эдмунд был настоящей звездой. Успехи в учебе были очевидны, он дважды переходил в высший класс раньше времени. В среднюю школу Хиллари пошел в возрасте 11 лет, в классе все были на 2 года старше. И это уже было рискованно. Еще хуже, что эта средняя школа находилась далеко от дома, в Окленде. А там был новый и непривычный коллектив, и туда надо было ехать 2 часа на поезде. В этот важный в жизни момент происходит серьезный психологический кризис, Эдмунд уходит в мир фантазий и грез.

 Каждый его день был похож на предыдущий. Ранний подъем и два часа в поезде. Эд открывал книжку едва переступив порог вагона и выходил, еще держа ее перед глазами. Круг чтения был не очень широким, в основном это были художественные и документальные книги о приключениях, о путешественниках, в том числе об альпинистах.

 В то время у подростка Хиллари вообще не было друзей. В свободное время он любил уходить пешком в достаточно долгие прогулки, шел один, по дороге мечтая. Новая Зеландия и тогда была спортивной страной, в школе все бегали кроссы, играли в регби и футбол, многие занимались теннисом. Эд никогда не был и не стремился быть в этих занятиях первым. Однако с физиологической точки зрения в одно лето с ним произошло чудо. Он стремительно вырос. Из самого низкого – сразу в самые высокие. При этом сильно прибавил в физическом развитии. Однако никаких спортивных амбиций у него не появилось. Он никому не хотел ничего доказывать.

 Вообще Хиллари вспоминал свой подростковый период с некоторым ужасом. А ведь по существу он у него продлился до самого начала гималайских экспедиций. «Я был несчастным и неприкаянным», он совершенно не вписывался в структуру новозеландского общества, и остро это переживал.

 После школы Эд начал учиться в Оклендском университете (специальность - естествознание и математика), но через 2 года эти занятия прервал, уйдя к отцу на пасеку. О настоящих причинах Хиллари никогда не распространялся. А тут и пришло время начала войны, Новая Зеландия вступила в нее вместе с Великобританией, в 1939 году.

 

Армейская фотография

 

 В это время семья Хиллари увлеклись религиозным учением некого проповедника Сатклифа. Дошло до того, что Эдмунд не пошел в армию именно из-за этих убеждений, которых у него, впрочем, не было. Однако в 1943 году, когда пламя войны охватило Тихий океан, на службу пришлось пойти.

 Что такое простой парень, определить трудно. Но, наверное, это какой-то средний и ниже среднего, обычный для страны человек. Хиллари же был абсолютным исключением (Extraordinary) в своем обществе, абсолютно нестандартный случай. Но всё же какая-то простота в его образе очевидна. Но это только в смысле его простого отношения к быту, неприхотливости и привычке к постоянному труду.

  

Судьба уводит в горы

 Мечты и представления имеют тенденцию осуществляться. Смутные предчувствия дальних путешествий материализовались для Эда в возрасте 16 лет. Их класс поехал на вылазку в горы Руапеху. Это было то, чего юный Эдмунд ждал, и что было для него неименуемо. Он испытал настоящий шок от встречи к удивительным вертикальным миром, с другим измерением. И при этом заметил, что практически все его товарищи по школе никакого удивления и восторга не испытали.

 С тех пор мысли юноши начали работать в одном направлении. Природа, горы стали местом приложения его сил. Хотя это был еще далеко не альпинизм..

 Первое восхождение случилось в 20 лет. Поднакопив денег, Хиллари с товарищем наняли гида для восхождения на вершину Оливье в массиве Кука. Сейчас эту гору предложили переименовать в его честь. Это было не совсем простое восхождение с крутым снегом и гребневым лазанием, троечка, наверное. Было очень страшно. Но выезды в горы после этого стали периодическими. Хиллари ходил с более опытными и умелыми товарищами, но и они были самоучками. Альпинистской школы, подобной альпийской или даже советской, в Новой Зеландии тогда не было.

 Когда война в Тихом океане обострилась, в 1943 году, Хиллари уходит все же в армию, в ВВС, штурманом. Он принимает участие в боевых действиях на Фиджи и получает даже контузию. Дальше его служба проходила в Новой Зеландии и в свободное время он имел возможность ходить в горы.

 Хиллари на первых порах ходит по горам как турист, он прошел немало маршрутов на лыжах, прежде чем перейти к техническим восхождениям. Серьезно начал заниматься альпинизмом, примерно лет с 25. И к 30 годам получил известность, как один из сильнейших новозеландских альпинистов. Но их было так мало. В 1948 году он с друзьями прошел новый, самый сложный на тот момент маршрут на пик Кука. Правда, роль лидера играл другой человек. Да и список новых маршрутов, пройденных Эдмундом Хиллари на родине, практически состоит только из этого маршрута.

 В 1949 году Хиллари всей семьей едут в Великобританию. Это старшая сестра Эдмунда Джюн выходит замуж за англичанина. По дороге обратно он на короткое время задерживается в Альпах и совершает восхождение на Юнгфрау. Да, список альпийских вершин у великого альпиниста Хиллари был совсем коротким.

 

 Шанс, был завоеван трудом на пасеке

 Ключевым моментом в жизни стали выезды в Гималаи в составе скромных по бюджету альпинистских экспедиций в 1951 и 1952 гг. Ездил Эдмунд за свой счет, экономя по жизни на всем, никакой личной жизни, в мыслях только горы. Узнав о подготовке британской экспедиции на Эверест, Хиллари и Лоу уговорили руководство Новозеландского Альпийского Клуба написать в Лондон письмо с просьбой включить их в состав экспедиции

 Эрик Шиптон писал, что когда получил телеграмму из Новой Зеландии с просьбой включить в группу двух новозеландцев, он был просто в гневе от наглости. Только что он отказал в этом целой группе хорошо знакомых, проверенных альпинистов. Экспедиция не резиновая, к тому же Шиптон всегда предпочитал ходить в небольших компаниях. Он даже написал отрицательный ответ, но не отправил его по каким-то причинам сразу. А потом подумал и передумал. Главным препятствием для расширения состава была всё-таки значительная стоимость дороги, а новозеландцы брали ее на себя. Может, пригодятся ?

 Никакой серьезной школы в альпинизме Хиллари не прошел. Об этом он всегда напоминал. В его знаниях и умениях были серьезные пробелы. Более-менее сведущий на льду и снегу, он никогда не ходил сложных скальных маршрутов. Однако в то время и в Великобритании особых мастеров не было, это была не Италия и не Франция, где за места в команду шла настоящая схватка асов альпинизма. А главное, у Эдмунда был огромный запас энтузиазма, который сдержанные англичане не проявляли, просто потому что его у них просто не было.

 Перед Эверестом Хиллари принимает участие в первой новозеландской и двух разведывательных экспедициях в район Эвереста. Работая под руководством Эрика Шиптона, он зарекомендовал себя едва ли не как сильнейший (физически и технически) в команде альпинист, так что его участие в команде 1953 года сомнению не подлежало.

 

Рождение легенды

  Себя до Эвереста Эдмунд Хиллари характеризует, как человека «неприкаянного и несчастливого». Он практически не думает о будущем, у него нет не только невесты, но даже просто знакомых среди женского пола. Всё до последнего пенни Эд тратит на альпинизм. А ему ведь уже за тридцать.

 Такой дорогой Эдмунд Хиллари шел к своему единственному шансу, приблизившись к нему, он обрел долгожданную «прикаянность», своё четкое место и задачу. Для Хиллари уже само нахождение в экспедиции было счастьем и это произвело на всех участников немного неправильное впечатление. Он действительно воспринимался ими, как простой парень, не имеющий по жизни сомнений, стремящийся быть первым и т.д.

 Миф создали английские участники группы. Им нужен был герой, и его удобно найти немного на стороне, друг друга они знали лучше.

  

У. Нойс: Эда Хиллари я впервые встретил в Катманду, однако знал о нем и раньше благодаря репутации, завоеванной им во время разведки Эвереста и в экспедициях на Чо-Ойю. Его длинное лицо, резко очерченная челюсть и улыбка "до ушей" стали теперь знаменитыми. Однако первым моим впечатлением была необыкновенная длина его рук и ног. Эд не был самым высоким, я думаю на эту честь мог бы претендовать Том Стобарт, но, без сомнения, он был самым длинным. Его угловатая фигура, казалось, специально создана для лазанья. Прижавшись к склону, Эд легко поднимался, проходя при каждом движении огромное расстояние. Еще до отъезда Эрик Шиптон как-то сказал мне: "Он может лезть даже слишком быстро". Однако этого не случилось.

 Маленькие всегда представляют, как легко лазить высоким, а высокие – маленьким. Представление о том, что Эд хороший скалолаз основывалось у Нойса и товарищей на основании общего имиджа Хиллари.

  Возможно, среди нас Эд был тем поклонником гор, к кому больше всех пристало бы слово "страсть". В лагерях, и особенно когда он был в возбуждении от перспективы восхождения на Эверест, от него можно было услышать мешанину рассказов о вершинах, рекордных переходах и о перспективах, о восходителях и восхождениях.

 Англичане по доброму подшучивали над товарищем по экспедиции, над тем, что он пасечник, обыгрывая эту тему. Однако никто почему-то не удивился тому, что этот простой, как им казалось, парень оказался настоящим эрудитом, знающий всё об альпинизме, всё об исследователях, о горах.

 Когда он стоял на высшей точке земного шара, его взор был прикован к Макалу, и уже тогда он намечал путь для восхождения в следующем году. Ради Эвереста он был готов даже использовать кислород, несмотря на личное желание сделать попытку подъема без него.

 Желание это было спрятано достаточно глубоко. В последующих экспедициях оказалось, что высоту Хиллари переносит плохо. Макалу дважды отбивала его попытки, нанеся жесткий удар. Оба раза он едва оставался в живых.

       В Передовом Базовом лагере привычной картиной была фигура в ковбойке. Это Эд, согнувшись, налаживал кислородный аппарат или чистил примус. Ему же приходилось заботиться об аппарате Тенцинга. Когда ночью 29 мая мы, лежа в палатке, обсуждали вопрос о заключительном штурме, нам было ясно, что мастерства Хиллари хватит на обоих.

       В предыдущих экспедициях Эд кое-что усвоил из языка урду, чтобы хоть как-то объяснить шерпам, что ему нужно, и они охотно отвечали на его веселое обращение и дружеский смех. Любой рассказ, сдобренный смехом, вызывал овации. С Тенцингом он всегда говорил по-английски, и начиная с первого же совместного выхода оба, по-видимому, хорошо "сходились". По-английски Тенцинг говорил неважно, однако в лице Эда он должен был найти, конечно, более подходящего собеседника, чем Раймонд Ламбер в предшествующем году. Ламбер вообще не говорил по-английски, однако они как-то понимали друг друга. Эд был сговорчивым в значительно большей степени, чем это можно было ожидать от человека, который сам себя характеризовал как "жадного до руководства". На Канг-Чо (в период акклиматизации), в Цирке, на первом участке стены Лхоцзе я был ведущим, причем, в двух последних случаях ни у кого не спросясь. Один из членов экспедиции как-то сказал: "Хочу попробовать ходить под начальством Эда. Это более спокойно".

 

В плену у легенды начинает находиться и переводчик. Наверняка «жадность руководства» это было лишь желание идти первым в связке. Об этом и идет речь в предыдущем абзаце. А как совершенно неправильно характеризуется при этом Хиллари.

       При решении любой задачи Эд развивал лобовую атаку, Для каждого вопроса у него был прямой ответ. Так было и на Эвересте: "Давайте, попробуем!" и "Должен сказать, что мне нравится эта штука с открытой циркуляцией". Штурм был успешным, ответ простым. А что потом? Человека не должна покидать скромность, даже если он поднялся на высшую точку Земли. Он не должен меняться. Когда репортеры в Катманду нажимали с вопросом: "Кто же именно первым вступил на вершину?", он нам признался: "Я не хочу говорить им, что это был я, это звучит бахвальством". Подобная скромность в сочетании с уверенным мастерством и с дружеской откровенностью, присущей новозеландским альпинистам, составляет портрет восходителя, достойного величайшей вершины мира.

 Нойс и все участники экспедиции видят в Хиллари то, что хотят видеть. Им кажется, что это сильный, простой парень, не ведающий сомнений.

 А ведь первым вершины должны были достигнуть другие: Том Бурдиллон и Чарльз Эванс. Хиллари позже сознавался в грехе: « Я не очень сильно хотел, чтобы они взошли. Я не мог себя заставить сильно хотеть этого».

У английской двойки не хватило смелости, а может, хватило благоразумия. Но по большому счету осуществилась справедливость и первыми Эвереста достигли два самых достойных человека в экспедиции. Абсолютно ненормальный шерпа и такой же ненормальный новозеландец. Два избранника судьбы.

 

Присмотримся еще к деталям экспедиции, которые характеризуют Хиллари. Вот штурмовой лагерь, Тенцинг и Хиллари долго не залазят в палатку. Никто из них не хочет сделать это первым! Шерп - понятно, для него по должности не положено отдыхать раньше сагиба. Но Хиллари.... ему было неловко показать себя работающим меньше.

 

 

 Вот вершина. С нее сделано много снимков, на них Тенцинг, на них панорамы. Но на них вы не увидите новозеландца. Он не счел возможным в этот исторический миг напрягать своего партнера просьбой нажать на кнопку! «Думал, вдруг он не умеет!» Потрясающе! Нет, просто в мире не рождалось еще более скромного и деликатного человека. И это о нем: лобовая атака, прямой ответ на всё?

 Хиллари спускается вниз, его встречает команда. Он явно чувствует неловкость перед товарищами, что именно он поднялся на самый верх. И стремится придумать слова, чтобы снизить пафос, только так я понимаю его слова Джорджу Лоу: Well, George, we knocked the bastard off. Они, конечно, не были предназначены для публики. Вообще их характеризуют как новозеландский слэнг.

 Хиллари поднялся на вершину Эвереста первым в связке. Наверное, он, правда, не придавал этому никакого значения. Шел первым заключительную часть маршрута и первым взошел. Тенцинг же шел последний участок след в след. В голову тогда не шло, что это может быть кому-то важно. Внизу пришло понимание, и они договорились везде говорить, что взошли вместе. И вдруг, через некоторое время по миру проходит сенсационная новость, «Тенцинг утверждает, что он был на вершине первым и вообще затащил туда партнера». Индийские газеты распространяли сенсационную новость, ее принялись обсуждать по всему миру. Это позже стало известно, что никаких заявлений по этому поводу Тенцинг не делал. Однако, до Хиллари подобная провокационная весть доходит. Но от него — ни слова, ни упрека, ни звука...

 

 Быстрое завершение карьеры

 А планка была резко поднята очень высоко, восхождение на Эверест — это была претензия на право считаться сильнейшим альпинистом мира. И появились возможности для полной реализации своих альпинистских амбиций. Однако дальнейшая карьера в горах у Хиллари не сложилась.

 

 

 Уже в следующем после Эвереста году, Хиллари руководит экспедицией в Гималаи, которая делает попытку взойти на Макалу. Экспедиция закончилась неудачей, которая выглядела абсолютно закономерной. По организации: большая исследовательская программа противоречила основным планам, а главное состав восходителей был слабоватым. Связка глупо проваливается в трещину, один выбирается и спешит за помощью. Руководитель экспедиции Хиллари бегом бежит на помощь, взяв с собой только шерпов.

Он удивительно неудачно организует спасработы, которые заканчиваются в первый день только сломанными ребрами у самого руководителя. Упавшего в трещину достали только утром, чудо, что живого.

 В 1961 году, во время второй своей экспедиции на Макалу у 41-летнего Хиллари уже на семи тысячах происходит микроинсульт. Он теряет дар речи, координацию движений, отнимается рука. С высотными восхождениями как спортом лучше было распрощаться. Всего Хиллари участвовал в семи гималайских альпинистских экспедициях. Из значительных восхождений – только Эверест.

 Все самые великие альпинисты так и говорят и это, в частности, главная мысль, которая проходит через все книги Месснера. «Мы такие же люди, не феномены, не супермены. Но что-то есть в голове или сердце, и там, и там, что позволяет совершать то, что другие до тебя не смогли сделать». Эверест легко отбил десяток попыток, он ждал самых достойных альпинистов. А значит и самых сильных. Но дальше всё стало на свои места, сказка кончилась: желания стали расходиться с мастерством. А его не хватало.

 Хиллари — выдающийся, один из сильнейших альпинистов. Несмотря на то, что технически и физически он далеко отставал от лучших мастеров. Но его дух был на таком высоком уровне, что позволил сделать то, что было недоступно другим. Но только один раз.

  

Антарктический миф о спортсмене, стремящийся быть всегда первым

 Он лишь усмехался: «Какая чушь!» Британская пресса поливала Сэра Хиллари грязью, а он улыбался, не понимая даже предмета разговора.

 В 1956-1958 гг. Хиллари привлекают к исследованиям Антарктиды. Сам он этого не планировал. Но попал в полярники вполне в своем стиле — его попросили, а он не отказал.

 

 

В это время проводится программа так называемого Международного Геофизического Года и правительство Новой Зеландии обратило свое внимание на соседний континент. Главное мероприятие – траверс материка научной экспедицией английского профессора Вивиана Фукса. Напористый ученый сам вышел на Хиллари, пригласил его на разговор. Как это часто бывало, Сэра Эдмунда просто использовали и он нужен был, чтобы вовлечь в программу новозеландское правительство. Так и получилось.

 По плану Фукса новозеландцы занимаются черновой работой, а он со своими людьми проходит рекордный маршрут и получает все лавры. Новозеландская сторона проекта поручает Хиллари возглавить вспомогательную группу. Однако, благодаря хорошей подготовке и стечению обстоятельств, эта команда быстрее плана выполняет свою работу. Они обеспечили все промежуточные базы англичанам, а затем, имея время и топливо, совершили смелый марш и первыми в истории достигли Южного Полюса на вездеходах. Это 99 дней марша и 3500 км на гусеничных машинах. За это достижение, которое было воспринято как «нарушение конвенции», Хиллари крепко досталось от английской прессы. Он испортил им праздник, своей «неуемной жаждой славы». Нельзя же всё подминать под себя!

 Однако даже беглый анализ произошедшего говорил, что Сэр Эдмунд ни о какой новой славе и не думал. И вообще руководил практически номинально. У него подобралась сильная команда и оставалось лишь прислушиваться к мнению коллектива, который, впрочем, тоже действовал строго по обстоятельствам. Он всегда так руководил. Когда везло с подчиненными — получалось нормально. Когда не везло... понятно, что получалось не очень.

 Хиллари – сильный человек ? Да безусловно. Но не в обычном представлении. Хиллари не был в жизни замешен ни в одном скандале, он никогда не от кого ничего не требовал, не настаивал, никого не толкал локтями. Деликатнейший человек, однако крепко стоявший на ногах, для этого у него хватало моральной силы — самой сильной из сил.

  

Счастья - несчастье - счастье

 В счастливый для него 1953-й Эдмунд Хиллари женился. Нельзя сказать, что на первой встречной, но можно – «на первой встречавшей». На дочери президента Альпийского Клуба, с которой познакомился еще по дороге к Эвересту, в Австралии... Вскоре была шикарная свадьба, потом на свет появился сын Питер, затем дочь Сара, а после Антарктиды — младшая Белинда. Получилась очень даже счастливая семья, с внимательным и заботливым папой. Они много путешествовали вместе. Время свободное имелось, материально Хиллари мог себе позволить многое. Не мог себе только позволить не работать.

 

 

 И вот счастье рушится в один момент, в 1975 г. в авиакатастрофе при взлете в аэропорту Катманду жена Луиза и младшая дочь Белинда погибли. Это несчастье повергло Эдмунда в достаточно длительную депрессию, по его словам, года на три. Наверное, только на два, потому что в 1977 году он организует прохождение реки Ганг от устья к истокам на моторной лодке.

 Через 10 лет (жить вместе они начали раньше) Хиллари женился на Джюн, вдове своего друга Питера Мальгрью, также погибшего в авиакатастрофе, но в Антарктиде. Это была знаменитая катастрофа на Эребусе, когда огромный самолет врезался в склон этого вулкана. И в полете должен был участвовать Эд, который в последний момент отказался и нашел себе замену в виде лучшего друга.

 При поддержке со стороны новой супруги, он продолжил активно работать по сбору средств для своего фонда. Ездил по миру, был свадебным генералом на многочисленных мероприятиях, всегда при этом демонстрируя уважительное отношение буквально ко всем людям, с кем приходилось контактировать. Одно время исполнял функции специального посланника Новой Зеландии в Индии, с чем справился замечательно, так как был отличным дипломатом и пользовался огромным авторитетом буквально у всех.

 

 

 Миф о возвращении долгов

 Существует точка зрения, что Хиллари добившись успехов в альпинизме, решил изменить свою жизнь и занялся проектами обустройства жизни шерпов, чтобы возвратить долг, которые чувствовал перед ними, перед судьбой, перед страной, на территории которой совершился его звездный миг.

И это была его миссия просветителя, «белого человека», так он понял свой гражданский долг и т.д...

 Но в действительности логика действий была совершенно другой. Хиллари более других альпинистов дружил с шерпами, потому что просто по-человечески любил этих людей. И просто не мог отказать им в просьбе. Выполнил одну, затем последовали другие – как было отказать! А дальше уже невозможно (для Хиллари) было выйти из дела. Ведь от него многое зависело.

  После этого Эдмунд Хиллари возвращается в Непал, где начинает выполнять свою историческую миссию - сделать всё возможное для развития этой страны. Уже в 1958 году он учреждает Himalayan Trust, организацию, которая играет едва ли не главную роль в обустройстве непальского высокогорья (может важнее, чем правительство страны), долины Кхумбу в первую очередь. В активе организации 30 школ, 2 госпиталя и 12 больниц, аэродром в Лукле и многое другое. В середине 60-х Хиллари даже становится официальным послом Новой Зеландии в Непале.

 «Я никогда не жалел шерпов, их жизнь мне не казалась ущербной. Я никогда не пытался навязывать им свои проекты. Это были вещи, о которых местные люди просили и мы отвечали. Каждый раз, завершая один проект, мы получали новые просьбы».

 Да это так, но даже если Хиллари не осознавал, даже если он работал до 87 лет всего лишь из-за «дурной привычки» трудится всегда, всё равно его миссия была героической. Это как на Эвересте, Эдмунд Хиллари всего лишь топтал снег, всего лишь рубил ступени, всего лишь делал свое дело с привычным энтузиазмом.

 Что такое поздний Хиллари ? Это абсолютно неалчный человек, неутомимый труженик. Он никогда не торговался о своих личных гонорарах, с готовностью откликаясь на любые просьбы и предложений. Летел «бог знает куда», встречался с кем-то, выполнял кучу протокольных обязанностей, выступал, читал, что-то подписывал, инициировал, и всегда был желанным «свадебным генералом». Потому и желанным, что с ним не было проблем, он ничего не требовал, ни супергостиниц, ни лимузинов.

 

 

Его нельзя было представить отказывающим в автографе, раздраженным на журналистов, он никогда не ломался, давая интервью, и не просил за это денег. Чем дальше вглубь нашего времени, тем сильнее его позиция входит в противоречие с общепринятыми нормами и даже со здравым смыслом.

 Он, может быть, был один, кто это мог себе позволить. Некий американский журналист пишет, что был в полном изумлении, когда узнал, что домашний телефон Хиллари опубликован в городской телефонной книге. Для человека при жизни ставшего персонажем учебников, это казалось невероятным. А затем еще сам Сэр Эдмунд лично звонил журналисту, извинялся, что переносит встречу, так как прилетает президент Клинтон и его вызывают на официальный прием.

 Да, это так. Но Хиллари всегда был предельно принципиален и последователен в своих суждениях. И его публичная позиция всегда доходила до публики. Он был бойцом за идеалы исследовательского, чистого от коммерции альпинизма, но он много сделал и против распространения практик запретов, против ограничений на альпинизм.

 

Эдмунд, ты, наверное, прав

 Не скрою, мне сначала показались немного пижонскими слова Хиллари о том, что он никогда бы не прошел мимо умирающего Дэвида Шарпа. Его осуждение участников событий 2006 года воспринималось не совсем уместным, ведь обстоятельства могут быть разными. И его, в общем, мало кто в альпинистском мире поддержал. Даже возникло какое-то осуждение осуждавших. Мол, как безногий Марк Инглис кого-то мог спасать! И «хорошо вам рассуждать» там внизу, в тепле, на берегу моря. Большинство как бы задумалось и поняло, что они также прошли бы мимо и также нашли бы оправдание, переложив ответственность на Господа или на Рассела Брайса..

 Почитав более подробно о нем и переосмыслив жизнь Сэра Эдмунда, я пришел к другому выводу. И я поверив ему, сочинил следующий сюжет.

 Май 2006 года. Ночь на Эвересте. Первые часы восхождения. Люди хмуро двигаются по перилам, все в тревожном напряжении, как оно будет. Жутко холодно, а здесь еще и задуло. И вот прямо на их пути пристегнутый к перилам сидит едва живой человек. Первые проходят мимо. Но вот его шерпы уже вытаскивают Дэвида Шарпа из под камня. Гид Эдмунд Хиллари кричит в трубку: «Рассел! Мы начинаем транспортировку! Прием, эй, ты же слышишь!» Рассел не отвечает, Эд выходит вновь и вновь..

 Вдруг слышит в ответ:

«Эд! Ты, слышишь? Ты должен продолжать восхождение! Не будь идиотом!» На что Эд спокойно: «Рас, что разве есть другие варианты?»

 Через 15 минут голос в рации: «Эд, прошу, продолжайте восхождение. Шесть шерпов я поднял, они уже вышли с седла. Они будут часа через три. Еще шесть сейчас выходят с кислородом из АВС. Потом подгоню еще, всех поставлю на уши! Оставь кого-то с ним и продолжай подъем! Ради Бога, знаешь как это важно для меня, продолжайте подъем!»

«Рас, спасибо! Я знал, что ты классный парень. Но как я скажу теперь людям, что они должны бросить больного? Тащить его действительно не просто, хорошо хоть небольшой попался».

 В тот день среди восходителей просто не нашлось ни одного человека, который бы имел достаточный моральный авторитет в собственных глазах, чтобы так поступить. Тут не надо было железной воли, не требовалось твердого характера, и это не была атака в лоб. Нужен был мягкий и деликатный, не умеющий делать сложных подсчетов Хиллари. Таких не может быть много, но только такой мог стать избранником Эвереста. Кто скажет, что выбор на него пал случайно?

 «Я получил большое удовлетворение от восхождения на Эверест, от путешествий на полюса. Но без сомнения, моими самыми значительными достижениями были строительства школ и больниц. Это дало мне большее удовлетворение, чем след, оставленный на вершине горы».

 

 

Чем дальше он будет уходить от живущих, тем более схематичным будет его образ. Образ, супермена с улыбкой до ушей, простого парня, ставшего рыцарем, пасечника и одновременно сильнейшего альпиниста мира, благотворителя, из чувства гражданского долга строившего школы, и человека, гнавшего по льдам Антарктиды вездеходы с единой мыслью опередить англичан....

Тимофеев Сергей Владимирович. Из цикла Книга Памяти ушедших друзей

Мастер спорта по альпинизму, "Снежный барс", обладатель 2 золотых и 1 серебряной медали чемпионатов СССР, трех золотых, трех серебряных и четырех бронзовых медалей чемпионатов России, участник 5-и гималайских экспедиций читать больше


Мастер спорта по альпинизму, "Снежный барс", обладатель 2 золотых и 1 серебряной медали чемпионатов СССР, трех золотых, трех серебряных и четырех бронзовых медалей чемпионатов России, участник 5-и гималайских экспедиций

Классификатор маршрутов на горные вершины

Бумажная версия классификатора содержит информацию по состоянию на 31 декабря 2019 года. читать больше

Бумажная версия классификатора содержит информацию по состоянию на 31 декабря 2019 года.

Присвоение спортивного звания Мастер спорта России по альпинизму

дисцилины классического альпинизма, скайраннинг, ски-альпинизм читать больше

дисцилины классического альпинизма, скайраннинг, ски-альпинизм

Разбираем скалолаза на части на YouTube-канале ФСР

На официальном YouTube-канале ФСР вышел первый выпуск серии роликов «Анатомия скалолаза». ФСР продолжает выпускать собственный видеоконтент, который позволяет всем скалолазам с пользой провести время на самоизоляции: получить ... читать больше

На официальном YouTube-канале ФСР вышел первый выпуск серии роликов «Анатомия скалолаза».

ФСР продолжает выпускать собственный видеоконтент, который позволяет всем скалолазам с пользой провести время на самоизоляции: получить новые знания, изучить возможности своего организма и, конечно, «прокачать» определенные навыки.
 


Серия роликов «Анатомия скалолаза» снята совместно с клубом «Спортивная секция». Экспертом выступает Юрий Сдобников. Он предлагает оценить подвижность различных суставов и благодаря специальным упражнениям увеличить необходимую амплитуду.

Первый выпуск посвящен плечам. Они очень важны для скалолаза. Слушаем эксперта. Выполняем тест. Оцениваем результат. И ждем следующего выпуска. Уже скоро узнаем, как увеличить мобильность этих суставов.

Не забудьте подписаться на YouTube-канал ФСР, чтобы не пропустить новые видео!

Генеральный спонсор ФСР: ОАО РЖД.
Партнёры ФСР: компании РедФокс, Barkli, Скалодром.ру, TOP POINT.
Партнеры по подготовке сборной команды — скалодром Лаймстоун, скалодром ЦСКА.

И еще одна загадочная трагедия в горах

Урал и Бурятия были не единственными местами загадочной гибели туристов в СССР. На сайте dyatlovpass.com описан и еще один страшный случай. Сорок семь лет назад туристов всего СССР потрясла трагедия - гибель туристов КуАИ на Кольском ... читать больше

Урал и Бурятия были не единственными местами загадочной гибели туристов в СССР. На сайте dyatlovpass.com описан и еще один страшный случай. Сорок семь лет назад туристов всего СССР потрясла трагедия - гибель туристов КуАИ на Кольском полуострове.

«Скалодромы в школы»: на пути к урокам скалолазания

На уроках физической культуры в российских школах дают не только основы физического воспитания. Учеников также знакомят с некоторыми из видов спорта. Зачастую этот список ограничен дисциплинами, плотно вошедшими в образовательную программу ... читать больше

На уроках физической культуры в российских школах дают не только основы физического воспитания. Учеников также знакомят с некоторыми из видов спорта. Зачастую этот список ограничен дисциплинами, плотно вошедшими в образовательную программу десятки лет назад. Например, игровыми видами, которые в школьных условиях не требуют больших финансовых затрат и позволяют задействовать одновременно максимальное количество учеников класса. Другие виды спорта, незаслуженно обделенные этим вниманием, пытаются распахнуть перед собой школьные двери в рамках факультативных занятий и кружков.

Проект Федерации скалолазания России «Скалодромы в школы» призван поэтапно ввести скалолазание в образовательную программу в школах. Уже сейчас наиболее заинтересованные учреждения могут обустроить в своих стенах полноценную скалолазную инфраструктуру благодаря консультационной помощи ФСР и выгодных предложений предприятий, являющихся лидерами отрасли. А в перспективе скалодром в школьном спортзале может стать такой же привычной составляющей, как шведская стенка или волейбольная сетка.

- Активная фаза реализации проекта «Скалодромы в школы» стартовала в 2019 году, - говорит директор по спорту ФСР Евгений Левин. – Мы хотим заинтересовать школы в строительстве скалодромов и ввести скалолазание в школьную программу. На первом этапе планируется разработка и утверждение учебной программы для дополнительного образования в школе, а в дальнейшем мы бы хотели достичь включения скалолазания в обязательную школьную программу.

Скалолазание – один из наиболее естественных видов физической активности. Вспомните сами: со своих первых шагов ребенок начинает карабкаться на различные предметы. Благодаря скалолазанию достигается гармоничное развитие практически всех групп мышц, укрепление костей и суставов, развитие логического мышления, улучшение навыков моторики и реакции.

Скалолазание – один из наиболее доступных видов спорта для каждого ребенка, ведь прикоснуться к зацепкам, сделать несколько движений по скалодрому может каждый вне зависимости от уровня подготовки. Благодаря современным технологиям скалолазание еще и максимально безопасно для детей – сооружения оборудуются автостраховками, что исключает человеческий фактор. Даже сорвавшись с зацепки, ребенок не получит ни физических, ни психологических травм из-за зазевавшегося человека на страховке, среагировавшего в последний момент. Автостраховка вступит в дело мгновенно и плавно опустит на пол.

В ряде зарубежных стран представители сферы образования уже давно оценили достоинства скалолазания. Оно включено в программу обучения не год, не два и даже не десятилетие назад. Первый школьный чемпионат мира по скалолазанию, прошедший в мае 2019 года во Франции – лишнее подтверждение того, что движение является массовым.

К сожалению, в российских школах пока что не так часто можно встретить скалодромы. Без них подготовка невозможна. Бывают и еще более странные ситуации, когда тренажеры, возведенные в школах в прежние года, простаивают, поскольку руководство считает их местом повышенной опасности и не хочет брать на себя ответственность. А ведь автостраховка решила бы этот вопрос. Только кто бы из руководства и педагогического коллектива школ о ней знал?

В рамках проекта «Скалодромы в школы» любое общеобразовательное учреждение может получить консультацию по созданию скалодрома в своих стенах, закупить оборудование по минимальной цене, обучить педагогов у квалифицированных специалистов. Это позволит организовать занятия для учеников и даст возможность зарабатывать на тренажере во внеучебное время.

Скалодром отлично вписывается в формат любого школьного спортзала. Например, тренажер высотой 7,2 и шириной 4,8 метра обойдется в 1,5 миллиона рублей. Речь о сооружении «под ключ» со всем необходимым снаряжением и автостраховками.  Для школы это солидная сумма. Но, инвестировав средства, их можно быстро вернуть. За полтора-два года за счет организации платных занятий. Учитывая, что срок службы скалодромов велик, то в дальнейшем этот объект еще и сможет приносить дополнительные деньги для общеобразовательного учреждения.

Параллельно с точечной работой с каждым заинтересованным учреждением в рамках проекта «Скалодромы в школы» идет решение глобальной задачи по разработке и утверждению учебной программы. Эта работа осуществляется совместно с Федеральным центром организационно-методического обеспечения физического воспитания (ФЦОМОФВ). Контракт с подведомственным учреждением Министерства просвещения РФ заключен в минувшем году. Проект программы дополнительного образования подготовил один из энтузиастов развития скалолазания в школах, учитель физвоспитания, педагог дополнительного образования ГБОУ города Москвы «Школа № 709» Сергей Кувватов при поддержке председателя Федерации скалолазания Москвы Светланы Чистяковой.

- В рамках реализации проекта стоит задача в срок до 2024 года включить скалолазание в программы дополнительного образования общеобразовательных учреждений в РФ. Мы рассчитываем, что благодаря проекту увеличится количество сооружений для занятий скалолазанием,  число детей и молодежи, регулярно занимающихся нашим видом спорта. Будет создана постоянно действующая система пропаганды скалолазания как одного из элементов здорового образа жизни, - говорит Евгений Левин.

Как пояснил директор по спорту ФСР, чтобы представить широкой аудитории возможности развития скалолазания в школах наиболее наглядно, федерация подготовила презентационный видеоролик проекта «Скалодромы в школы». Он снят на базе учреждения, которое уже присоединилось к проекту и возвело современный тренажер. Уделив несколько минут, можно увидеть на конкретном примере, что скалолазание – доступный и безопасный вид спорта для школ. И что крайне важно: он интересен детям и молодежи! Каждый новый подъем вызывает у ребят бурю положительных эмоций. И они рады приходить в зал на дополнительные занятия после учебы.

ФСР планирует использовать презентационный ролик при выступлениях на различных конференциях, дискуссионных площадках, встречах с педагогическим сообществом. Видеоролик может быть использован учителями физкультуры, родителями для того, чтобы заинтересовать в установке скалодрома и проведении уроков скалолазания руководство школ, их попечительские советы.

Подробнее о реализации проекта «Скалодромы в школы» рассказал его руководитель Артем Заикин:

- Как оцените интерес сферы образования к проекту «Скалодромы в школы»? Кто уже успел поучаствовать?

- У школ есть интерес к проекту, причем не только в Москве. Мы общались с представителями Бурятии, Краснодарского края, Подмосковья. Одним из ярких примеров можно назвать общеобразовательную школу №709 в поселке Северный города Москвы. Здесь установлен скалодром с автостраховками, с сентября работает клуб скалолазания, проводятся занятия, организовываются соревнования. Также проект реализован в подмосковных Котельниках.

- Давайте расскажем о механике проекта. На какие консультации и помощь могут рассчитывать школы?

- Консультацию и методическую поддержку можно получить на бесплатной основе у ФСР и партнеров проекта – «Скалодром.ру», САМР, Perfect Descent, Trublue. Педагоги могут пройти необходимое обучение на курсах инструкторов, организуемых ФСР ежегодно, а также в соответствующих учебных центрах на территории РФ. Школы, участвующие в проекте, могут приобрести снаряжение по оптовым ценам без наценок напрямую у партнеров проекта, являющихся официальными эксклюзивными поставщиками снаряжения на территории РФ.

Для участия в проекте к школам предъявляется ряд требований. Во главе угла – безопасность. Поэтому наряду с прохождением обязательного обучения для учителей физкультуры мы считаем необходимым элементом оснащение всех школьных скалодромов автоматическими страховками. Они еще и позволяют повысить эффективность урока в разы: за одно занятие каждый ребенок сможет пролезть трассу до 5-10 раз. Есть еще ряд требований: наличие программы, прокатного фонда скалолазного снаряжения, знание методологии. Если все требования выполняются, заключается договор о сотрудничестве с ФСР.

- Какая спортивная база необходима общеобразовательному учреждению для участия в проекте? Какие рекомендации дает ФСР на этот счет?

- Наличие работающего скалодрома на территории общеобразовательного учреждения в России –само по себе уже большое достижение. Для этого требуется энтузиасты-педагоги физической культуры и директора школ, не боящиеся ответственности. Многие тренажеры, построенные в школах ранее, не эксплуатируются. А ведь администрации этих учреждений даже не догадываются, что если довести до ума скалодром, то благодаря нему можно не только дать возможность ученикам развивать новые физические навыки, но еще и неплохо пополнять бюджет школы за счет внеурочных занятий.

У партнера проекта «Скалодром.ру» есть реализованные типовые проекты для школ. В данный момент ФСР разработан черновой вариант программы для занимающихся возрастом 6-18 лет, где указана материально-техническая база для участия в проекте.

- На данный момент скалолазания нет в образовательной программе. То есть директоров ничто не обязывает строить скалодромы, организовывать занятия. Тем не менее, проекты реализуются. За счёт чего?

- Да, проекты реализуются, но такие единичные случаи происходят исключительно благодаря энтузиазму руководства школ и педагогов физического воспитания. Главная задача десятилетия – сделать скалолазание уроком в общеобразовательных учреждениях. Это позволит закладывать создание скалодромов  уже на этапе проектно-сметной документации при строительстве новых современных школ. 

Генеральный спонсор ФСР: ОАО РЖД.
Партнёры ФСР: компании РедФокс, Barkli, Скалодром.ру, TOP POINT.
Партнёры по подготовке сборной команды: скалодром Лаймстоун, скалодром ЦСКА.

Андрей РЕШЕТОВ, пресс-служба ФСР
Фото Леонида Жукова

Виталий Лазо: "Я живой". 10 минут под лавиной

Работа гида - опасный труд. Ты обязан брать риски на себя, обеспечивая безопасность клиенту, делать все четко и максимально безопасно. Но мы тоже люди и можем допустить ошибку, главное в этом признаться самому себе и сделать выводы. ... читать больше



Работа гида - опасный труд. Ты обязан брать риски на себя, обеспечивая безопасность клиенту, делать все четко и максимально безопасно. Но мы тоже люди и можем допустить ошибку, главное в этом признаться самому себе и сделать выводы. Занимаясь экстремальным спортом, у тебя притупляется инстинкт самосохранения и подобные происшествия ставят на место, восстанавливая чувство баланса допустимого риска.

Непростое и очень поучительное видео о том, как "Снежный барс" и лидер проекта "Фрирайд в зоне смерти" Виталий Лазо попал в ситуацию, о которой страшно даже подумать - в снежный плен многотонной лавины.

Отчет о лыжном туристском походе 5 к.с. по Удоканскому хребту (Забайкалье, Становое нагорье), совершенному группой с 20 февраля по 09 марта 2018 г.

Чинейский участок –вер. 2470 (2А) – пер. Олега Наумова (1А) – пер. ххх_7 (1А,1846) – пер. Шалаева (1А) – р. Золотой – р. Комустак - пер. Полякова (н/к, ~1743) – р. Бутун - р. Читканда – р. Читканда – пер. ххх_8 (1А) – р. Сакукан – БАМ читать больше


Чинейский участок –вер. 2470 (2А) – пер. Олега Наумова (1А) – пер. ххх_7 (1А,1846) – пер. Шалаева (1А) – р. Золотой – р. Комустак - пер. Полякова (н/к, ~1743) – р. Бутун - р. Читканда – р. Читканда – пер. ххх_8 (1А) – р. Сакукан – БАМ