Денис Урубко: "Я устал от такой экспедиционной жизни"

автор: 4sport.ua

 

19 Февраля, 11:08


Одним из гостей 10-го фестиваля горных фильмов (Mountain Film Review), который проходил в минувшие выходные в польском городе Вадовице, был легендарный российско-польский альпинист Денис Урубко.
Безусловно, журналисты не могли упустить такую возможность и пообщались с Денисом о его экспедициях, тренировках и альплагере.
 
 



Хороший альпинист - старый альпинист. Когда я состарюсь, я пойду в кафе, возьму чашечку кофе, открою свежую газету и буду просто болтать с такими как я посетителями. В Бергамо много кафе, я могу хоть каждый день посещать новое.
Ну и конечно-же, я буду лазить о скалам, проходить техничные, хорошо оснащенные маршруты, конечно, в той степени, в которой позволит мне моя физическая форма.


Денис, что произошло с Вашей правой рукой? [У Дениса во время интервью между указательным и средним пальцем виднеется большой шрам, переходящий на ладонь]

Это сувенир, оставленный мне после боя на ножах. Это было давно, 20 лет тому назад... Это всё, что я хочу сказать.

В мире Вы известны прежде всего как альпинист и скайраннер. Но начинали Вы со скалолазания.

Я начал лазить по скалам, когда еще жил в Казахстане. Это был весьма специфический регион: скалы из сильно прессованного песчаника, за который можно было хорошо цепляться. Маршруты достигали метров 30 в высоту. С этого я и начинал свой путь в горы. Это были годы очень интенсивных тренировок. Но потом я начал ходить в большие горы и занимался спортивным скалолазанием уже меньше.

Как бы вы описали разницу между скалолазанием и альпинизмом?

Я сравниваю эти понятия с двумя животными: обезьяной и лошадью. На скалах Вам нужно быть ловким как обезьяна, а в высоких горах бесценными являются выносливость и сила лошади. Это означает, что тренировки на скалах совершенно другие чем тренировки для восхождений на высокие горы; и очень трудно совместить эти два типа тренировок. 
Прошлую зиму я провел на восьмитысячнике К2, после чего моя скалолазная форма заметно снизилась. 
Я заново должен был начать интенсивно тренироваться для того чтобы пройти хоть какой нибудь маршрут на скалах.

Где ты чаще всего лазишь?

В Италии. Я живу в Бергамо, и у меня под боком есть несколько подходящих районов. Если в одном месте плохая погода, достаточно проехать 2-3 часа на машине и добраться до места, где погодные условия намного лучше. 
Я предпочитаю лазать на скалах Финале Лигуре, это рай для скалолазов. 
Здесь очень много маршрутов категории до 8а. Также мне нравиться и долин Орко (Valle dell Orco), это Патагония в миниатюре. Если Вы планируете поездку в Патагонию, то лучше всего тренироваться именно в этой долине.

Вы уже проходили скальную категорию 8а?

Нет, я никогда не проходил такие трудности, мой уровень - 7а, правда у меня в активе есть парочка 7b. Это были мои самые сложные восхождения на скалах.

Вы упомянули тренировку для Патагонии ...

Да, недавно я вернулся из поездки по Патагонии. Это была своего рода разведывательная поездка, для того чтобы получить представление о том, как выглядит проблема логистики, что представляют собой скалы в Патагонии, какие там погодные условия. 
Погода была очень скверной для восхождений, в прочем у меня уже появился любимый район для лазания. Я хочу пройти новый маршрут на Серро Торре (Cerro Torre, 3128 м)

С кем Вы обычно путешествуете?

У меня много друзей, в том числе из итальянского альпийского клуба (Club Alpino Italiano). Но лучший напарник для меня это моя жена - Мария Карделл (Maria Cardell, Испания). Она отлично лазит по скалам и проходит маршрут категории 7с. За минувшие 3 года, благодаря ей, я значительно улучшил свою технику на скалах.

Ваша жена из Испании. Вы иногда посещаете испанские регионы?

Мы поднимались на скалах Сиураны, Монсеррат, Риглос. Больше всего мне понравилось в Сиуране, потому что лазание там очень техничное. 
Регион Риглос, с другой стороны, является весьма странным регионом: полон каменных навалов в скальных ущельях. Это очень опасно, ведь эти камни живые.
Монсеррат это одна сплошная скала, здесь Вы можете лазать безопасно.

На каких скалах Вы чувствуете себя лучше всего?

Я предпочитаю лазить по известняку, но не такому как в Франкенюре, потому что там скалы гладкие и очень маленькие мизера. Мне также не нравятся маршруты с длинными перехватами, потому что я не особо высокий. Сильно нависающие маршруты также не очень по мне, ведь у меня нет хорошей техники для прохождения больших скальных выступов. 
Аналогично по боулдерингу, где требуется очень сильные удержания. 
Мне нравятся длинные маршруты, метров под 30-40 и техничные линии, где нужно объединять и менять стили.

Вы основали альплагерь Urubko Camp. Как развивается Ваш проект?

Проблема с этим проектом состояла в том, что я предложил программу тренировок и обучения, подходящую для восхождения на большие горы всем, кто был заинтересован в этом. Я получил деньги от спонсоров, снаряжение, организовал выезды на скалы и в горы, даже оплачивал питание для альпинистов.
Эта работа отняла у меня очень много времени и сил и почему-то никто хотел участвовать. 
Да, люди приходили, но не хотели участвовать в тренировочном лагере, ведь это означает, что ученикам предстоит пройти много лет тяжелых занятий; а современная молодежь думает, что спустя несколько дней занятий уже можно подняться на Эверест по северной стороне.
Я объяснял им, что это невозможно, и тогда их мотивация падала. Я хотел обучить их альпинизму, но ученики предпочитали делать только то, что легко и приятно.

Много лет тому назад, будучи в казахской армии, я мог ходить в горы без каких-либо финансовых затрат. У нас были тренировки, снаряжение и спортивный режим, что впоследствии позволило мне заниматься техническими восхождениями на больших высотах. 
Конечно, никому не платили за восхождения, но если Вы хотите, Вы можете просто лазить. 
Возможно, если бы я платил ученикам за то, что они поднимаются в горы, было бы больше желающих в лагере? 
Но я предоставил им только снаряжение и возможность получить опыт. Сейчас обучение в моём лагере заморожено.

Как выглядит Ваша тренировка?

Я лазаю по скалам, я также совмещаю обучение скалолазанию с бегом, но я больше не соревнуюсь. 
Я часто соревновался, на Эльбрусе я побил рекорд в скоростном восхождении, который продержался год, пока Анджей Баргель (Andrzej Bargiel) в 2010 году не пробежал от Азау до Западной вершины Эльбруса (13 километров пути с набором высоты 2400 метров - International Elbrus Race) за 3 часа 23 минуты и 37 секунд, (от ред.: опередив тем самым прошлый рекорд Дениса Урубко практически на 30 минут.) 

Вы иногда встречаетесь в горах с Симоне Моро (Simone Moro)?

Я поочередно живу в польском городе Зомбковице-Слёнске и в Бергамо. Сейчас я не встречаюсь с Симоне, потому что он работает в Северной Америке, часто бывает в Непале или в Больцано со своей семьёй. 
Наши пути разошлись.
Теперь Симоне не так часто появляется в горах как раньше. 
Ну, собственно говоря, никто из нас не молодеет. 
Очень важно завершить те проекты, которые мы начали.

Как Вы представляете себя в старости?

Хороший альпинист - старый альпинист. Когда я состарюсь, я пойду в кафе, возьму чашечку кофе, открою свежую газету и буду просто болтать с такими как я посетителями. В Бергамо много кафе, я могу хоть каждый день посещать новое.
Ну и конечно-же, я буду лазить о скалам, проходить техничные, хорошо оснащенные маршруты, конечно, в той степени, в которой позволит мне моя физическая форма

Планируете ли Вы закончить карьеру альпиниста?

Я очень устал от такой экспедиционной жизни. У меня есть план на ближайшие 3 года. Летом я хочу проложить новый маршрут на вершину восьмитысячника Гашербрум II, затем зимой отправляюсь на восьмитысячник Броуд-Пик, а затем готовлюсь к зимнему восьмитысячнику К2
Я думаю, что я закончу свою карьеру зимнего альпиниста, поднявшись на вершину К2.

Хотели бы Вы стать первым альпинистом, который смог подняться на вершину восьмитысячника К2 зимой?

Конечно. Я планирую поехать к горе через 2 года. Богуслав Магрель, глава Польского Альпийского Клуба, уже ищет спонсоров. У нас есть идея, как правильно организовать экспедицию.

Что самое необходимое для успеха?

Самое главное - найти хорошего партнера. Тот, кто имеет ту же цель, кто хочет сделать то же самое, кто также занимается альпинизмом. Сейчас у меня нет напарника, с которым я мог бы поехать на К2 зимой.

Вы следите за текущими экспедициями на К2?

Тикон выжидает в базовом лагере. Команда Пивцова дошли до вершины отметки "Черная пирамида". 
Но времени мало и до 28 февраля уже невозможно подняться на вершину К2 без правильной акклиматизации и без провешенного маршрута. 
А 1 марта это конец зимы, у команд уже нет времени.
У них уже нет шансов подняться на К2 в этом зимнем сезоне. 
Но гора будет ждать следующих команд
 


Автор: Редакция 4spotr.ua, по материалам https://wspinanie.pl

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...