Иркутская пресса о том, как Владислав Лачкарев завершил программу «7 вершин + 7 вулканов + 2 полюса»

 

8 Апреля, 21:59

Иркутский полярник и альпинист Владислав Лачкарев завершил программу «7 вершин + 7 вулканов + 2 полюса»

«Лет десять назад я молодой такой, борзый, звоню в Москву, спрашиваю  Президента Клуба «7 Вершин» Александра Абрамова: «Вы когда на Эверест?» – «Весной». – «Меня запишите там». А он: «Я вас не возьму, у вас подготовки нет». Говорю: «Вы не поняли, я здоровый лось, и деньги у меня есть». «Ну хорошо, – отвечает, – запишу, раз деньги есть. А вы сами решайте, где погибнуть – на подъеме или на спуске». Меня как холодной водой облило. Стал изучать про Эверест. Батюшки, страшно, гора высокая, люди обмороженные... надо пойти. Вот так и началось».

 

Фото из личного архива В.Лачкарева

 

Полюс подготовкой не считается

Всего два человека в мире выполнили программу «7 вершин + 7 вулканов + 2 полюса». Один из них – иркутянин Владислав Лачкарев. В январе 2019 года он вернулся с самого сурового континента планеты – Антарктиды. О том, как проходило это и другие путешествия, а также о дальнейших планах, Владислав рассказал на встрече экспедиционного клуба «Базовый лагерь». В завершение встречи он передал в музей клуба свою счастливую куртку, в которой поднимался на все самые высокие вершины планеты – с пожеланием, чтобы все, кто отправляются в сложные путешествия, возвращались домой.

«Как меня торкнуло? Отлично помню. В 2009, когда все собирались на море, мы с друзьями решили съездить в путешествие в джунгли, товарищ по институту (камбоджиец) пригласил. Полгода планировали, а потом его перевели работать в Австралию и он сказал: «Извините, ребята...». Я ему, высказал, конечно, что обо всем этом думаю. А потом стал изучать, куда вообще люди ездят. Оказалось – да хоть куда! Хоть на Северный полюс. Начал изучать подробнее, выяснил, что из нашего города еще пока никто на полюс на лыжах не ходил, вот и решил – буду первым! Серьезно готовился, через год в составе международной экспедиции дошел до полюса. Там в тусовке услышал от нескольких людей, что они готовятся к Эвересту. Заинтересовался, стал читать. Тогда-то и выяснилось, что поход на полюс подготовкой не считается. Что нужна совсем другая подготовка».

Вулкан шел бонусом

Экспедиция Владислава Лачкарева в Антарктиду уникальна: достичь на лыжах Южного полюса, взойти на высочайшую вершину континента Винсон и на самый высокий вулкан Сидли, и все это за один раз. Путешественник рассказал, что на каждом из трех маршрутов он присоединялся к разным командам. Это было рискованно с точки зрения логистики. Но опыт оказался успешным и теперь его изучают другие спортсмены.

«Меня все отговаривали. Говорили: «Скупой платит дважды, вам просто не хватит сил, это невозможно, вы задержитесь либо здесь, либо там». Но у меня не было другого выбора, кроме как рисковать, потому что летать три, четыре, пять лет подряд у меня не хватило бы ни сил, ни денег», – признался Владислав.     

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

«Моя основная задача в Антарктиде была – завершить проект 7 вершин, – рассказал он. – Вулкан вышел бонусом, я не знал, получится на него подняться или нет. По сути, у нас был первопроход, потому что Сидли не исследован, с 2010 года там было всего пять групп, и каждая шла своим путем.

В итоге все получилось. Не то, чтобы хвастаюсь, но, получается, я открыл дверь в то, что считалось невозможным, и теперь другие люди тоже могут пытаться это повторить. Спортивный мировой опыт – тиражируется. Не успел вернуться, как мне написали несколько человек. Рассказали, что они тоже готовятся к Антарктиде, спросили, как готовился и шел я».

Ничего героического – иди и иди

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

Владислав Лачкарев рассказал, что планировал сначала дойти до Южного полюса, затем – присоединиться к группе, которая идет на Винсон и затем, если получится, идти на вулкан Сидли. Но под угрозой срыва оказалась первая же точка – Южный полюс: в городе Пунта Аренас (Чили) группа задержалась на восемь дней – из-за погодных условий.

«Чтобы уложиться в график, мы договорились с летчиками, и они подбросили нас поближе к полюсу. Мы шли очень быстро, практически бежали. За один день продвинулись сразу на двадцать четыре километра. Ели на ходу. Отдыхали, не снимая лыжи, чтобы время не тратить. Все это на высоте около трех тысяч метров над уровнем моря. В итоге пришли на полюс и... зависли на три дня уже там, снова из-за пурги. Команда, которая шла на Винсон, тоже задержалась, ожидая вылета, поэтому мне повезло, я успел присоединиться к ним.

Вообще, ничего героического не было – иди и иди. Только холодно было. Фотоаппарат на морозе выдерживает не больше часа, человек постоянно испытывает холодовую усталость. Не столько из-за температуры, сколько из-за ветра. Зато светло – полярный день, фонарик можно с собой не брать.

Если сравнивать, Северный полюс мне показался холоднее и страшнее: там лед живой. Испытываешь животный страх, когда он лопается под тобой, особенно ночью. На южном полюсе гипоксия, потому что высота, но зато ты, хотя бы, не утонешь».

Где мои пять метров?

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

При восхождениях на вершины в составе групп обязательно есть гиды. Гид – это не только спортсмен, но и психолог. Он определяет совместимость членов команды, решает, кого с кем поселить в палатке и поставить в связке. Без его участия шансы совершить восхождение резко снижаются. Даже если сам гид идет по этому маршруту впервые.

«На Сидли мы шли впятером: три участника и два гида. Иногда разделялись: двое уходили вперед, чтобы поставить лагерь и вскипятить воду, остальные догоняли. Скорость у всех была разная, и это проблема. Гид за такими вещами тоже смотрит. Если у человека травма, он постарается убедить спортсмена прекратить восхождение, чтобы не подвергать риску всю группу. Один наш товарищ (венгр) был спортсмен и был здоров, но шел медленно. Гид к нему: «Либо иди быстрее, либо иди вниз». Он в ответ: «я по-английски не понимаю, у меня все хорошо».

Сейчас смешно. А тогда я был зол. Понимал, что никогда больше не приеду сюда, и могу не дойти до вершины из-за этого человека. Говорю гиду: «Мария, ему тяжело, давай я его рюкзак возьму». Она: «Нельзя. По инструкции каждый должен нести сам». Очень долго добирались. Наконец пришли, смотрим GPS – 4280 метров. А я же готовился. Должно быть 4285. Говорю, где еще пять метров? Может, вот там вершина? – «Может и там, я сама здесь в первый раз». «Давай, говорю, я быстренько сбегаю?» – «Нельзя одному». Еще с полкилометра прошли, точно, здесь на 5 метров выше. Ну вот, теперь – зачет».

Пилоту нужна тень

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

На вершине дремлющего вулкана Сидли побывали всего пять экспедиций. Погодные условия там крайне сложные. Поэтому успешное восхождение можно считать настоящей удачей.   

«До нас там были всего четыре самолетика (четыре экипажа). Одна из команд приземлилась прямо в кратер. Наш летчик был менее опытный, пока искали место для посадки, круга четыре пролетели. Казалось, не сядем, так и улетим. В итоге сели далеко, и мы еще день добирались до подножия.

Для полетов там очень сложные условия, «крышу рвет» от того, что ты путаешься, где небо, где земля. Представьте, летишь-летишь, проходишь два-три слоя облаков и вдруг перестаешь понимать, облако под тобой или снег. Приборы там шалят, пилоты сверяются по тени от самолета. Мы не садились сразу – трогали снег лыжами и снова на взлет. После посадки самолет сразу двигатель не глушит – накатывает себе полосу для взлета. Вообще, это зловещее ощущение: ты находишься так далеко, у тебя ограничения по топливу, а за тысячи километров никого нет. Это психологически давит».

Со спонсорами у меня не получилось

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

Экспедиция в Антарктиду обошлась Владиславу Лачкареву в девять с половиной миллионов рублей. Объединением трех экспедиций в одну удалось сэкономить порядка трех с половиной – четырех миллионов рублей.

«В Антарктиде очень дорогая логистика. Расстояния большие, покрываются только самолетами, один литр топлива стоит 20 долларов. Кроме того, экспедиции обслуживает большая команда: летчики, механики, гиды, повара, доктора, техники и т.д. Для одного человека сумма неподъемная, поэтому собираются заранее, за год-два. Оплату нужно внести за полгода. Только после этого начнут рассчитывать, сколько снегоходов, генераторов, топлива завезти, сколько чего вывезти. Там ведь стерильный континент, даже отходы жизнедеятельности человека нельзя оставлять.

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

Поход на Южный полюс, на Винсон и на Сидли обходится в 55-65 тысяч долларов каждый. Только перелет с материка в Антарктиду на ИЛ-76 стоит 20 тысяч долларов на человека.

Из документов сложнее всего было получить страховку. Нужно было обращаться в аккредитованную американскую компанию, но меня отказались страховать, потому что Россия под санкциями. Переписка была долгая и безрезультатная. В итоге я оформил страховку, которая давала право находиться на континенте, но не давала права на восхождение на Винсон. И уже на месте доктора оценили наше физическое состояние, спортивную форму и разрешили подъем.

Все необходимое снаряжение у меня, конечно, есть. Но его сложно уложить в один баул. Раньше летал с двумя, но это неудобно: они теряются в аэропортах. Поэтому в этот раз недорогие вещи, которые можно купить на месте, я с собой не брал. Арендовать можно было обувь, спальник, то есть все тяжелое и дорогое – то, что ради одной экспедиции покупать не стоит.

Можно ли находить спонсоров для таких экспедиций? Можно. Но у меня не получается. Один из восходителей (иностранец) мне рассказал: «У меня спонсоры в очередь стоят». Например, восхождение 65 тысяч стоит, ему 125 дали – только бы зашел и занес флаг компании. Второй с пятидесяти спонсоров собрал по две тысячи долларов. Идет в каске. Спрашиваю: «Зачем? Там же камней нет» – А куда я логотипы лепить буду? отвечает. Пришли, он полчаса фотографировался в каске, часах, с флагами. Чуть не замерз там. Но больше всего поразило, когда я шел на Эверест. Один канадец говорит: «Знаешь, я нашел спонсора – иркутскую компанию...» Как?! А вот так бывает.

Слово «покорить» – не используем

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

Экспедиция Владислава Лачкарева в Антарктиду заняла «от Иркутска до Иркутска» 45 дней. Весь проект «7 вершин + 7 вулканов + 2 полюса» – девять лет. Если заниматься только этим и иметь достаточно средств, можно уложиться в два-три года, говорит он. Кроме того, к каждому походу нужно готовиться, и не только физически.

«Проекты подобного рода – комплексные. Вы должны быть «ни рыба ни мясо» (смеется) – развитыми везде по чуть-чуть. Поэтому, может, у меня все так долго происходило: то одного не было, то другого. Еще, у каждой вершины свой сезон, они могут исключать друг друга. На Эверест, например, поднимаются только в конце апреля-мае. На Северный полюс можно идти в марте-апреле, когда начинается полярный день, но льды еще не растаяли. Там очень короткий сезон, меньше месяца. В Антарктиду – только когда там лето, в декабре и январе. И, кстати, слово «покорить» мы не используем. Потому что как можешь ты, маленькая песчинка, покорить гору, которой сорок миллионов лет?

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

Секрет любой успешной экспедиции в том, что вы должны быть готовы к ней. Кроме физической подготовки нужно все узнать про вершину и про погибшие на ней экспедиции. А еще нужно подвести итог под своими делами, чтобы, если не вернешься, твоей семье и коллегам не пришлось завершать твои дела. Не все дела можно завершить. Сына, например, до совершеннолетия за два года не вырастишь. Такие рассуждения в какой-то мере кощунство, но это нужно делать, позже привыкаешь, и тебя это дисциплинирует».

Надо восстановиться

 

Фото: Клуб «7 Вершин» 

 

Владислав Лачкарев рассказал, что в ближайшее время он планирует восстановить здоровье, спортивную форму, вернуться к бизнесу, а также собрать отчеты о своих путешествиях в сборник. Или даже написать книгу. 

«Куда вы теперь пойдете?» обычно спрашивают меня праздные люди. А те, которые сами этим занимаются, звонят и говорят: «Влад, мы планируем туда-то через два года. Присоединишься?». Я хотел бы еще на Арарат сходить, на Казбек. Но не сейчас. Я десять килограммов потерял, надо восстановиться. Фильм вот итоговый делаю. Мне говорят: «У тебя не Антарктида была, а прогулка какая-то, если по видео судить». Но я ведь перед детьми выступаю, не отмороженные же ноги им показывать. Еще книжку хочу сделать, с рассказами и фотографиями, мотивирующую. Дети – хорошая аудитория, им все интересно». Часто выступаю перед детскими аудиториями, думаю, если заработаю денег на книгу (или спонсора найду), то на уроках географии будут школьникам рассказывать про красоту нашей планеты и дарить красочные книги с яркими фотографиями и историями. Если хотя бы несколько ребятишек загорятся высокими целями – значит, все это было нужно».

Справка: 
«7 вершин + 7 вулканов + 2 полюса» – это комбинация двух популярных альпинистских проектов, с добавлением полюсов. Первым в мире эту программу завершил в 2014 году Виталий Симонович из Подмосковья.

Проект «Семь вершин» существует с начала 80-х годов и очень популярен. В эту программу входят вершины: Эверест, Аконкагуа, Денали, Килиманджаро, Эльбрус, Винсон Массив, Пик Костюшко.

О «Семи вулканах» – восхождениях на высочайшие вулканы всех континентов заговорили только в XXI веке. Это вулканы: Охос Дель Саладо, Килиманджаро, Орисаба, Демавенд, Эльбрус, Сидли, Гилуве.

На два полюса на лыжах обычно ходят в рамках программ «Последний градус». Это нелегкое физическое испытание, выживание в условиях смертельного холода. Два полюса – дорогое удовольствие, которое стало доступным в 90-е годы XX века, когда появились базовые лагеря: российский «Барнео» у Северного полюса и американский «Юнион Глетчер» у Южного полюса.

 

 
 
 

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...