Внутренний курс компании: 1 $ = 78.44 ₽, 1 € = 81.95 ₽;
+7 800 222-88-48

Группа Клуба 7 Вершин начала акклиматизацию перед восхождением на Эльбрус на склонах горы Чегет

Андрей Березин, супер-гид Клуба 7 Вершин, из Приэльбрусья: Новости Приэльбрусья.  Группа «Калининград-Камчатка» начала активную акклиматизацию на склонах Чегета.  Сегодня мы поднялись до кафе Ай. Со склонов Чегета ... читать больше

Андрей Березин, супер-гид Клуба 7 Вершин, из Приэльбрусья:

Новости Приэльбрусья.  Группа «Калининград-Камчатка» начала активную акклиматизацию на склонах Чегета.  Сегодня мы поднялись до кафе Ай. Со склонов Чегета постепенно стаивает снег, но местами тропа проходит по снежникам.  Во второй половине дня посетили прокат, где добрали необходимое снаряжение.  Сейчас занимаемся подготовкой к завтрашнему выходу.  Завтра мы переезжаем на приют Национальный парк, высота 3900 м. Там продолжим акклиматизацию и подготовку к восхождению. Гиды группы Березин&Семёнов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уникальное описание перехода через ледопад Кхумбу от Оли Румянцевой. Плюс 46 фотографий!

Источник: Жизнь как приключение. Ольга Румянцева, участник экспедиции Клуба 7 Вершин  Эверест-2022: День 11 29 апреля. Чтобы вы не запутались, буду ставить даты. А то из-за того, что в последние три дня на выходе я ничего не писала, у вас ... читать больше

Источник: Жизнь как приключение.

Ольга Румянцева, участник экспедиции Клуба 7 Вершин  Эверест-2022:

День 11 29 апреля. Чтобы вы не запутались, буду ставить даты. А то из-за того, что в последние три дня на выходе я ничего не писала, у вас может возникнуть путаница в хронологии событий.

Начну свой рассказ о нашем первом акклиматизационном выходе.

План был такой: базовый лагерь (5350) - лагерь 1 (6050), ночёвка - лагерь 2 (6500) ночёвка, спуск в базовый лагерь.

Выглядело это всё приятной прогулкой. Этакий разминочный выход на две ночи.

Многие компании делают только один акклиматизационный выход по схеме: бл - лагерь 1 - лагерь 2 - лагерь 3 (7100) - спуск в лагерь 2 - спуск в бл.

После этого отдых и подготовка к восхождению. Но, поверьте мне, это какая-то жесть - сразу в первый же высокогорный выход чухать на 7100.

Хорошо, что у нас не так. У нас очень плавная растянутая акклиматизация. В этом есть несомненный плюс. Но есть и минус в виде многочисленных хождений через ледопад Кхумбу.

 Итак, в два часа ночи мы собрались в столовой, чтобы сделать вид, что мы завтракаем. Нет, может кто-то и способен поесть в это время, но я каждый раз скорее делают вид, чем ем.

Впрочем, наши шерпы тоже не очень были бодры, и в два часа ночи никакого завтрака в столовой не было. Были только сонные недоуменно переглядывающиеся участники.

Минут через десять пришёл Абрамов, посмотрел на всё это и пошёл на кухню объяснять, как надо жить.

Он вообще был суров в то утро (ночь). Ровно в три часа ночи построил всех, кто готов, кто не готов и не ожидая ни минуты, пошагал по тропе. Вслед за ним в темноте, позвякивая палками о камни, выдвинулись и мы.

Первые минут десять мне совсем не шлось, но я старалась изо всех сил удержать бодрый темп, пока, оглянувшись не обнаружила, что мы втроём как-то оторвались от коллектива, который остался где-то там, чуть вдали. Тогда мы пошли помедленнее, и жизнь наладилась.

Нам понадобился почти час, чтобы пройти многочисленные лагеря и выйти к месту, откуда тропа сворачивала на ледник.

Пока мы шли в темноте, можно было разглядеть, как цепочка фонариков тех, кто вышел гораздо раньше, уже бодро штурмует ледник. Этакие светлячки, ползущие вверх в царстве темноты.

В четыре утра мы вышли к месту, где надевают кошки, обвязки и каски.

Тут выяснилось, что один участник не взял каску. Абрамов хотел отправить его назад. Но потом Мингма сказал, что все шерпы ходят без касок.

Уже позже выяснилось, что этот человек не забыл каску в палатке (в палатке он забыл гортексовую куртку), а специально не взял её, потому что любит рисковать.

Давайте этот момент просто примем к сведению как часть истории и оставим без комментариев. Люди, они порой такие странные. К тому же, оказавшись на Кхумбу, этот человек пересмотрел свои взгляды на жизнь и три раза переписал завещание, набирая его в перерывах между продвижением по леднику на телефоне.

 К тому моменту, когда мы подошли к началу верёвок, уже почти совсем рассвело. Абрамов в последний раз напомнил, что наша жизнь в наших руках, и кто отстегнётся от верёвки, тот сам виноват. И полез наверх. Потому что самая первая верёвка уходила круто вверх. Как-то неожиданно круто вверх.

В её начале, пристёгнутая жумаром к верёвке, беспомощно болталась иностранная нам тётенька в пуховом комбинезоне. Сопровождающие её шерпы пытались ей как-то помочь в продвижении наверх.

Куда шла эта тётенька и чем закончились её попытки, мы не узнали, потому что нам удалось обогнуть всю эту конструкцию и уйти выше.

 Мы медленно продвигались вперёд и вверх, попутно наблюдая, как окрашивается в нежно-розовый цвет вершина Пумори. Как всё чётче виден городок из базовых лагерей и как он становится всё дальше. Как разгорается новый день, заливая солнечным светом вершину Пумори.

У нас же до солнца ещё далеко, поэтому было весьма прохладно.

 Мы то следовали за верёвкой, как за нитью Ариадны, плутая в лабиринте ледовых глыб, то топали по ледяным ступеням вверх, то приспускались вниз, то перепрыгивали через небольшие трещины.

Одна наша участница очень боялась, плакала и просила ей помочь преодолевать какие-то сомнительные, на её взгляд участки. Просила подать ей руку.

Абрамов был суров и строго говорил, чтобы она сама прыгнула, поднялась, шагнула.

Я пару раз подошла и помогла, не столько из-за человеколюбия - свойства не характерного для меня, столько для того, чтобы как-то ускорить процесс.

На второй раз Абрамов сказал, чтобы я обгоняла их (то есть всех) и шла вперёд сама. Не знаю, почему он так сказал (будем считать, что тоже из человеколюбия), но это были самые прекрасные слова за утро.

Я обогнала нашу колонну и потопала вперёд. Нет, я не шла быстрее других. Мой темп был такой же, как у всей группы. Но когда ты идёшь в группе, всё случается гораздо медленнее - кто-то затупит с верёвкой, кто-то карабин перестегнуть быстро не может, кто-то где-то застрянет.

Теперь же у меня была впереди только верёвка и ледопад Кхумбу. И в отдалённой перспективе ещё где-то там - первый лагерь.

А, ну и ещё висящий на верёвке японец, намертво застопоривший движение.

То есть их там целая группа была. Но один, который шёл первым, был особенно безнадёжен. Вместо того, чтобы шагать ногами, вбивая их в лёд и помогать себе жумаром, он болтался на жумаре, пытаясь время от времени продвинуться вперёд.

Вся его группа терпеливо ждала, держа свои жумары наизготове.

Поняв, что это единственная преграда на моём пути к светлому будущему, я подошла к терпеливо ожидающей очереди и сказала:

- Я тут сейчас быстро. Смотрите.

И дождавшись, когда бедолага минут через пятнадцать всё-таки преодолел подъём, под изумлённые взгляды его сотоварищей, быстренько поднялась наверх и покинула эту очередь.

 Когда я только начинала писать про наше путешествие, меня спрашивали: «Наверное, в такие поездки попадают только очень хорошо подготовленные люди, случайных людей там нет?»

И вот сейчас, читая про то, как один каску не взял, другая грушей висела в самом начале пути, третья рыдала, четвёртый жумаром пользоваться не умел, вы наверняка спросите: «Что за на фиг? Что все эти люди делают на Эвересте? Кто их туда пустил?!»

 А я вам скажу так. Не спешите судить и осуждать. Не пытайтесь мерять меркой, что Эверест - это вершина альпинистских достижений.

Во-первых, вовсе нет. С приходом коммерческого альпинизма, восхождение на Эверест перестало быть каким-то выдающимся достижением. А люди, идущие туда - супергероями.

Во-вторых, у каждого свой Эверест.

У кого-то по новому, непостижимому уму маршруту, у кого-то - без кислорода, у кого-то в сопровождении шерпов, вытирающих сопли и помогающих на каждом шагу.

И их не надо сравнивать. Коммерческие восхождения (а все примеры выше - это они) - это, на мой взгляд, вообще не про достижения. Это про мечту. И то, что человек придумал свою мечту, что дерзнул попытаться исполнить её или хотя бы прикоснуться к мечте - уже заслуживает уважения.

 И меня тут вот ещё спрашивали: «Что же, всё решают деньги?»

Нет. То есть, деньги тоже, конечно, решают многое. Без денег мы бы не оказались здесь. Без денег у вас не будет нужного снаряжения. Но есть точка, где деньги заканчивают своё действие. Да, они что-то решают, могут сильно облегчить процесс восхождения. Но через Кхумбу вас никто не перенесёт на руках. И придётся, хотя бы один раз пройти этот путь своими ножками. А это, поверьте мне, ох как не просто. И не всякий отважится на такое. Даже при наличии денег.

 У каждого свой Эверест. И я пока не знаю, каким будет мой.

  Итак, как говорится, вот мой Онегин на свободе, острижен по последней моде… Если что не так, извините, цитирую по памяти, а память - дырявая, так что лучше оставлю Онегина в покое и вернусь на Кхумбу, с которым я наконец-то осталась наедине.

Кто-то скажет: какой кошмар, как так - одна?!

На самом деле, всё просто. Весь путь от первой стенки (отмеченной цифрой один) до первого лагеря провешен закреплёнными верёвками. Всего же выдающихся сложных участков, видимо, пять. По крайней мере, табличка с цифрой пять была последней.

За состоянием верёвок, трещин, лестниц постоянно следят так называемые Ice Doctors - шерпы, занимающиеся безопасностью на этом леднике. И постоянно - это не раз в неделю, это каждый день они ходят туда-сюда, поправляя где надо верёвки, добавляя лестницы. За что, собственно, получают деньги от экспедиций.

Несколько лет назад даже был какой-то конфликт между спортсменами, которые отказывались платить, аргументируя тем, что им провешенные верёвки не нужны, и шерпами, которые не хотели лишаться заработка, и пошли на этих спортсменов с ледорубами. В общем, дело до драки дошло.

Так что здесь, как и у каждой медали есть две стороны.

Но мы не будем сейчас касаться спортивной стороны, тем более, что я деталей уже того конфликта не помню. Да и не спортсмены мы тут. Мы - как раз те, для которых это обоюдовыгодное сотрудничество - шерпы провешивают маршрут, поддерживают в безопасном состоянии и получают деньги, а мы ходим по этому маршруту получая удовольствие.

 Вот я и шла.

К тому же, прохождение ледопада Кхумбу - это не поход по ледяной пустыни. Да, я ушла от своей группы и не стояла в очередях, поджидая кого-то, но вокруг были другие группы.

Кто-то спускался с верхних лагерей, и мы расходились встречными курсами, сновали туда-сюда бодрые шерпы, носящие грузы между лагерями, кто-то обгонял меня. Потому что, как я уже сказала, шла я совсем не быстро. Просто практически нигде не застревала и никого не ждала.

Со встречными и обгоняющими перекидывалась парой слов. Кто-то спрашивал, как дел, кто-то - откуда я. С двумя парнями из Андорры разговорились. Они говорят: «О, русская? Из той большой группы русских, которые ниже? Ничего себе ты от них убежала».

А я говорю: «А у вас в Андорре горнолыжка хорошая».

 Долгое время меня печалило, что солнце всё не доходит до того места, где я иду. Ниже вон уже, группы на солнышке сидят, отогреваются, а я всё мёрзну.

Но потом оно дошло и до меня, и буквально через полчаса-час началось пекло. Ходить в солнечный день по ледникам - это как на сковородке жариться.

Ой, про сковородку вспомнила. Как-то была в компании, где один умудрённый сединами и наверняка очень крутой турист рассказывал впечатлительным девушкам:

- А вот на пике Ленина есть такое место - сковородка. Там снег, солнце и ни ветерочка. Чтобы пройти это место альпинисты заворачиваются в белые простыни и ползут. Я там не раз бывал.

Как мне хватило выдержки не заржать, когда я всё это услышала (я там тоже бывала) и представила эту картину, даже не знаю.

 Ну, вот и у нас приблизительно такое же началось. Только простыней белых не было. Поэтому через какое-то время я стала обнимать ледяные глыбы, в надежде получить хоть какую-то прохладу, растирать снегом голову и запястья, кидать снег за шиворот. Всё это, конечно, помогало, но ненадолго.

Хотелось обратно вернуть прохладу. Человек такое капризное существо.

 Во всём же остальном путь был прекрасен. Невероятные голубые льдины, разбросанные в самом хаотичном порядке, уходящие куда-то в центр земли ледяные трещины. Раньше я думала, что самый красивый лёд на Байкале. Как бы не так. Самый красивый здесь - на Кхумбу.

 Но красота красотой, а идти надо. То, очень редко, по почти ровным поверхностям с плавным набором высоты, то, что чаще, по крутым ледяным стенкам наверх, и что самое обидное - вниз. Эти хождения туда-сюда ужасно выматывали.

Иногда путь пересекали трещины, через которые надо было перешагнуть. Иногда такие, через которые перешагнуть никак не получалось, через них были проложены лестницы.

В тех местах, где я не была уверена в своей ловкости, а экспериментировать не хотелось, я поджидала каких-нибудь проходящих мимо шерпов и просила помочь мне - подержать верёвку или подать руку, что они всегда тут же делали, а на мои миллион благодарностей говорили: «Давай-давай, хорошего пути!»

 И путь бы был действительно хорош, если бы не был так долог. Казалось, что высота набирается как-то особенно мучительно медленно, и что это никогда не закончится.

И путь бы был действительно хорош, если бы не был так долог. Казалось, что высота набирается как-то особенно мучительно медленно, и что это никогда не закончится.

 Я сидела, свесив ноги и смотрела на приближающихся ко мне Д., Н. и их шерпу. И думала, что вот-вот и они меня обгонят. Но проходило какое-то время, они тоже садились и всё никак меня не догоняли.  А там и солнце вдруг внезапно выключили, и снова стало весьма прохладно. Пришлось обратно одеваться.  Но ура, последние трещины, последнее нагромождение льда, и мы выбрались в какое-то более-менее ровное пространство, где, кстати, они меня наконец догнали.

Но ровное пространство тоже не было ещё лагерем.

Медленно-медленно мы шли вперёд. Пока наконец не увидели рыжие пятнышки палаток.

- Он всё-таки существует!

Для того, чтобы дойти до лагеря нам понадобилось 11 часов.

Наши коллеги начали подходить спустя два часа. Приходили в лагерь по два-три человека такие люди-тени, потерявшие волю к победе.

Заселялись в палатки, шли в столовую.

Кто-то, съев тарелку супа, тут же уходил спать. Кто-то, явное меньшинство, героически дожидались ужина. Все были вымотаны до предела.

Я и сама, придя, где-то час сидела в столовой, выпила пять чашек сладкого чая, пару раз чуть не заснула, после чего всё-таки пришла в себя. Хотя ожидание ужина далось непросто.

Зато уже в восемь часов все разбрелись по палаткам и спали.

Абрамов всем предлагал воспользоваться спутниковым интернетом. Но почему-то в тот вечер интернет так и остался невостребованным. Вот до чего люди дошли.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Группа Клуба 7 Вершин «Намасте Шалом Алейкум» перелетела в Луклу и начала пешеходный маршрут

 Гид Александр Дорожуков, супер-гид Клуба 7 Вершин, из Непала: Всем привет от группы «Намасте Шалом Алейкум», идущей в Базовый Лагерь Эвереста! Сегодня у нас был тревожный день. Мы ждали погоду на вылет в Луклу. ... читать больше

 Гид Александр Дорожуков, супер-гид Клуба 7 Вершин, из Непала:

Всем привет от группы «Намасте Шалом Алейкум», идущей в Базовый Лагерь Эвереста! Сегодня у нас был тревожный день. Мы ждали погоду на вылет в Луклу. волновались переживали, и в итоге мы вылетели. Дальше по программе перешли в посёлок Пакдинг. По пути нам предстояло встречать всем известные подвесные мосты ну и, конечно же, красивые виды. Погода нас не балует, но дальше наверняка будет лучше!

 

 

 

 

 

 

 

Поздравляем! У нас открытие сезона. Первая группа Клуба 7 Вершин прибыла к подножью Эльбруса

Андрей Березин, супер-гид Клуба 7 Вершин, из Приэльбрусья: Новости Приэльбрусья.  Начало сезона! Первая группа собралась в отеле Поворот! Следите за нашими новостями.  Гиды группы Березин & Семёнов. читать больше

Андрей Березин, супер-гид Клуба 7 Вершин, из Приэльбрусья:

Новости Приэльбрусья.  Начало сезона! Первая группа собралась в отеле Поворот! Следите за нашими новостями.  Гиды группы Березин & Семёнов.

Команда Клуба 7 Вершин «Эверест-2022». Отчет о первом акклиматизационном выходе за ледопад Кхумбу

Александр Абрамов, Президент Клуба 7 Вершин, руководитель экспедиции на Эверест, из Непала: Вчера допоздна до 12 часов ночи наша команда возвращалась из лагеря 2. 6400м в Базовый Лагерь. Поэтому и поздравить с 1 Мая и прислать отчет не ... читать больше

Александр Абрамов, Президент Клуба 7 Вершин, руководитель экспедиции на Эверест, из Непала:

Вчера допоздна до 12 часов ночи наша команда возвращалась из лагеря 2. 6400м в Базовый Лагерь. Поэтому и поздравить с 1 Мая и прислать отчет не получилось. Все молодцы, все слезли. Весь день валили снег и даже фото давались с трудом. Сегодня, 2 Мая, моемся, спим, ходим на массаж. Едим лучшую в БЛ баранину от нашего Шефа. Кстати разбудил меня утром русский парень по имени Сергей. Он купил книгу «Ген Высоты». И принес ее в Базовый лагерь, попросил подписать. Такие у нас события.

До 5-го числа отдыхаем. Рано 5 Мая снова в бой с целью подъема в Лагерь 7300м.