Внутренний курс компании: 1 $ = 69.53 ₽, 1 € = 72.46 ₽;
+7 800 222-88-48

Источник: Жизнь как приключение

День 20. 8 мая. Второй акклиматизационный выход. Четвёртый день.

После вчерашних физических упражнений на семи тысячах вэйк ап ти в 8 утра уже не казался таким уж ранним.

Лично я ещё готова была поваляться. Но перспектива пораньше оказаться в базовом лагере - хороший стимул, чтобы встать и начинать собираться.

Моя соседка В. кажется уже с семи утра начала паковать вещи. По крайней мере к восьми утра у неё уже почти всё было собрано и сложено. На моей же половине палатки - как будто ураган новогодних подарков промчался: пуховка, комбинезон, тёплые штаны, какие-то мешочки, спальный мешок, внутренние ботинки. Всё это было перемешано в хаотичном порядке настолько, что даже один мой носок каким-то образом уполз на чужую половину.

 После завтрака (самочувствие хорошее, но есть не хотелось) мы начали упаковывать вещи. Один мешочек - то, что остаётся наверху (пуховый комбинезон, тёплые рукавицы и шкурка зелёного медведя). Второй небольшой мешочек - то, что поедет в базовый лагерь.

Третий - спальный мешок, надо спустить в первый лагерь. Мало того, что его надо спустить, чтобы он просох, надо ещё разложить в своей палатке, прежде чем покинуть первый лагерь. Поэтому Абрамов всем предложил спальные мешки донести до первого лагеря самостоятельно. Не, я видела конечно ещё как минимум одного человека, который последовал его наставлениям и прицепил спальный мешок к рюкзаку. Разумное большинство же быстренько отдали свои спальные мешки шерпам, справедливо решив, что в первом лагере разберутся, что к чему.

Я же долго металась, как та мартышка, между красивыми и умными,  не зная, толи самой нести спальный мешок (всего-то два килограмма, делов-то, но огромный) или отдать его шерпам.

В итоге скромно подсунула его в кучку вещей со словами: «Это в первый лагерь». Но тут Абрамов выглянул из палатки и сказал:

- Ты потом его будешь ждать в первом лагере. Донеси сама.

Собственно делов-то было на час пути, а я как раз накануне натренировалась. Поэтому решив, что действительно, чего это я, забрала свой спальный мешок.

Добрые шерпы тут же дружно стали заталкивать его мне в рюкзак со словами:

- Ольга шерпа.

- Ольга плохая шерпа, слабая, - ответила я.

 И вот опять до боли знакомые снежные поля, жара, трещины, верёвки, лестница. И палатки первого лагеря.

Когда до первого лагеря оставалось совсем немного, я увидела, что туда прилетел вертолёт - забрал Пашу. К сожалению, уже слишком поздно. Но то, что вертолёт его должен был забрать и увести в госпиталь в Катманду, и то, что я видела только издали прилетевший и тут же улетевший вертолёт, оставило какое-то ощущение того, что его просто увезли в Катманду.

 В первом лагере я раскидала свой спальный мешок по нашей палатке, попила чая, посидела. Ещё немного посидела - это опять всё жара виновата. К тому же усталость от хождений туда-сюда на 7100 и обратно очень сильно давала о себе знать.

Перед первым лагерем небольшой подъём, который в обычном состоянии пройдёшь и не заметишь, я шла минут пять с несколькими остановками. А впереди предстояли наши «любимые» хождения вверх-вниз по полям, лазание по лестницам тудам-сюдам и несколько весьма ощутимых усталой тушкой подъёмов.

 Когда в четвёртый раз идёшь по Кхумбу, бесконечная чреда спусков, подъёмов, обходов ледяных глыб становится просто хорошо знакомой дорогой. Ты идёшь и знаешь, что за чем сейчас последует. С одной стороны психологически можно подготовиться к каким-то сложностям. С другой - выглядит это не очень, когда знаешь, сколько много ещё всего впереди.

 Так я шла, никуда особо не торопясь, но и нигде не тормозя, надеясь через несколько часов оказаться в базовом лагере. И даже погода в этот раз решила не подкидывать каких-то испытаний в виде жары или мокрого снега, как в прошлый раз.

 И вот наконец последняя верёвка. От неё ещё где-то час колупания сначала по леднику, потом по тропинке до нашего лагеря.

За эти дни стало видно, как сильно потаял ледник. Там, где ещё три дня назад мы шли по льду и снегу, теперь были камни и текли ручьи.

 Вот уже показались ярко лимонные наши палатки - как же страшно далеки они от народа…

Но на подходе к ним стоял Саша Дорожуков, гид группы треккинга в базовый лагерь Эвереста.

Они трекали-трекали и вот притрекали как раз в тот момент, когда мы тоже измученные днями акклиматизации возвращались на базу.

Он донёс мой рюкзак до палатки (со словами «вы что там, строитесь, что ли»).

Дом, милый дом. Можно скинуть высотные ботинки, снять снаряжение, переодеться. Да в конце концов, учитывая, что на улице ещё достаточно тепло, сходить в душ.

 Однако, только я вышла из палатки, как была поймана прибывшими на экскурсию трекерами.

- А это ваша палатка?

- Моя (нет, я обычно по чужим палаткам лазаю).

- А можно посмотреть, как там изнутри.

 Изнутри там был небольшой ядерный взрыв, которым раскидало все мои вещи (ну, пока грязное скидывала, пока чистое искала и всё быстрее-быстрее, чтобы в душ, и поесть, и попить).

 И хотя я всем своим видом показывала, что не настроена вести светские беседы, у меня ещё попытались выяснить, куда я иду (не в смысле конкретно сейчас, а что, прямо вот на Эверест?!), какой у меня опыт и что-то ещё, но я быстро сбежала.

Конечно, гости это здорово и приятно. Гостей в целом мы любим, но не тогда, когда ты сваливаешься с верха  с одним лишь желанием - еды и покоя. А в столовой сидит человек десять весёлых треккеров, и ты мучительно думаешь, куда бы тебе с тарелкой приткнуться.

 Впрочем, вскоре они ушли. И потекла наша обычная спокойная жизнь. Я сидела в избе-читальне. Читала книжку, грелась у газового обогревателя и потягивала вино из бокала в ожидании гонга на ужин.

 Ну, а дальше вы уже знаете. На следующий день утром на вертолётах мы спустились в Намче Базар на отдых.