+7 800 222-88-48
До появления на "альпинистской арене" непальца Нирмала Пурджи (Nirmal Purja) по прозвищу Нимс (Nims), самым быстрым прохождением всех 14 восьмитысячников планеты было 7 лет, 10 месяцев и 6 дней - рекорд установленный южнокорейским альпинистом Ким Чанг-Хо (Kim Chang-ho) 20 мая 2013 года причем без использования кислородных баллонов!
29 октября 2019 года Нимс прошел 14 восьмитысячников за 6 месяцев и 6 дней - время, которое даже с использованием кислородных баллонов (которыми и пользовался Нимс) будет весьма трудно побить.

Теперь, спустя 2 года после рекорда Нимса компания Netflix выпустит на экраны фильм режиссера Торкила Джонса и исполнительных продюсеров Элизабет Чай Васарелии (Elizabeth Chai Vasarhelyi) и Джимми Чина (Jimmy Chin): "14 Peaks: Nothing is Impossible".
Элизабет и Джимми - пара не только на съемочной площадке, но и в личной жизни, их совместная работа - скалолазный фильм "Свободный подъем в одиночку" ("Free Solo)" получил в 2019 году Оскар в номинации Лучший документальный полнометражный фильм.
 
 


В этот раз фильм Чина и Элизабет расскажет не только историю проекта Нимса на восьмитысячниках: "PROJECT POSSIBLE - 14/7", но и в широком смысле его достижения в жизни.

Нирмал Родился в низменной долине Непала и рос с мечтой сделать карьеру в армейской службе, о горах он не мечтал.
В 2003 году в возрасте 18 лет он вступил в британскую армию, став гуркхой - солдатом непальского подразделения британских вооруженных сил.
Шесть лет спустя Нимс стал первым гуркхом в истории, принятым в состав особой лодочной службы (SBS) - подразделении специального назначения Королевского флота Соединенного Королевства, являющегося одним из самых элитных воинских подразделений Великобритании.
После нескольких лет обучения и службы, Нимс стал первоклассным специалистом, специализирующимся на ведении военных действий в экстремально холодных погодных условиях (арктический спецназ), что дало ему возможность узнать что такое альпинизм.
Но в 2018 году он решил уйти из армии и начать свой собственный проект - подняться на все 14 восьмитысячников менее чем за семь месяцев!


Нирмала Пурджи (Nirmal Purja) со своей матерью во время прохождения службы в рядах армии Великобритании. Фото: Netflix


Несмотря на то, что Нирмал Пурджа был практически неизвестен в альпинистском мире когда он приступил к своему проекту "Project Possible - 14/7", он уже испытал себя в больших горах и понял, что готов к амбициозному проекту на большой высоте.
В 2014 году, во время короткого армейского отпуска, он поднялся на свой первый восьмитысячник - Дхаулагири (Dhaulagiri, 8167 м) - седьмую по высоте вершину в мире.
В 2016 году Нимс впервые взошел на Эверест, а затем повторил восхождение в следующем, 2017 году, на этот раз уже возглавив экспедицию гуркхов из 13 человек, которая отметила 200-летие службы гуркхов в рядах британской армии.

Спустя лишь неделю отдыха после восхождения на вершину мира, Нимс "повысил ставки" и вернулся на гору, на этот раз собрав в одной экспедиции три вершины: Эверест, Лхоцзе и Макалу (первая, четвертая и пятая по высоте вершины в мире), пройдя их за пять дней!
Это был рекорд в альпинизме, который Нимс превзошел позже, во время своего проекта "Project Possible - 14/7", когда он прошел эти же три вершины всего лишь за 48 часов и 30 минут!

Подробней о жизни Нирмала Пурджи Вы можете прочитать в статье: ЧЕЛОВЕК, ИЗМЕНИВШИЙ МИР АЛЬПИНИЗМА: НИРМАЛ ПУРДЖА

Назвать свою мечту «Project Possible - 14/7» это был способ опровергнуть постоянный скептицизм со стороны альпинистского сообщества, с которым Пурджа столкнулся перед тем, как начать реализацию проекта.
Как выясняется, самым большим препятствием для проекта были не горы, погода, ограничения возможностей человеческого тела или даже проблемы с разрешениями на восхождения: это было финансирование.
Почти год Пурджа пытался убедить инвесторов в том, что его цели реалистичны и что он - альпинист и способен преодолеть самые сложные горные трудности.
Когда он, наконец, приступил к проекту, поднявшись на первый восьмитысячник Аннапурну, 23 апреля 2019 года, он получил только 15% от необходимого финансирования, в котором нуждался, и большая часть этих денег была получена от повторного залога его дома.


Нирмал Пурджа (Nirmal Purja) и его товарищи по команде. Фото: Netflix


Но Пурджа и его непальские товарищи по команде не сдавались и с вершины Аннапурны уже смотрели в сторону следующей.
24 мая, всего через месяц после восхождения на Аннапурну, Нирмал поднялся на шестой шестой восьмитысячник проекта - Макалу.
Только после этого на его счет стали поступать средства от инвесторов.
И в начале октября месяца, даже не смотря на своеобразную драму с выдачей пермита китайским правительством и участия в нескольких спасательных операциях в горах, Нимс завершил свой проект восхождением на Шишабангму (8013 метров, Shishapangma / Шиша Пангма), гору, которая полностью расположена на территории Китая (Тибет)

С тех пор Нимс оставался лидером в гималайских восхождениях и образцом для подражания для всего альпинистского сообщества Непала.

В феврале 2021 года Нимс возглавил непальскую экспедицию, которая совершила, казалось невозможное - первое в истории зимнее восхождение на восьмитысячник К2 (K2 / Chogori, 8611м) - вторую по высоте гору.
16 января в 17:00 по местному, пакистанскому времени 10 непальских альпинистов-шерп ( сборная команд Seven Summit Treks, Мингмы Галйе Шерпа (Mingma Gyalje Sherpa) и Нирмала Пурджи) впервые в мире стояли на вершине восьмитысячника К2, горы, которая до сих пор оставалась единственным не пройденным восьмитысячником в мире в зимний период.
Более того, Нирмал Пуржа сообщил о том, что он в восхождении на вершину К2 не использовал кислородные баллоны!

В октябре 2021 года Нирмал установил еще один рекорд в альпинизме: с 2019 по 2021 годы он прошел 24 восьмитысячника. И все они были пройдены Нимсом с первого раза!

В настоящее время Нирмал руководит компанией туроператором Elite Exped, занимающейся не только организацией альпинистских и туристических экспедиций но и рядом социальных вопросов, включая проблему неравенства в оплате труда и льгот, с которыми сталкиваются гуркхи и ветераны гуркхов.

На днях американский журнал Climbing поговорил с Нирмалом и режиссером фильма "14 Peaks: Nothing is Impossible" Торкилом Джонсом о трудностях, связанных с реализацией проекта, съемках 90-минутного фильма, финансовых проблемах, с которыми Пурджа столкнулся во время экспедиции, горной логистике, его военном опыте и его волнении по поводу следующего поколения непальских альпинистов.



Нимс, скажите, когда у Вас впервые возникла идея пройти все 14 восьмитысячников за год?

Это было в середине 2018 года. Я был главой арктического подразделения в спецназе SBS. Это означает, что в мою работу входило обучение альпинизму, новым технологиям, новым идеям - и внедрении их в службе и обучении рядовых солдат.
Поэтому я спросил у начальства, могу ли я использовать свой отпуск для восхождения на пять высочайших вершин мира.
У меня на это было 80 дней...
Сперва руководство было в восторге от моей идеи, но потом, проведя некоторый анализ, сказали: "Нет, это чертовски опасно". Они отказали, не будучи готовым пойти на такой риск.
Именно тогда я решил оставить карьеру в спецназе и реализовать себя в своем собственном проекте.
И как только я ушел, я подумал: "Теперь меня никто не останавливает на пяти вершинах и мне нет необходимости втискивать все до 80 или 90 дней".
У меня было время. Поэтому я просто сказал себе: "А почему бы не подняться на все 14 восьмитысячников. И сделать это за 7 месяцев. А все потому, что название "Project Possible - 14/7" звучит круто.
Всё должно быть круто, так что да, это был правильный выбор

И вы около года готовились к нему?

На самом деле я потратил год на сбор средств. Альпинизма было не так уж и много в этот период. Большую часть времени я тратил на то, чтобы сказать людям: «Это отличная идея, и вы должны быть ее частью, и можете ли вы дать мне немного денег?»
Но все мне отвечали: «Кто ты вообще такой? Предыдущий рекорд - почти восемь лет, а ты хочешь сделать это за семь месяцев? Ты что, обнюхался наркоты?" Мне было очень тяжело.


Нирмал Пурджа (Nirmal Purja) и его жена Сучи (Suchi), с которой он женат с 2006 года. Фото: Netflix


В фильме Netflix это звучит так, как будто Вы сами финансировали свой проект. Так были ли у Вас спонсоры?

Мой проект был настолько масштабным, что большинство людей даже представить не могут какой объем финансирования он потянул.
Но у меня оставался в рукаве один козырь: я верил, что как только начну подниматься на вершины в том стиле и манере, которую я заявлял своим потенциальным инвесторам, деньги сами придут ко мне.
Когда я прилетел в Катманду из лондонского Хитроу, моим стартовым капиталом были деньги, вырученные за повторный залог дома. Эта сумма покрывала лишь 15% от необходимой для проекта.
Так что да.... начинать проект с такой стартовой позицией было безумием.

А как насчет физической подготовки? К тому времени Вы уже прошли военную подготовку, но многие альпинисты проходят от шести до восьми месяцев специальной подготовки, чтобы пройти всего одну или две вершины - восьмитысячников.


По правде говоря я не тренировался. Я весил примерно на 10 килограммов больше нормального для моего роста веса - в основном из-за стресса, связанного с уламыванием инвесторов, потому что я знал, что совсем без финансирования я не могу начать свой проект.
Но я также знал, что пока я собираю деньги, я могу улучшить свою физическую форму в альпинизме.

И на первой (Аннапурна), и на третьей (Канченджанга) горе Вы принимали непосредственное участие в спасработах; а на второй горе (Дхаулагири), у Вас была ужасная погода. Были ли у Вас какие-то мысли после того, как первые три вершины были такими трудными?

Я подумал : «Да, давай, продолжай». У меня такое отношение. Мне нравятся трудные вызовы.
Многие альпинисты, попадая в плохую погоду, поворачивают вниз, я же поднимаюсь вверх.
Но это всё рассчитанные риски. Я чувствую свой голос: «Давай, давай продолжим», понимаете?
На Дхаулагири была действительно сумасшедшая погода. Я говорю о штормовом ветре с порывами в 60 - 70 километров в час. Но мне очень нравятся эти вызовы.

Торкил Джонс: Просто добавлю, что для меня безумным (и мы пытались показать это в фильме, используя графику с отметками времени) - было то, насколько сжатым было время прохождения проекта.
парни прошли Дхаулагири, а затем через два дня они уже были на Канченджанге, а через три дня после этого они оказались на Эвересте, затем на Лхоцзе, затем на Макалу. Скорость, особенно на первом этапе, просто зашкаливала!

В фильме Вы говорите, что восьмитысячники трудны для Вас также как и для всех других. Но при этом большинство альпинистов уже после одной вершины выглядят и чувствуют себя как выжатый лимон, в то время как Вы проходите их пачками, одну за другой.

Ну что я могу сказать, всё это нужно попробовать на собственном опыте. Нет других вариантов. Но Вы правы. Даже мои друзья из спецназа, когда поднимались со мной на Эверест затем говорили: "Черт, Нимс, прошло уже почти два месяца, а я так и не восстановился после восхождения: как, черт возьми, ты поднимаешься на эти горы одну за другой, пробегая их за 48 часов? "

В общем, мой ответ такой же, как я и говорил Торкилю: на мне нужно провести опыты в лаборатории [смеется].

Торкил Джонс: Это то, что я никак не мог понять. Нимс уникален в том смысле, что у него и правильная физиология, и чрезвычайная психологическая стойкость, полученная в результате его специальных тренировок. Думаю, он планировал экспедиции как военную операцию. Одновременная работа этих двух факторов - умственного и физического - вот ответ, почему он смог сделать это так быстро.

Нимс, а как насчет Вашего решения пойти в армию? Вы всегда знали, что хотите этим заниматься?

Я всегда знал, чем я хочу заниматься в своей жизни. В детстве я хотел присоединиться к гуркхам. Это была моя единственная мечта.
Но когда я присоединился к гуркхам, я узнал о спецназе лодочной службы (SBS), и теперь это стало моей новой мечтой. А после этого я просто хотел полностью изменить динамику альпинизма на восьмитысячниках - и это стало моей новой и единственной мечтой.
Так что да, каждый раз это была новая мечта. Но все эти мечты объединяет то, что я достигаю в них целей.


Нирмал Пуржа (Nirmal Purja) - гуркха


Армейцы - по крайней мере, профессионалы - славятся своей логистикой. Как Вы планировали свой проект во время первого этапа и о каких вещах не обязательно задумывается обыватель?

Важно отметить одну вещь : мое планирование основывалось на моих способностях и способностях моей команды. Мы знаем, например, что если скорость ветра будет около 60 или 70 километров в час, мы сможем пройти через это, поэтому мы не рассматривали это как непреодолимое препятствие.
Каждый риск, на который мы шли, был просчитан детально.
Но самое главное в планировании - это понимание динамики команды. Вам нужно знать, кто в чем силен, а кто в чем слаб, а затем подкрепить слабость одного парня силой другого.

Торкил Джонс: Когда Вы поднимаетесь на все эти вершины подряд, фактор риска значительно возрастает. Возьмем, к примеру, Канченджангу. Поскольку команда двигалась медленнее на Дхаулагири из-за погоды, они вынуждены были нагонять время на Канченджанге; прилетев на вертолете в базовый лагерь они без отдыха. сразу-же начали восхождение, поднявшись за один штурмовой выход прямо на вершину. Помимо сжатых сроков, тогда к вершине их гнала надвигающаяся непогода.
Можно сказать. что фактор риска в этом восхождении просто зашкаливал!

Когда в проекте появился Торкил Джонс? И как работа над фильмом влилась в альпинистский проект?

Торкил Джонс: Я познакомился с Нимсом, когда он завершил прохождение первых шести восьмитысячников.
Тогда он ненадолго вернулся в Великобританию, чтобы собрать больше денег для старта второй фазы проекта - на восьмитысячниках Пакистана. Тогда мы и подружились.
Когда он закончил свой проект, мы поговорили о том, что он снял сам, и о том, как можно воплотить эти съемки в документальный фильм посвященный четырнадцати восьмитысячникам. Нимс взял на себя всю тяжелую работу по созданию фильма.
Моя роль заключалась в том, чтобы взять сотню с лишним часов отснятого им материала, а затем добавить слой интервью, некоторые другие кадры мира альпинизма, исторические архивы, 3D-графику и анимацию; всё, чтобы контекстуализировать восхождение.
Настоящая проблема заключалась в том, как уместить 14 пиков в 90 минут экранного времени вместе с предысторией Нимса.

Должно быть, было очень сложно втиснуть столько материала в такой короткий хронометраж. Как Вам это удалось?

Торкил Джонс: Поскольку все это проходило через призму Нимса, это означало, что мы могли могли сами составлять главы фильма.
Например, вся глава об Эвересте крутится вокруг фотографии, сделанной Нимсом, которая в последствии стала вирусной в сети.
После того, как Вы расскажете о фото, Вам уже не нужно снова говорить об особенностях Эвереста, поскольку это было сделано миллион раз.
Для каждой горы нужно было найти свою конкретную историю. И когда Вы сложите их в хронологическом порядке, весь фильм сложится сам собой: на одной горе в центре спасработы, на другой шторм; на третьей снова спасы. но уже в ночное время и у Нимса заканчивается кислород; на Эвересте фото с пробкой перед вершиной. На каждой горе были свои уникальные черты.


22 мая 2019 года. Пробка на Эвересте. Фото Nirmal Purja


Это было самой сложной частью создания фильма?

Торкил Джонс: Я имел в виду, что втискивание в хронометраж было лишь одной из больших проблем: нужно было показать восхождение на все 14 восьмитысячников и при этом рассказать историю жизни Нимса, которая не менее замечательна.
Однако еще одна проблема заключалась в том, чтобы переплести эти два повествования.
Кроме того, мы хотели, чтобы мотивация Нимса к реализации проекта, представление Непала с лучшей стороны, человеческие усилия, а также его отношения с семьей, в частности с матерью, - стали главными сюжетными линиями фильма.
Так что позволить этим трем темам развиваться - с точки зрения повествования было самой большой проблемой.

Нимс, Ваш подход к восьмитысячникам весьма необычен. Можете ли Вы рассказать об этом?

Только относительно недавно люди поняли, что после акклиматизации можно подняться сразу на несколько гор. Но, конечно, нужно учитывать время восстановления физических сил.
Большинство людей - вероятно, 95 процентов населения - не могут восстановиться достаточно быстро.
Но я, каким-то образом, могу взойти на вершину К2, спуститься сразу в базовый лагерь, даже не спать всю ночь, а затем отправиться на Броуд-Пик ранним утром.
Но я был не один, у меня была команда. Дело в том, что мы, непальские альпинисты, не можем соревноваться с нашими западными друзьями на технических вершинах высотой 6000 и 7000 метров, но вершины высотой 8000 метров - это наш родной дом, это наша игровая площадка.
Или есть кто лучше нас?
Итак, у нас была слаженная команда, парни, которые умели работать вместе и обладали хорошим чувством юмора.
И медленно, особенно ближе к концу, команда начала по-настоящему верить в проект.
Потому что поначалу моя команда думала: «Это невозможно». Даже все шерпы говорили: «Это безумие».
Так что я горжусь тем, что сделал, потому что для большинства людей этот проект был за гранью невозможного.
Никто не предполагал, что это вообще возможно.
Да я и сам не представлял этого до 2017 года, когда за пять дней поднялся на Эверест, Лхоцзе и Макалу.
И эти восхождения были сделаны с отдыхом всего-лишь на 2 дня.

Как такой режим выдержала Ваша команда? Мингма Дэвид Шерпа (Mingma David Sherpa) планировал подняться на 10 пиков из проекта. Он смог это сделать?

Да. Мингма Дэвид Шерпа (Mingma David Sherpa) сейчас самый молодой альпинист в мире, прошедший все 14 восьмитысячников.
Другой член команды, Гельжен Шерпа (Geljen [Sherpa), когда присоединился к команде, имел за плечами два восьмитысячника. Сейчас у него их двенадцать.
Для всех парней в моей команде это был очень напряженный год. Важным моментом было то, что финансированием занимался я сам, а они получали зарплату. Ни один из этих парней не смог собрать денег на экспедицию.
Я смог пройти проект благодаря моему опыту службы в спецназе.
Но для них это была работа, из зза эту работу следовало платить. И теперь всем им платят больше, чем раньше, потому что теперь у них есть узнаваемость имени и бренда.


Photo: Netflix


Торкил Джонс: Стоит добавить, что все парни в команде работали гидами в горах, пока проходили проект. Им нужны были деньги.
Так что они не просто работали на Нимса, пробегая вершины как спринтеры, они еще вели к ним своих клиентов, отвечая за их безопасность, что, на мой взгляд, было необычным.

Я люблю поддерживать людей в достижении их новых возможностей. Недавно в мою туркомпанию обратились три женщины, которые никогда раньше не ходили в походы, но они хотели увидеть Ама-Даблам, дойдя до базового лагеря.А а затем, когда они пришли в Катманду, они сказали: «Нимс, мы хотим подняться на вершину».
И я им сказал: «Ну, кто я такой, чтобы говорить Вам, что это невозможно; послушайте, если Вы хотите это сделать, это то, что нам нужно. Я проведу для Вас тренировку для этой цели, а затем мы отправимся в путь».
И в итоге все они взошли не только на Ама-Даблам но и на восьмитысячник Макалу и благополучно вернулись в базовый лагерь.
Потому что кто я такой, чтобы говорить людям «нет»?
Кто я такой, чтобы говорить, что Вы можете делать, а что нет?
Только Вы сами знаете свои пределы.
Для меня как для гида, пока я могу служить подстраховкой, важно давать людям возможность преодолевать свои пределы.
Но я также думаю, что именно поэтому люди начали меня ненавидеть.

Многие говорят начинающим любителям гор. что для них пройдет не менее пять лет подготовки, чтобы попробовать подняться на вершину Ама-Даблам.
Но я утверждаю, что если нет физических противопоказаний почему бы не дать клиентам возможность воплотить свою мечту? Суть в том, что мы должны уметь адаптироваться и принимать участие. Мы должны стать более открытыми.

Вы сейчас работаете гидом на полную ставку?

Да. я владею компанией под названием Elite Exped, и это моё детище, на которое сейчас уходит всё свободное время и вся энергия.


В 2003 году мечта Нирмала Пуржи (Nirmal Purja) осуществилась и он был принят в войска Великобритании в возрасте 18 лет.


Есть ли у Вас любимая гора, на которую хочется возвращаться снова и снова?

Я люблю Ама-Даблам. Восхождение на нее весьма технично а гребни такие прекрасные! на этой горе никогда не соскучишься.

Одна из вещей, которые интересны в Вашем проекте, - это то, что когда Вы впервые озвучили свою мечту, люди над ней смеялись. Они не верили, что это возможно. Но когда Вы начали, когда проект не был таким абстрактным, люди начали волноваться и поддерживать его.

Когда я начинал, большинство людей даже не знали, кто я. Будучи на службе в спецназе я не мог вести блог в соцсетях.
Поэтому, когда я сказал всем, что собираюсь это сделать, все сказали: «Кто этот сумасшедший? Знает ли он, что нужно, чтобы подняться хоть на один восьмитысячник?»
Но потом, когда мы начали подниматься на вершины, и люди начали обращать на нас внимание, мы начали получать поддержку, и все стало сходиться.
Я часто говорю, что это был не мой личный проект - это был проект многих людей. Так много людей сыграли свою роль в той или иной степени, от получения политического разрешения на восхождение на Шишабангму до раздачи чаевых.

Шишабангма была ключевой вершиной. Знали ли Вы перед восхождением. что Китай закрыл к ней доступ?

Да, в 2014 году произошла авария. А потом гору закрыли. Китай играет непредсказуемо. делает всё. что захочет. Но сперва я не сильно беспокоился об этом. Говорил себе, что займусь этой проблемой, когда до завершения проекта останется три месяца.
И когда подошло время мы начали искать нужных людей, выясняя, у кого наиболее хорошие связи с правительством Китая.

Торкил Джонс: Для фильма здесь было слишком много деталей; скажу ,что команда Нимса была близка к тому, что бы ни на метр не подняться выше базового лагеря.

И когда они были в базовом лагере Китай выдал пермит?

Торкил Джонс: Да, они были в базовом лагере, и тут появился кто-то из китайского правительства.

Нимс Представитель китайского правительства сказал: "Нимс, Вы не можете подняться, потому что погода слишком плохая". И тогда я ответил: «Дайте мне, пожалуйста, возможность подняться на вершину».

Торкил Джонс: И, как показано в фильме, альпинистское сообщество оказало огромную поддержку, и это стало большим фактором, повлиявшим на решение Китая. В итоге они дали добро на восхождение.

В фильме рассказывается и о том, как некоторые альпинисты критиковали Вас за восхождения с использованием кислородных баллонов. Что Вы можете сказать об этом?

Есть два момента. Я поднимался как с кислородными баллонами, так и без них. Зимой на К2 я был без кислорода. И я руководил экспедициями на Манаслу без использования кислородных баллонов, на Дхаулагири тоже был без кислорода.
Легко говорить о людях, стоящих в очередях к вершине. Но если Вы открываете новые горизонты, или провешиваете перила, подниматься даже с кислородом весьма сложно.
Я поднимался и с кислородом и без, и я знаю что говорю.
Критиковать других не понимая сути проблемы; разглагольствовать и делать - это разные вещи.
Всегда будут хейтеры, что бы Вы не делали.
Ничего страшного.

Вы стали лицом нового поколения непальских альпинистов. Каким Вы видите будущее альпинистского сообщества Непала?

Я думаю будущее для непальских альпинистов будет крутым. Проект на 14 восьмитысячниках открыл глаза многим в альпинистском сообществе Непала.
Чтобы не усложнять: для меня носить шляпу Red Bull - это важно. Люди в Непале это видят. И теперь, когда выходит этот фильм, люди видят, что для них всё возможно.
Например, я узнал спецназе только когда присоединился к гуркхам, но теперь люди узнают об этом - они увидят, что это тоже вариант.

Я надеюсь, что проект откроет глаза для многих, не только для жителей Непала, но и для юных любителей гор во всем мире. Я надеюсь, они увидят, что пока Вы верите в себя и идете к цели, Вы можете делать вещи, которые кажутся невозможными.


Фото: Netflix

 


Автор: Редакция 4sport.ua, по материалам https://www.climbing.com/