Все новости

Роман Венедиктов. Пик Орисаба — сквозь пыль и ветер

 

30 Января, 14:12

Роман Венедиктов поднялся на высочайший вулкан Северной Америки гору Орисаба (5700 м) в Мексике в рамках Проекта Горняшка, то есть, с местным гидом. Восхождение проходило в непростых условиях, и Роман подробно описал, как это было в своём блоге. Спасибо за захватывающий рассказ и великолепные фотографии! Редакция.

 

Роман Венедиктов. Пик Орисаба — сквозь пыль и ветер

  

Не хвастовства ради, а статистики для – это моя пятая вершина! И пусть высота Пика Орисабы, 5700 метров, не рекордная и технически сложностей преодолевать не пришлось, все же я получил порцию опыта и приключений сполна. Постараюсь поделиться эмоциями и впечатлениями, вдруг кого-то зацепит и он также откроет для себя этот мир заново, как однажды у меня случалось на Эльбрусе.

 

Еще год назад писал, что между Орисабой и Аконкагуа выбрал последнюю, так что теперь настал черед лететь в Мексику. После Аконкагуа я, честно, не боялся идти на Орисабу — не было привычного легкого мандража, какой охватывает перед чем-то большим и неизвестным. Тут все казалось «по-простому»: высота 5700 и ледник с зигзагообразными тропами как на Эльбрусе, вулканические трекинговые тропы как на Килиманджаро, латинские города и мотивы как в Аргентине. С таким подходом был большой риск недооценить Орисабу и подойти к ней слишком легкомысленно.

 

Со мной так и случилось, поэтому я не готовился: все необходимые вещи были в наличии, «физуха» в целом на хорошем уровне, поскольку каждый выходной летом осенью и зимой мы работали в лесу, расчищая упавшие деревья. Вся подготовка свелась к выбору билетов и, как и год назад, я выбрал остановку в Амстердаме на 5 часов, чтобы увидеться с сестрой. Сестра, увы, улетела из города грехов день назад, поэтому я максимально старался заблудиться, чтобы потом искать обратный путь к центральному вокзалу. Веселый маффин уже однажды там пробовал и впечатления были не очень, поэтому за неимением других приключений решил попробовать его снова. Было немного страшно, что накроет до самолета, я заблужусь в аэропорту или меня не пустят внутрь, поэтому решил пронести его прямо к гейту. Рюкзак застрял на сканировании и я почему-то был на 100% уверен, что это не из-за маффина – ведь какой рентген определит вещества в обычной выпечке? Они посмотрели только Go-Pro, обошлось. Эффект от маффина я не почувствовал, но помню, что через час после взлета уснул, а когда открыл глаза – до посадки оставалось примерно столько же. «Странно» – подумал я, ведь по расписанию мы должны были лететь 12 часов.

 

Мехико – огромный мегаполис с населением более 20 миллионов человек. Размах впечатляет! Знакомые по Аргентине улочки с широкими тротуарами и невысокими разноцветными домишками, геометрически правильная сетка кварталов, стритфуд и Старбакс на каждому углу – комфортно ориентироваться в городе было легко. Первым делом – дом-музей Троцкого. Внутри большие группы иностранцев разглядывают длинную цепочку стендов по истории России от Николая II до Ельцина. Фотографируют аутентичные интерьеры, мебель и вещи семьи Троцкого, слышны после школы позабытые, но на любом языке понятные слова «социализм», «революция» и конечно, «Ленин». Есть бесплатный Wi-Fi, так что могу смело утверждать, что я зачекинился в доме у Троцкого.

 

 

 

Так странно получилось, что основная российская группа 7 Вершин стартовала по той же программе за день до меня и мы это поняли, лишь когда увиделись в отеле за завтраком. Перекинулись парой слов, пожелали друг другу удачи. Про себя подумал – было бы круто к ним присоединиться, но идти вдвоем с местным гидом тоже неплохо. На следующий день по программе предстоял переезд в лагерь на подступах к вулкану Ле Малинче (4200 метров). Совет – если вам днем предложат пойти по туннелям внутри большого холма, на котором стоит большой храм – не идите! Это просто серия узких коридоров, в которых ты то и дело утыкаешься в стоящего впереди тебя туриста. С двумя британскими пенсионерами мы развлекали себя как могли — на чистом английском проклинали эти катакомбы на чем свет стоит. Бабушка уже в отчаянии как-то произнесла «I should have better done the reading». Do the reading – это же так круто сказано, берите на заметку.

 

 

 

Приют на Ле Малинче очень уютный и напоминает наши детские летние лагеря – в сосновом бору стоят маленькие домики корпуса для двух семей, по центру ресторан, рядом зоны для пикника и спорт площадки. Там мы познакомились с моим гидом Артуро. Он чистокровный мексиканец, но порядка 15ти лет жил в Британии и поэтому я его воспринимал скорее как европейца. Плюс он весьма неплохо образован и побывал во многих странах, поэтому наши темы для обсуждения не ограничивались горами и это было здорово. Среди прочего я ему рассказывал истории из книги про Cocal-Cola, что в Мексике используют эту газировку даже во время религиозных обрядов! Он не поверил, но сообщил, что по Мексика с населением 130 млн человек потребляет в 2 раза больше Колы, чем США с 327 млн человек. Также он удивил статистикой – порядка 60 000 тысяч человек в год убивали в Мексике в течение 2010х во время нарковойн. Вспоминая «Во все тяжкие» думаю, что в реальности далеко не все умершие вошли в статистику… Артуро говорит, что в последнее время Эверест сильно обесценился – типа передвигаешь ноги и движешься по перилам 100% времени, это уже не альпинизм. После он восторженно рассказывал про семитысячники на Памире – вот это альпинизм ! Самым удивительным было то, что Артуро, никогда не бывавший на Аконкагуа, от других гидов знал про наше героические восхождение год назад! Этот тесный горный мир…

 

 

 Тропа на Ле Малинче

  

Хорошо было вдвоем – весь домик в лагере был в нашем распоряжении. Мы разожгли камин, так как отопления в домиках нет. Меня это смутило – как обычные мексиканцы тут спят при 5 градусах тепла ночью в зимний период ? Артуро пожал плечами и сказал что-то типа «ну да, для них это выход из привычной зоны комфорта». Когда разгорелось пламя, я заметил другую особенность домика – щели на окнах и вокруг двери были просто огромные! С улицы задувал холодный воздух, а теплый со свистом улетал в трубу не успевая даже нагреть топку. А чтобы никто не угорел в домике ночью, в вытяжке нет заслонки, поэтому все тепло так или иначе уйдет в трубу. Так мы и легли спать — в термухах и под двумя пледами, замерзла правда голова.

 

Вышли затемно. Бросили баулы в машину Артуро и побрели вверх по лесной тропе. Он как-то сразу взял высокий темп, я же робко промолчал. В течение следующего часа то и дело расстегивал молнии и застежки, было жарко, но темп я держал. Рассвет мы встретили уже почти на выходе из леса, это где-то около 4000 метров. По дороге нам встретились лишь местные ребята и почему-то все толстые. То ли они так худеют, то ли идут на спор, но толстых мексиканцев в обычных кофтах и джинсах до 4000 метров там полно. А выше нет – ветер! На выходе из леса стоит предупредительная табличка, что после часа дня поход дальше запрещен – местным спасателям, видимо, надоело постоянно искать бедолаг вверх по склону. А как раз там самое интересное – скальный участок похожий на Монблан, но конечно, не такой высокий. Мы быстро дошли оставшиеся пару сотен метров до вершины и достали заготовленные бутеры. Путь до вершины занял 4 часа, вниз – 2, это был хороший результат.

 

 

На вершине Ле Малинче

 

  

Вид на Пик Орисаба

 

 

По возвращению в приют меня ждала радость – Dodge Ram 2500, на котором мы с Артуро должны были ехать в Заопан – приют возле Пика Орисаба. Ram лифтованный и на мудовой резине, но видно, что уставший от изнурительной работы в горах под нагрузкой. Пыльный раздолбанный интерьер, все скрипит и грохочет, но как ни крути, он хорош. Высокий, неуклюжий, шумный, кайф. Пикапы вообще популярны в Мексике, с их климатом и доступными запчастями под боком они живут долго – на дорогах полно F150 и Silverado всех поколений. Но еще больше радуют классические капотники – Kenworth с прямоугольной хромированной решеткой и фарами, наполированные диски и идеально чистые кузова. Плюс представьте в потоке старые Cadillac, Plymouth и даже Oldsmobile и вы перенесетесь во времена съемки Терминатора-2! На фоне них глаз режут современные Mazda, Kia и BMW, какие-же эти все автомобили… неуместные в Мексике.

 

 

 

 

 

 

НО бывает и так

 

 

 

Заопан – дыра мира, забытая Богом деревня вдалеке от трассы, где мусор перемешиваясь с грязью разносится по улицам ветром, а местные бухают и изредка занимаются земледелием. На этом фоне наш приют, похожий больше на хостел, казался настоящим оазисом, предлагающим все блага цивилизации в виде душа с теплой водой, двухъярусных кроватей с простынями и пледами. Это последняя точка Wi-Fi на пути к Орисабе, так что неудобств я не заметил. Именно в Заопане мы встречали Новый Год и это было весьма необычно.

 

 

НГ стол. Мне сообщили, что эта бутылка Колы может быть заполнена повторно. Верите ?

  

Две девушки из Аляски накануне сходили на Орисабу вдвоем без гида и делились впечатлениями, а в полночь все собрались во внутреннем дворе, где взрослые закрепили большую звезду, наполненную конфетами и сладостями, на натянутую веревку, а дети по очереди пытались ее разбить палкой под дружную кричалку. В гостиной горел камин, на стенах развешены фотографии владельца приюта, когда он активно ходил в горы, висят флаги и по углам разбросаны личные вещи и снаряжение гидов – я чувствовал себя как дома. Впервые нормально поспал несмотря на временную разницу, холод и ранние подъемы в первые дни.

 

Артуро сообщил, что мы выдвигаемся в базовый лагерь на Орисабе днем, поэтому я спокойно отдыхал один в большой комнате. Наконец ворота приюта открылись и во двор въехал здоровенный Suburban, из которого вышли, наверное, человек 7 или 8 и начали разгружать баулы с крыши – какая-то группа в ночь сходила на вершину и вот они уже в приюте с душем. Они все были уставшие и немногословные, но вполне живые, что меня порадовало. Мы загрузились в Шеви и под булькающий V8 выдвинулись в сторону базового лагеря. Грунтовая дорога идет через лес, часто попадались высокие корни и зыбучие пески в колее – все это наш Suburban преодолел играючи на понижайке. В очередной раз я подумал – какой же кайф кататься на таком американском ведре где-то в глуши через холмы и буераки, просто бальзам на душу.

 

 

 База OMG — Orizaba Mountain Guides.

 

 

 На фото 3 человека, найдите третьего

 

  По приезду в базовый лагерь мы с Артуро начали распаковывать вещи и готовить перекус, а водитель – ждать ту самую группу 7 вершин, которая на день меня опережала. Дело в том, что из-за плохого прогноза погоды они решились не идти на акклиматизацию на 4800, а сразу двинуть на вершину. И к 4м часам дня они все еще находилась где-то на маршруте, хотя обычно все приходят к обеду. Смеркалось, мы перекусили, а их все не было, но они спускались. Уже в темноте мы заметили пару шатающихся фонариков – два наших бойца с ошалевшими глазами и синими губами еле переставляли ноги и наконец добрели до лагеря. Спустя еще час или два пришла оставшаяся часть группы, их все торопили собирать вещи из палаток и ехать в Заопан. Мы прикинули, что они шли на вершину и обратно где-то 20 часов или даже больше! И это по хорошей погоде. «Странно» – подумал я и залез в спальник. Тут-то мои приключения и начались.

 

  

Моя палатка справа, слева поменьше — личная Артуро

  

Палатки в лагере все «местные», это не новые как обычно делает Клуб 7 Вершин в своих «домашних» лагерях вроде того же Аконкагуа. Оттого часть функций палатки, а именно растяжки, карманы и молнии могут работать не как нужно. В принципе это не было сюрпризом для меня, ведь на Килиманджаро были такие же палатки среднего качества и ничего, все было удобно. Но тут другое дело – под палаткой и вокруг на многие сотни метров – сплошной утрамбованный песок, а поскольку зимой там обычно засушливый сезон, нетрудно догадаться сколько пыли летает вокруг. Так вот, как только я залез в спальник и закрыл как мог все молнии, начал дуть ветер с той стороны, где была голова. Ветер налетал порывами, гнул внутреннюю стенку все больше и больше, а это означало, что внешняя «скорлупа» потеряла прочность – либо из-за слетевших растяжек, либо из-за слишком легких камней. Проблема была даже не в ветре, а в мелкой пыли, которую я чувствовал носом, когда она проникала сквозь молнию и покрывала ровным слоем спальник и вещи в палатке. Нужно было хорошенько натянуть внешний слой палатки, чтобы он рассекал ветер и не давал подниматься пыли.

 

Задача была понять логику порывов ветра и, улучив момент, сделать все быстро и четко. Я приготовился, осмотрел еще раз молнию и все швы палатки, прислушался к свободно болтающимся на ветру двум половинкам «входа» в палатку и начал свою спец операцию. Буквально через две секунды как я открыл основную молнию ветер задул в палатку СТОЛЬКО песка, что я уже не понимал зачем натягивать внешний слой! Кое-как его застегнув и закрепив петлю на булыжнике я закрыл за собой молнию и принялся оценивать ущерб. Пылью покрылись вся моя одежда, которая небрежно лежала на бауле, но это ладно. Когда полез в спальник, то даже через термуху ощутил горстки песка внутри и это было примерно как хлебные крошки в кровати, если вы понимаете о чем я. «Ладно, и так усну» – подумал я, лишь бы внешний слой держался. Прошло немного времени как вновь раздался хлопающий звук болтающихся половинок от входа. Приношу извинения, что так подробно описываю какой-то ветер и пыль, но в тот момент сильное раздражение вызывало осознание того, что все чистые вещи ими перестали быть просто из-за слабого крепления входа в палатку.

 

Не помню сколько продолжалась борьба с ветром и пылью, я вроде несколько раз еще пытался в темноте закрепить вход у палатки, но безрезультатно. Устав бороться с ветром я крепко уснул. Наутро непогода стихла, в легких ощущалась тягость, и я рефлекторно откашливал пыль. Днем погода была в норме, и мы сходили на 4800 без проблем. Темп был хороший, самочувствие без проблем. Где-то на этой высоте телефон Артуро поймал сеть, и мы загрузили прогноз погоды на ближайшие дни. По программе на следующий день мы должны были идти на вершину, но ветер был примерно как в тот момент – 40-60 км/ч на разных высотах. Начали обсуждать насколько это опасно и пойдем ли. Решили, что посмотрим ночью по погоде.

 

Днем произошли два события – спустился в лагерь мужик, которого развернули на леднике (примерно на 5000м) из-за ветра и приехали трое ребят – один из Франции и двое из Лондона. Эти двое веселые оказались – по их рассказу выходило, что на вулкан они вовсе не собирались, но почему-то захватили с собой в Мексику кошки и ботинки под них! Тут надо понимать, что во всей Мексике ледник есть только на Орисабе, остальное ходится просто в трекинговой обуви. Вообще я понял, что среди американских и европейских туристов популярна программа трех вулканов – первый не помню, затем Ле Малинче и потом сразу Пик Орисаба. Сразу – значит без дня акклиматизации. Для россиян же этот день ставят в программу и не зря – все же после долгих перелетов, сбитого сна, Ле Малинче и холодных ночевок в таких продуваемых домиках нужен день просто набраться сил. Короче говоря, эти трое должны были параллельно с нами идти на штурм ночью.

 

После ужина мы разбрелись по палаткам и тут снова началось шоу. Конечно, накануне я максимально натянул все стропы, закрепил булыжники и проверил молнии, поэтому надеялся спокойно поспать 5-6 часов перед выходом. Но у погоды были свои планы и как только стало темно я ощутил настоящий ВЕТЕР. Нет, это был не вчерашний забияка, который слегка трепал палатку. Это были настоящие «товарняки», приходящие откуда-то далеко с характерным гулом и обрушивающие всю свою мощь на единственные несколько препятствий во всей округе – наши бедные палатки. «Товарняки» приходили немного сбоку от входа, палатку начало кренить. Порывы были устрашающие и главное, абсолютно непонятные – как в свободном пространстве воздух в какое-то мгновение абсолютно статичный, а потом вдруг возникает мощнейший поток, который затем затихает до состояния штиля. КАК? Этот вопрос не давал мне покоя больше, чем сам ветер и пыль внутри палатки. Вообще я посмеялся над собой – «какая на фиг пыль, когда палатка еле стоит на ветру?» Какой же я дурачок был вчера, что расстраивался из-за этого.

 

Ситуация только усугублялась и уже было все равно как там болтается вход, так как пространство в палатке сузилось примерно вдвое. Во время таких мощных порывов растяжки палатки двигали булыжники к ее бокам, поэтому я довольно быстро оказался с одной стороны зажат баулом, с другой – полом палатки, который превратился в ее боковую стенку. Как потом выяснится, ветер был порядка 60-80 км/ч, это было действительно мощно. Что делать в такой ситуации? Вот как я размышлял:

 

Вариант первый – выйти из палатки и перейти в столовку, ее мощный каркас из алюминиевых труб должен выдержать бурю.

 

Вариант второй – оставаться в палатке и удерживать ее своим весом, пытаясь кое-как сохранить целостность каркаса.

 

Из-за лени и жажды приключений я выбрал второй, так как в первом случае велик был риск что-то потерять из вещей в темноте на ветру. А даже просто выйти из палатки в пылевую бурю в чем-либо было откровенно стремно.

 

«Товарняки» не прекращались: я снова и снова слышал приближающийся гул, а затем как будто двое или трое здоровых мужиков синхронно пинали палатку. Бывало даже так, что голова или ноги поднимались вместе с полом. Это уже было весело, смеялся в голос. Так я и скоротал время до часа или двух ночи, когда Артуро спросил меня — «Ну что, идем на вершину?»

 

Я очень четко ответил ему — «не хочу, чтобы ты меня развернул у входа на ледник», поскольку для меня были очевидны две вещи. Первая – ветер был сильнее вчерашнего, а если развернули мужика вчера, то сегодня вообще без шансов. И второе – у меня лишь одна попытка восхождения и не хотелось бы ее тратить так бездарно. «Да и вообще, на фига мне эта Орисаба сдалась?» – думал я пытаясь побольше завернуться в теплый спальник. Как вы понимаете, в ту ночь мы никуда не пошли.

 

С рассветом ветер полностью стих, я проснулся, ощущая легкий прохладный ветерок. «Откуда в палатке сквозняк?». Продрав глаза обнаружил прямо у головы большую дыру. В ногах молния тоже разошлась, так что внутри было свежо и очень пыльно. Несмотря на весь треш я был полон сил и энергии, проблема была только в кашле и в глазах, они начали слезиться.

 

Было непонятно как на всю ситуацию отреагирует Артуро и что вообще нам теперь делать, поэтому я первым делом направился к его палатке. Объяснил ему свой отказ и предложил идти прямо сейчас, в 6-7 утра. На что он ответил решительным отказом – мол, мы так не делаем. Я говорю – «Ведь все равно застанешь темное время суток, а спуск мы с тобой уже прошли, и он безопасный». Про себя думаю – ну я ведь хорошо хожу, он меня уже видел в деле, поэтому мы реально можем вернуться до темноты. Пытаюсь слегка надавить на него – «Если не сейчас, то давай тогда завтра пойдем, там ведь лучше прогноз?» Он отвечает – «Договаривайся с главным о продлении твоей программы еще на один день, и если он одобрит – завтра у тебя будет шанс». Мне повезло и спустя полчаса Артуро подтвердил, что главный дает добро. Также Артуро сообщил, что трое наших соседей ночью вышли на штурм – их палатки ночью сломало, они перешли в столовку и уже там ждали выход на штурм. Не знаю, что для них стало решающим фактором для такого отчаянного поступка, я решил выждать еще немного времени, чтобы понять дойдут ли они или их развернут. Но рация молчала, а это наверняка означало одно – они продолжают движение уже где-то по леднику. Значит, я лоханулся.

  

 

Вид на вершину с холма у базового лагеря

 

 

После завтрака у меня стало еще больше сил и я захотел привести все в порядок. Решительности прибавилось после умывания впервые за два дня – ненавижу эту пыль! Закрепил булыжники покрепче, палатка приняла привычную форму. Минут 20 чинил молнию и содрал кожу на пальце до крови. Молнию все же починил, но в целом, она была в плохом состоянии. Не хотелось бы встретить того, кто заселится в палатку после меня, хотя с другой стороны по фиг – молния была сломана до меня. Вытряхнул спальник и коврик, перебрал вещи и отряхнул баул. Слой пыли на мне, на вещах и внутри палатки выровнялся и уже не вызывал дискомфорта. Далее дочитал первую часть Трансерфинга, особенно понравилось про душу и разум, и в один присест прочитал книгу про Вкусвилл. Кстати, ударение на вкУс, вы знали? Мы сходили размяться полчасика на ближайший холм поймать сеть. Прогноз на завтра оставался благоприятным – ветер всего лишь 15-20 км/ч и традиционно без осадков. Идем!

 

Трое ребят спустились с вершины уставшие, но довольные. По их словам, ветер был только возле палаток, а чуть выше, среди больших камней, его и не было вовсе. Еще выше, на леднике, ветер был умеренный, они дошли до вершины без проблем. Везунчики! Чувствую себя как на скамье запасных, ведь я уже второй день встречаю людей с вершины, а сам все никак. Но ничего, сил-то у меня полно, дайте нормальную погоду, и я вам покажу.

 

В третий раз устраиваюсь удобно в спальнике и не верю своим ушам и глазам – палатка абсолютно статична, а вокруг тишина гробовая. В час ночи подъем, сборы и завтрак. На небе россыпь звезд, такие я встречал только в горах. На склоне уже двигаются несколько сверчков – это группы туристов стартовали раньше нас. Снова берем приличный темп без остановок, первую группу мы настигли, наверное, через час – у них кому-то стало плохо, а со второй разминулись перед «лабиринтом». Так местные называют участок лавовой реки розлива 17 или 18 века, там нужно знать дорогу. Поляки шли без гида, взяли правее и заблудились на больших камнях. В итоге к леднику мы вышли первые, еще раз позавтракали, надели кошки и страховку. Связались. К этому моменту уже подошли другие и мы двинулись.

 

  

Вид на ледник у его подножья, фото сделано уже на спуске

  

Ледник высотой 600-700 метров, это по сути основная трудность на штурме, поскольку все что ниже – обычный трекинг. Поначалу он не такой крутой и тропинка идет прямая, затем начинаются зигзаги. Из-за рельефа видна только текущая тропинка, а не вся цепочка целиком, от этого никогда не можешь понять «сколько еще идти». Но знаю точно – чем больше себя и гида об этом спрашиваешь, тем дольше и мучительнее ты идешь. Сложность еще в том, что там негде присесть и отдохнуть, склон сплошь ледяная корка и не дай Бог там оступиться – катиться будешь до самых камней, а там на полной скорости превратишься в фарш. Таких случаев были единицы, но все равно для безопасности и комфорта лучше идти в связке и с ледорубами.

 

  

На леднике

 

  

Рассвет

 

 Внутри приятное чувство, что вот-вот крутой склон кальдеры закончится, и мы таки зайдем на стенку кратора. Самый кайф в том, что в 7-8 утра солнце тебе светит в лицо в момент выхода на кратор, поскольку утром ты идешь по темной северной стене. Этот момент я буду помнить долго! А там еще минут 10-15 и ты на вершине Пика Орисаба 5700 метров. Мы были первые в тот день! 7 с половиной часов занял наш подъем до вершины с остановкой у ледника, хороший темп для набора порядка полутора километров высоты.

  

 

Вид на кратер, дна я не увидел

  

 

Вид с вершины в сторону Мехико

 

 

Стою любуюсь по сторонам – белый ковер облаков уходит далеко за горизонт, внизу местами проглядывается земля, а вдалеке заметны сопки других вулканов и в том числе уже известный Ле Малинче. Дует несильный ветер, температура около -5 градусов, самочувствие превосходное. Разум подводит итог – это стоило того. Душа чувствует, что решение идти на следующий день было правильным. Гармония!

 

 

 

 

 

Вид на тропу на леднике и если кто разглядит — базовый лагерь внизу, чуть правее горы по центру

 

 Вниз мы шли спокойно, размеренно. В конце ледника мы оставили палки, и я спрятал бутылку Powerade, чтобы не тащить на самый верх. Она была как никогда кстати, так как на леднике вода в трубке из рюкзака замерзла. Пью вдоволь, силы есть. На этой остановке Артуро болтает с другими группами и возвращается ко мне с улыбкой. Говорит – «гиды прозвали группу 7 вершин Pain Machine за то, что они шли 20 часов». Легкий смешок, но я говорю ему, что они там все плохо себя чувствовали из-за болезни то ли всех, то ли одного из участников, так что этот результат вообще не показательный.

 

 

  

Спускаемся в лагерь, там куча новых палаток, все изменилось. Народу тьма, машины стоят ждут. Думал, что только меня, но нет – мы спустились одни из первых, а еще несколько групп в пути. Артуро остается в лагере с новой группой, и мы быстро прощаемся. Снова Suburban, но в этот раз нас там целая группа. Водитель завозит их в какой-то приют по пути, я добираюсь до Заопана и привет, душ и интернет! Так как я сдвинулся по программе на один день и, видимо, поскольку селить меня с другими группами нельзя, то хозяин открывает мне свою спальню с личной ванной. Вот это повезло! После меня ждал сочный шматок мяса, я был счастлив как никто.

 

Повезло и на следующий день с трансфером в Мехико – меня повез кто-то из друзей босса на шустрой Киа. Вместо невнятного местного радио включил музыку с телефона, он увеличил скорость почти вдвое. Мы летели 130 км/ч вместо разрешенных 80, когда нас остановили копы. Штраф у них считается от МРОТ и за такое нарушение он выходит порядка 5000 рублей, то есть парень явно ушел в минус от такого трансфера, но права сохранил. Рассказал, что для владельцев авто в Мехико обязательно проходить раз в полгода платный технический осмотр и гасить все штрафы, а если ты живешь в другом городе – то ничего такого нет.

 

 

Намордник мягкий. Напоминает защитные кожухи, которые сверху на себя опускаешь на аттракционах

  

Пару дней я гулял в Мехико и меня не ограбили. Повезло или это норма – не знаю, бывает всякое. Два дня я искал приличные браслеты с черепами и нашел их в лавке на рынке в местечке Plaza del Artesano – запишите это название сразу. Во время своих поисков я обошел почти весь исторический центр. Хотел было написать «обошел полгорода», но когда глянул на карту всего Мехико, то понял, что это лишь мизерная часть. Но мне и этого хватило, город в целом мне понравился. Особенно, когда на улицах были припаркованы старые Ford, Chevrolet и Pontiac.

  

Оригинал материала

 

 

Программы Клуба 7 Вершин и Проекта Горняшка:

Мексика и восхождение на вулкан Орисаба

 

 

 

 

  

Также интересно почитать о других восхождениях Романа Венедиктова:

Килиманджаро в новогоднюю ночь

Аконкагуа — школа жизни, часть 1

Аконкагуа — школа жизни, часть 2

Аконкагуа — школа жизни, часть 3

На Эльбрус и обратно — что это было?

 

 

Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или

ваша страна: