Все новости

Лыжная экспедиция женской полярной команды «Метелица» к Северному полюсу-1. Подготовка и старт экспедиции

 

1 Февраля 2019, 13:05

Автор: Сергей Печенегов. Источник: Всемирная энциклопедия путешествий.

 

Женская полярная команда «Метелица», имея за плечами почти тридцатилетний опыт сложных спортивных экспедиций по островам арктических архипелагов Земля Франца-Иосифа и Северная Земля, по Антарктическому материку (от обсерватории Мирный до Южного геомагнитного полюса) и лыжных супер-марафонов, решилась на штурм Северного полюса. Экспедиция к Полюсу женской команды - событие без преувеличения неординарное, уникальное, не имеющее аналогов в истории полярных путешествий. Учитывая большую ответственность за успешный исход экспедиции и отсутствие у участниц опыта передвижения по дрейфующим льдам, её бессменный капитан - Валентина Кузнецова решила с согласия подруг по команде пригласить для участия в походе в качестве «играющего» тренера и «штурмана-наставника» одного мужчину, имеющего соответствующий опыт. Честь заполнить эту вакансию волею судеб выпала мне.

 

Загадочная притягательность Северного полюса не только не ослабевает, но и усиливается с каждым годом. Благодаря завоеваниям цивилизации 20-го века, давшим миру авиацию, надежные средства навигации и радиосвязи, экспедиции к Северному полюсу стали предметом удовлетворения спортивных амбиций многочисленных любителей острых ощущений различных стран и национальностей. В последние годы Арктика превратилась не только в арену серьезных полярных экспедиций с престижными результатами, но и местом ежегодного паломничества десятков, а, то и сотен «туристов», сферой коммерческих интересов предприимчивых бизнесменов.

Первые шаги в белом безмолвии

 

Теперь каждый, пожелавший и сумевший облегчить кошелек состоятельного спонсора, не отягощая себя спортивными или научными задачами, может принять участие в «ледовом шоу» под полярным солнцем. Не имея оснований отрицать права на жизнь подобных экскурсий, приходится, однако,  сожалеть о том, что, взглянув на Ледовитый океан из иллюминатора авиалайнера или с палубы атомного ледокола, оставив на Северном полюсе следы малопривлекательных отходов своей жизнедеятельности, некоторые «экскурсанты», позволяют себе неуважительные по отношению к Арктике высказывания.

 

Между тем, Арктика, как и сто, и двести и тысячу лет назад, - такая же суровая и загадочно привлекательная страна, величественная в своей первозданной красоте, неукротимая и непокоренная, всемогущая и немилосердная, поражающая своими необозримыми просторами, необузданным и непредсказуемым характером. Именно такой увидела Арктику женская команда «Метелица», ступившая 30-го марта 1995-го года на дрейфующий лед могучего океана. Несколько слов о том, что предшествовало моменту старта экспедиции: 13-го марта с подмосковного аэродрома в Чкаловске, самолетом ИЛ-76, принадлежавшим МЧС, «Метелица» вылетела на север, навстречу мечте.

Наш самолет - летающий госпиталь «Скальпель», совершивший с ранеными солдатами на борту не один десяток вылетов из района боевых действий в Чечне в российские военные госпитали, заставлен операционными столами, медицинскими аппаратами, кроватями. «Скальпель» еще помнит грохот снарядов и свист пуль, стоны  раненых и слезы матерей, бессонные ночи военных хирургов и хрупких медсестер, борющихся за жизнь несчастных мальчиков. Вместе с нами на борту самолета те самые врачи и сестры милосердия, которые спасли жизнь сотням раненых бойцов.

 

Светлана Зубкова

 

Через восемь часов самолет доставил нас в полярный поселок Тикси, расположенный в устье Лены, где нам было суждено провести целую неделю в  томительном ожидании рейса на остров Средний (перевалочный пункт всех экспедиций к Северному полюсу с российской стороны).  21-го марта божьей милостью перебрались на остров Средний. В этот день, подчиняясь звездному календарю, на Северный полюс легли первые лучи Солнца, знаменуя наступление полярного дня. Несколько дней над островом бушевала пурга. В результате мы просидели на острове 10 дней. Приходилось утешаться тем, что мы находились не наедине со своими проблемами. По соседству с нами, на острове Голомянный, после неудачного старта к Полюсу на собачьих упряжках ждет возможности авиа-заброски для повторного старта (теперь уже с 85-го градуса северной широты) интернациональная группа  - В. Боярский (Россия), У. Стигер, Дж. Хансон (оба США), М. Хигне (Великобритания), Т. Такано (Япония).

На Среднем нам было приятно ощущать доброе благожелательное отношение со стороны жителей острова, полярных летчиков, членов вертолетных экипажей Хатангского авиаотряда и всех сподвижников по арктическим путешествиям. Незабываемы способы общения с иностранными полярными знаменитостями, когда дружеское похлопывание по плечу или приветливая улыбка куда значительнее вымученных англо-русских изъяснений.

 

Международный форум полярников на острове ГоломянныйМеждународный форум полярников на острове Голомянный

 

 

Еще, будучи в Москве, готовясь к исполнению роли красноармейца Сухова в «Метелице», я неоднократно просмотрел на видеомагнитофоне фильм «Белое солнце пустыни», чтобы запомнить имена будущих подопечных своего «гарема».

Каково же было мое удивление, когда после приземления на остров Средний, Валентина представила мне своего давнего друга Анатолия Сухова. «Посмотрим, какой ты Сухов» - подумал я. Вскоре я убедился, что Анатолий, а равно и его супруга - прекрасные добрые люди, как впрочем, и большинство жителей Заполярья. К тому же, ласковые слова и женское обаяние «метелиц» производили на всех поистине магическое воздействие. Из несредних событий на острове Среднем запомнился эпизод, связанный с судьбой японского путешественника Мицуро Оба. Предпринимая вторую попытку автономно в одиночку дойти до Северного полюса. Мицуро, испытывая большие затруднения из-за сильного обморожения, нехватки бензина и продовольствия, был вынужден подать сигналы бедствия. После эвакуации вертолетом японец был доставлен на плечах Виктора Боярского в гостиницу (утопающий до крыши в снегу деревянный барак), где врачи нашей команды Оля Федоткина и Таня Кузнецова оказали ему первую медицинскую помощь. Давно практикующий терапевт, Оля продемонстрировала лучшие профессиональные качества хирурга, терапевта и процедурной сестры одновременно, исключив самые опасные последствия обморожения. Нельзя было не восхищаться мужеством и оптимизмом последователя Н. Уэмуро, излучающего радостные эмоции по поводу своего очередного подвига. Свой обет - не жениться, пока не дойдет до Полюса - я думаю, Мицуро  выдержит. 30-го марта, не дождавшись планируемой заброски на старт средствами МЧС, мы, собрав все свои сбережения, зафрахтовали вертолет МИ-8 и вылетели курсом на север. Решено было лететь, пока не  закончится топливо в баках.    

                                            

В точке старта. В верхнем ряду (слева направо):  Валентина Кузнецова, пилоты, Светлана Зубкова, пилот, Антонина Егорова, Татьяна Кузнецова. В нижнем ряду: Ирина Соловьева, Ольга Федоткина, пилот

 

Топлива хватило до 85 град. 50 мин. с.ш. Попрощавшись с экипажем вертолета, мы остались наедине с Арктикой, в ее безмолвствующих просторах. Впрочем, безмолвие было относительное. В десяти метрах от места высадки находилась свежая ледовая трещина, от которой доносилось поскрипывание и тревожное шебуршание гряды торосов. Пройдя сто символических метров от трещины, мы остановились на ночлег. О том, что наступило ночное время, напоминали лишь часы. Солнце медленно проплывало по кругу высоко над горизонтом.  Итак, наше путешествие началось.

Маршрутная группа состояла из семи человек: капитан команды - Валентина Кузнецова - родоначальница «Метелицы», вдохновитель и организатор всех ее начинаний и свершений, Антонина Егорова - штурман и одновременно «главный Прометей» (хранительница очага), Татьяна Кузнецова - начпрод команды, «наша кормилица», Ирина Соловьева - психолог и летописец «Метелицы», Ольга Федоткина - главный врач экспедиции, Светлана Зубкова - радистка и Сергей Печенегов - ответственный за «безопасность полетов».

 

 

Ирина Соловьева

 

Все - опытные спортсмены, мастера спорта, высокие профессионалы не только в походах, но и «в миру».Таня, например, физиолог, доцент 2-го мединститута, кандидат медицинских наук, Ира - кандидат психологических наук, член отряда космонавтов первого набора (дублер В. Терешковой), неоднократная рекордсменка мира по парашютному спорту.Но главное не в этом. Все девушки милые и обаятельные, с прекрасно развитым чувством юмора, высоким «индексом интеллекта». Радиосвязь с маршрутной группой осуществляла с острова Средний наша базовая радистка - Ольга Лещикова - специалист высокого уровня, мастер спорта международного класса. На протяжении всей экспедиции она держала руку на пульсе радиолюбительского эфира, передавала в Москву последние известия, решала оперативные организационные вопросы, чем  немало способствовала успеху команды. Начальником штаба экспедиции, координатором по взаимодействию «Метелицы» с различными организационными структурами и, в первую очередь, с МЧС была Людмила Титова - прославленная Олимпийская чемпионка Гренобля, призер трех зимних Олимпиад в конькобежном спринте, вице-президент клуба «Метелица».

 

Несколько слов о снаряжении маршрутной группы: Если говорить в целом, снаряжение группы соответствовало «мировым стандартам»:

  • Самые современные средства навигационного обеспечения - малогабаритные миникомпьютеры серии GPS (2 шт.), позволяющие с помощью спутниковой связи не только оперативно определять координаты местонахождения с точностью не хуже ±100 метров, но и выполнять целый спектр сервисных программ, полезных для прокладки курса;
  • Неоднократно апробированная в предыдущих арктических походах, высоконадежная, компактная армейская радиостанция коротковолнового диапазона с мощностью в антенне около 5 Вт, плюс миниатюрная аварийная УКВ-радиостанция; - Стеклопластиковые сани, отличающиеся высокой прочностью, хорошим скольжением, большой вместимостью и сравнительно небольшим весом (около 10 кг);
  • Двухслойная капроновая палатка типа «Зима» с внутренним антиконденсатным слоем, способная выдержать ураганные ветры;
  • Высокоэффективный и надежный кухонный инвентарь (бензиновые примусы «Шмель-4», автоклавы и пр.);
  • Тщательно скомплектованная медицинская аптечка, содержащая всю гамму необходимых (при случае) средств: от препаратов для внутривенных инъекций до косметических мазей;
  • Высокопрочные пластиковые лыжи «Rossignol» французского производства;
  • Проверенный десятилетиями оптимальный комплект личной одежды;
  • Индивидуальные пуховые спальные мешки с синтепоновыми вкладышами, теплоизоляционные коврики из пенополиуретана;  
  • Набор продуктов питания отличался не только высокой калорийностью, но и был хорошо сбалансирован по компонентам. Пища была разнообразна и вкусна. Колбаса и корейка, масло и сало, мед и шоколад, орехи и сухофрукты, сухари и галеты, супы и крупы, лук и чеснок - вот далеко не полный перечень продуктов нашего рациона питания. Кроме того, имелись тонизирующие средства, набор витаминов и другие «излишества».

 

Первая ночь в палатке немножко тревожна. Сказывается нервное напряжение предстартовых треволнений, негативных эмоций, связанных с транспортными  проблемами. Вместе с тем, в душу вкрадываются вдруг какие-то сомнения. А потянут ли девчата такой груз? Ведь вес их саней достигает 70 кг. Как пойдется  мне? Оправдаю ли возложенные на меня надежды? Велика ответственность за судьбу команды. Что из того, что я дважды ходил к Полюсу? Там я был всего лишь штурманом-навигатором, а здесь призван, как я полагал, единолично отвечать за верность прокладки курса, его оптимальность и безопасность.

Смогу ли удержаться от эмоциональных срывов в чисто женском коллективе?  Однако утром следующего дня уже первые шаги по ледовой пустыне восстанавливают энергетический баланс, вносят спокойствие и уверенность. Излишки адреналина покидают организм, формируется душевное равновесие и комфорт.

 

 

Только бы не провалиться в трещину...Велика, однако моя косметичка.

 

 

Идем по ровному льду с плотным настом. Легкий ветерок в спину. Температура около десяти градусов мороза. Сани нехотя тянутся за нами; идется не сказать, чтобы легко, но и не тяжело. Все мышцы тела радостно отзываются на нагрузку, постепенно восстанавливая силу, упругость, эластичность. Поет и тело и душа, и эта гармония радует. Прочь все сомнения, только вперед! Пока попутный дрейф прибавляет к пройденному расстоянию дополнительные километры (по штурманскому исчислению – мили или угловые минуты). Это приятно. Мороз несколько усилился. Легкая поземка, слабая облачность. Наверное, «космос» наблюдает за нами и помогает мягко пройти акклиматизацию. Идем без лыж. Так легче и удобнее, особенно на неровностях, при подъемах на сугробы, когда лыжи проскальзывают и заставляют принимать порой неудобную позу. За спиной только у Светы небольшой рюкзак; она несет в нем рацию. У остальных вся поклажа в санях. В моей практике это впервые. В предыдущих арктических походах, в том числе и по дрейфующим льдам, груз распределялся примерно поровну между санками и рюкзаком. Это было обусловлено не столько нашей консервативностью, сколько малой вместимостью саней. Здесь же санки, что твоя лодка, около двух метров длиной и больше полуметра шириной. Без рюкзака идти приятнее. Плечи и спина раскрепощены, диафрагма свободна, дышится при равномерном движении легко. Опять же спина почти не потеет.

 

Готовсь... Пошел...Ах, упала! Встать не может. Ждет - ну кто же ей поможет...

 

 

«Штурманим» впереди вдвоем с Тоней по очереди. Она опытный и почти бессменный штурман «Метелицы». Имеет первый разряд по спортивному ориентированию. Четко держит курс, чувствует оптимальный темп команды. Правда, до сих пор у нее был только «островной» опыт, теперь она хорошо ориентируется и на дрейфующих льдах. График движения у нас не очень напряженный. После завтрака проходим четыре перехода по 45-50 минут с остановками на 5-10 минут. Потом устраиваем перекус без установки палатки с горячим бульоном, чаем или кофе, заготовленными с утра в термосах. После перекуса до места ночлега идем еще, в среднем, четыре перехода, ставим палатку, сооружаем снежную стенку от ветра, разворачиваем антенну радиостанции. Дежурные готовят ужин. После ужина делимся впечатлениями прошедшего дня, выполняем профилактические медицинские процедуры и укладываемся в спальные мешки. Настроение у всех отменное; шутки и смех в течение всего дня и в палатке, и во время движения. На исходе второго дня наш путь преградила первая ледовая трещина, края которой медленно, но уверенно расходились в противоположные стороны, обнажая скрытую подо льдом темную воду океана. Преодолели трещину с некоторым волнением. Как-никак, первая. А тут, откуда ни возьмись, вторая..., третья..., пятая..., десятая. Любители статистики вскоре сбились со счета. Началась обширная область разлома ледяных полей. Льдины то расходились между собой, образуя широкие пространства открытой воды, то сближались и сплачивались, создавая для нас временные «разводные» мосты. Лавируя среди этих вальсирующих льдин, мы настойчиво держим курс на север.

 

Раз, два, взяли...И куда нас занесло...

 

 

Под мощным натиском монолитных ледовых полей мелкие льдины, как бы попав в гигантские тиски, сначала робко группируются в плотную стайку, потом, не выдержав безжалостного сжатия, опрокидываются, ложась на ребро, и, ощетиниваясь острыми зубьями линий разлома, с хрустом и скрежетом ломаются и крошатся, громоздя многометровые гребни торосов, на первый взгляд, совершенно непроходимых. Тут только и начинается головоломка для полярного штурмана. Непрерывные гряды торосов, от горизонта до горизонта, глазом не окинуть, на многие километры. А среди торосов, то тут, то там зияют холодной чернотой не успевшие еще захлопнуться полыньи. Тем временем, процесс сжатия еще не закончился. Лед продолжает корежиться, ежеминутно меняя хаотические очертания рельефа. И только через несколько часов, исчерпав весь свой запас кинетической энергии, льдины успокоятся и замрут. До очередного разлома.

 

 

Вольготно так в минуты передышки.Помоги мне... Помоги мне...

 

 

Нелегко определить оптимальный курс движения в этом нагромождении торосов, чтобы до следующего разлома выбраться на ровное и безопасное место. Как, затратив минимум физических усилий и, по возможности, минимум времени, не сломав лыжи, сани или шею, не очень сильно уйти на восток или запад от генерального курса на север. Хорошо еще, если  ясная погода, и все, что натворила стихия, доступно твоему взору. А если белая мгла, а того хуже - пурга? Тут уж сиди и не рыпайся, а то и впрямь до беды недалеко.

 

Любишь кататься, люби и саночки тащить...Отгадайте, эрудиты - в масках все, но не бандиты.

 

 

Сознавая и выполняя первейшую свою заповедь - «главное - безопасность», мы не ломились, очертя голову, в «живые» торосы по не окрепшему лду. Ждали до полной стабилизации процесса, в которую верили, как наши политики в стабилизацию экономики, с той лишь разницей, что у нас она все же наступала в обозримые и прогнозируемые нами сроки.

 

 

Это - не кружевной воротник. Мальчик немножко вспотелПерекус

 

 

В обширных полях торошения нам приходилось, конечно, изрядно потрудиться, так, что дыхание захватывало. Вообразите, что вы десятки раз на день затаскиваете на высоту двухэтажного дома по маршевой лестнице пяти-шестипудовые сани, а потом спускаете их снова вниз. Сани постоянно цепляются за решетку ограждений, переворачиваются, больно бьют по ногам или под зад. Представили? Если вас это не смущает, то можете смело отправляться в поход по дрейфующим льдам. Только не забудьте предварительно пройти еще курс моржевания, так как вероятность принять ледяную купель на коварном молодом льду весьма велика, даже для опытного полярного путешественника.

 

После ледяной купели. СочувствующиеА поутру они проснулись. Женщины, они и в Арктике -женщины...

 

 

Первое серьезное испытание на профессиональную пригодность к путешествиям по дрейфующим льдам совпало в нашей экспедиции с Днем космонавтики. Стоял ясный морозный день. С утра мы шли по гладкому спокойному льду, в линейном строю, как на параде. Вдруг над линией горизонта лучами солнца высветилась ровная белая полоса. Подойдя поближе, мы увидели, что перед нами раскинулось широкое море ..... торосов. Принимаем решение идти на их штурм, в честь праздника. Этот бой мы посвятили Ире Соловьевой, но от саней ее все, же не освободили. Бились долго и отчаянно. Попыхтели, попотели, но получили огромное удовольствие от преодоления первой серьезной преграды. А каков был вечером праздничный ужин! Как искрился на солнце зернистый снег!

 

Праздничные украшения АрктикиПарадное построение в День космонавтики

 

 

Какой фантастический фейерверк мы устроили у палатки, какой закатили программный концерт из двух отделений. В общем, праздник удался на славу. Потом были опять рабочие будни, каждый день был по-своему праздничным. Яркое полярное солнце, все новые и новые сюрпризы Арктики, счастливые улыбки на лицах... Все это было. Были и не очень приятные минуты. Два дня шли в сплошной белой мгле, как слепые, на ощупь. День просидели в палатке в ожидании смерзания большой полыньи. Весь день вслух читали прозу Юрия Визбора, с большим интересом.

Почти всю вторую половину маршрута дул северо-восточный ветер, а встречный дрейф льдов отгонял нас назад, на пройденные уже широты. И это было обидно. В самом конце маршрута Арктика подарила нам захватывающий спектакль на ледовой арене. В очередной зоне разлома своего ледяного панциря седой океан в буйстве гнева устроил настоящее «ледовое побоище». Огромные осколки паковых льдов, как чудовищных размеров бульдозеры, метались по открытой воде, сгребая, словно ледовый мусор, гряды торосов, превращая их в мелкое крошево. Картина была настолько завораживающей, что мы несколько часов с восхищением наблюдали эти бушующие страсти. Приближался финиш нашей экспедиции. По сообщениям с Ледовой базы МЧС, которая находилась в районе 89-го градуса северной широты, окончание учений спасателей и эвакуация базы переносится на 23 апреля. Так мы потеряли еще одну ходовую неделю. На 19-ое апреля для нашей эвакуации с маршрута был поставлен в план вертолет МИ-8. Настроение у нас было немножко минорное. Нет, не потому, что мы не дошли до Полюса; с этим мы уже смирились.

Нам грустно было расставаться с Арктикой, которая подарила «Метелице» столько прекрасных, счастливых  минут, была к нам снисходительна и милосердна, но характер свой, всё же, показала, не таясь и не кокетничая. За 20 дней мы преодолели ровно два градуса по широте, то есть около 220 км. На самом деле, с учетом встречного дрейфа, длительных обходов полыней и торосов, препятствий рельефа технически было пройдено не менее 400 км.  Да и не в километрах суть. Группа убедилась и убедила всех сомневающихся в полной своей готовности штурмовать самые высокие широты по дрейфующим льдам Северного ледовитого океана. Спортивное достижение «Метелицы» следует считать выдающимся, ибо ни одной женской команде в мире такого не удавалось сделать. Что касается моего участия, то любая спортивная команда имеет право иметь тренера. Впрочем, они могли бы обойтись и без меня. Это была лишь подстраховка. 19-го апреля за нами действительно прилетел с Ледовой базы вертолет. На Ледовой базе мы встретили целое созвездие знаменитостей. С известным альпинистом Рэйнхольдом Месснером и его братом Хубертом мы проговорили «за жизнь» почти весь следующий день. Узнали от него массу интересных историй, но об этом отдельный рассказ.

 

Р. Месснер в гостях у МетелицыВ одном строю с космонавтом

 

 

В этом году братья Месснеры предприняли попытку пересечь Ледовитый океан от Северной земли через Полюс в Канаду в автономном режиме. Такого пока не удавалось никому в мире. К сожалению, почти сразу после старта, итальянцы утопили в полынье сани с продуктами и снаряжением и вынуждены были отказаться от задуманного. На Ледовую базу они прибыли самолетом. Кроме Месснеров на базе мы с удовольствием пообщались с космонавтами и парашютистами. Мы с Ирой и сами мечтали прыгнуть с парашютом на Полюс, да опоздали к моменту десантирования.

Кого здесь только не было. Между Москвой, Хатангой и базой постоянно челноком выполнялись рейсы авиалайнеров то с артистами, то с футболистами. Отсюда вертолетами их возили на Полюс поиграть в футбол или на балалайках. Играй, Ваня, гуляй, Ваня, за все «уплочено». Льдина превратилась в большую помойку. Но не будем о грустном.

Нас славно встретили на Ледовой базе полярные летчики. Обласкали, накормили, напоили. 21-го апреля вместе с ребятами из Перми и Екатеринбурга, которым тоже посчастливилось немного «погулять» по арктическим просторам, самолетом АН-74 мы вылетели на Хатангу с промежуточной посадкой на острове Средний, где мы приняли в объятья Олю Лещикову и десятка три так и не востребованных нами рюкзаков с провиантом и другим походным скарбом для планируемых ранее забросок.

 

Метелица после возвращения домой

 

В теплую предпасхальную субботу 22-го апреля наш самолет совершил посадку на военном аэродроме в г. Жуковском, где нас встречали не только родные и близкие, но  восемь карет скорой помощи и два реанимационных «саркофага». Кто-то из наших «доброжелателей» пустил «утку» о том, что «Метелица», напрочь обмороженная и затертая дрейфующими льдами, подала сигналы бедствия и была эвакуирована в Хатангу, находящуюся неподалеку (?!) от Ледовой базы». Эту «утку» быстро  подхватил незадачливый репортер из «Московского комсомольца» и «зажарил» ее в рубрике «Срочно в номер или жареные факты».

Кому-то может быть и смешно, а вот родственники и друзья изрядно поволновались, увидев в аэропорту «погребальный эскорт». Дело прошлое, но автор заметки в МК заслуживает нахлобучки, ведь по его небрежности пострадали действительно больные люди, лишенные неотложной медицинской помощи, не говоря уж об экономических потерях (машины гнали из Москвы). В заключение хочется выразить самую сердечную благодарность девчатам за доставленное удовольствие от общения, за их доброту и заботу на маршруте, за оказанную честь быть рядом с ними в увлекательном путешествии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или

ваша страна: