Все новости

«С живыми нельзя слишком быстро спускаться»: преподаватель из Омска ежегодно спасает людей на пике Ленина

 

17 Ноября 2018, 19:31

 

«С живыми нельзя слишком быстро спускаться»: преподаватель из Омска ежегодно спасает людей на пике Ленина

 
 
 
 
Дмитрий Кошелев
Фото из личного архива Дмитрия Кошелева/

Перед старшим преподавателем Сибирского государственного университета физкультуры и спорта в Омске Дмитрием Кошелевым вот уже третий год подряд не стоит вопроса, где провести летние месяцы после принятых у студентов зачетов и экзаменов. Опытный альпинист, кандидат в мастера спорта по спортивному туризму вместо отпуска трудится гидом в международном лагере на пике Ленина и при этом регулярно участвует в спасательных операциях. 

Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с альпинистом. 

 

 
 
 
 

Одна из высочайших вершин Центральной Азии, входящая в пятерку «семитысячников» бывшего СССР, покоряется лишь каждому третьему восходителю. Примерно 70% альпинистов возвращаются назад, не достигнув цели, теряют сознание или даже погибают от высотной гипоксии, переохлаждения, схода лавины или камнепада. В Киргизии  помощь подготовленных людей в транспортировке альпинистов на пике Ленина требуется постоянно — собственных специалистов здесь не хватает. 

 

 
 
 

«Недавно был случай: в Ала-Арче попала девушка под лавину. Мы думали, что ее придется нести на руках, но потом выяснилось, что ее заберут на вертолете. Но нужно было срочно отнести туда обезболивающее лекарство, и мы бежали туда по леднику, чтобы быстро его доставить», — рассказывает Дмитрий.

Однако чаще всего, по его словам, мчаться со всех ног на помощь нуждающимся, подобно героям голливудских фильмов, не получается. В большинстве случаев пострадавших нужно спускать с высоты 5—6 километров, где каждый шаг и каждый вздох даются с трудом. 

 

 

 
 
 

Дополнительное отягощение — упакованный в специальный «кокон» из туристского коврика и веревок альпинист — весом не меньше 60 килограммов. Ветер около 70 км/ч только добавляют напряжения. 

«Если ты спускаешься с группой вниз и видишь, что человеку стало плохо, ты, естественно, начинаешь оказывать помощь, помогаешь его спускать. Но если на склоне никого нет,  то приходится наиболее отдохнувшим людям из лагеря подрываться и быстро выдвигаться на помощь пострадавшим», — отмечает Кошелев. 

Чаще всего приходиться спускать альпинистов, у которых при подъеме на высоту более 5000 метров резко ухудшается самочувствие, чаще всего из-за недостатка кислорода.  При этом каждая минута может стоить жизни человеку: незадачливый альпинист может погибнуть от отека легких или мозга и даже из-за банального переохлаждения. 

 

 
 

«У нас был случай — мы спасали женщину. Когда мы ее нашли, у нее уже почернели пальцы, то есть кончики пальцев ей точно ампутировали после госпитализации. Если бы мы задержались с транспортировкой, могла развиться гангрена, и она могла погибнуть от отравления организма. Когда спускали группу туристов из Кореи, одного успели спустить и спасти, а другой, к сожалению, умер в дороге», — рассказывает альпинист.

Каждую такую потерю спасатели переживают — но в глубине души и уже по возвращении в базовый лагерь. Эмоции на высоте мешают — нужно быстро принимать решения и действовать. 

 

 
 

Спуск живых и уже погибших людей на склоне для спасателей поэтому мало чем различаются — только количеством людей, необходимых для транспортировки. Живому необходимо хотя бы 6—8 человек, погибшего можно «тащить волоком». И еще различна скорость передвижения: тех, кому уже не навредить, можно транспортировать быстрее.

«С живыми нельзя слишком быстро спускаться: любое неосторожное движение может усугубить состояние. Самое сложное  — это согласовать движения. Такой большой группой двигаться достаточно сложно, особенно по камням. Это по площади получается большая конструкция, а так как рельеф неровный, кто-то идет сверху, кто-то снизу, очень сложно скоординировать движения», — рассказывает Дмитрий.

 

 
 

Хорошая физическая подготовка требуется от Дмитрия не только при транспортировке пострадавших. Иногда из-за критического состояния и высотной гипоксии альпинисты становятся неуправляемыми. 

«Когда спускали туриста из Кореи, дошли до верхнего лагеря на высоте 6100 метров, где стояли палатки, и на него что-то нашло. Он начал буйствовать, кидался в сторону этих палаток», — приводит пример альпинист. 

При этом корейцы вообще не понимают по-английски, добавляет Дмитрий. Он никак не мог объяснить пострадавшему, что ему опасно оставаться на этой высоте, ему здесь не станет легче даже в палатке, нужно спускаться вниз, пока есть время до темноты. 

«Кореец не давал укол с лекарством себе сделать, дрался с нами и спускаться категорически не хотел, — продолжает собеседник ФАН. — Пришлось немного применить физическую силу, чтобы привести его в чувство. На следующий день он подошел, извинился, поблагодарил. По-английски, кстати».

 

 

 
 
 

Впрочем, благодарности от спасенных восходителей омскому преподавателю приходится слышать нечасто. В большинстве случаев пострадавшие просто не в состоянии ничего сказать: как только их доставляют в ближайший лагерь, где есть лошади или вертолет, их чаще всего госпитализируют. 

Встречается даже обратная реакция: туристка из Польши — та самая, у которой почернели пальцы — по возвращении в лагерь написала жалобу на спасателей, которые оставили на вершине ее палатку и ледоруб. 

«Естественно, нам некогда было все это искать и забирать — нужно было как можно быстрее спустить ее вниз, — поясняет Дмитрий. — Тем более что с наступлением темноты температура начинает стремительно снижаться — тогда еще проще переохладиться. Или уйти в сторону в темноте, попасть под лавину».

 
 
 

Но награды и слова благодарности — это, разумеется, не то, для чего Дмитрий Кошелев и его товарищи рискуют собственной жизнью. 

«Это неправильно, когда человек погибает в горах, — говорит он. — Это вершины должны покоряться человеку, а не наоборот». 

Ощущение безграничной свободы и победы над собой на высоте 7134 метров над уровнем моря — лучшая награда за все испытания. Именно поэтому педагог-альпинист из Омска периодически перевоплощается не только в спасателя, но и в психолога-коуча. Если он видит, что человек в состоянии взойти на вершину и его просто нужно подбодрить, Дмитрий твердо говорит ему: «Ты сможешь — нужно идти».  

 

 
 

И больше всего Дмитрий радуется, когда удается в очередной раз оказаться на вершине — без экстренных возвращений в лагерь, вместе со своими подопечными. Это значит, что они все-таки смогли.

 
Автор: Анна Клименко
 

Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или

ваша страна: