Все новости

Альпинист из Азербайджана Вадим Вокрячко о своих восхождениях по программе «Семь вершин»

 

1 Мая 2018, 19:25

 

 

— На этот раз вы отправились в Аргентину покорять высочайшую вершину в мире за пределами Азии — Аконкагуа. Как прошла подготовка, и что интересного случилось по пути?

 

— Подготовка заняла немного времени, так как я отправлялся в Аргентину спустя всего лишь три недели после восхождения на пик Винсона в Антарктиде, и все необходимое снаряжение было наготове и проверено. Потребовалось обновление лишь нескольких мелочей. В пути запомнились неожиданные встречи знакомых на промежуточных пересадках в стиле Мимино, потерянный, а затем найденный багаж коллег, в общем, все то, что характерно для обычных путешествий. Все самое интересное, атмосферное и запоминающееся началось по прибытии в Мендозу — стартовый пункт для всех восходителей на Аконкагуа.

Получив пермиты на восхождение, команда переехала в Penitentes, где нам предстояло сдать наиболее тяжелую часть амуниции погонщикам мулов и уже пешком начать переходы по пыльным и знойным долинам сначала в лагерь Конфлюэнца на высоте 3300, а затем в базовый лагерь — Пласа де Мулас расположенный на высоте 4300 метров над уровнем моря. Сухие цифры пройденного километража, набранной высоты и названий лагерей, конечно, не смогут передать всей гаммы чувств, ощущений и эмоций, того благоговейного трепета, который испытывает любой человек, проходящий по этим легендарным местам.

 

Азербайджанский альпинист Вадим Вокрячко взошел на высочайшую вершину Южной Америки. О подробностях он рассказал в интервью Echo.Az

 

 

 

Тут есть и восторг от того, что идешь по тем местам, о которых уже не один год читал, смотрел фото и видео из чужих экспедиций и которые казались такими невероятно далекими и недостижимыми. Тут есть и тревога от того, что палящее солнце и нарастающая высота, которая с каждой набранной сотней метров все сильнее давит на плечи весом рюкзака, утяжеляет каждый шаг и заставляет сильнее работать легкие, все это может рано или поздно стать непреодолимой преградой на пути к такой желанной вершине. И, конечно, величественные горные пейзажи, красоты которых не смогут передать даже самые качественные и профессиональные съемки.

Поскольку гора высотой без сорока метров семитысячник, восхождение подразумевало несколько акклиматизационных подъемов и спусков в промежуточные лагеря, так что вся экспедиция заняла около трех недель. В перерывах между акклиматизационными выходами команда отдыхала в базовом лагере Пласа де Мулас. Надо сказать, что этот высокогорный лагерь оказался неожиданно благоустроенным. И хотя ночевать приходилось в принесенных с собой палатках, в лагере на высоте 4300 метров обустроены палатки-столовые, палатки-душевые с предложением массажа и несколько палаток связи с Интернетом приличной скорости. Еду готовила команда поваров, можно побаловать себя пивом, даже крафтовым.

Совершенно неожиданным для меня оказалось присутствие в лагере самой высокогорной арт галереи в мире. Аргентинский художник Мигель Доура обустроил палатку, в которой выставляет и продает свои работы. Очень гостеприимный и общительный, Мигель устроил нам незабываемый теплый прием с угощением традиционным мате. Мы ответили небольшой вечеринкой с легкими алкогольными напитками и исполнением песен Шнура под гитару. Языковый барьер не позволил, видимо, проникнуться смысловыми тонкостями исполненных песен, однако созданное позитивное настроение сблизило присутствовавших англо-, испано-, франко- и португало- говорящих зрителей.

 

 

 

— Культурный и веселый досуг…

 

— Да, но был в экспедиции и эпизод, который напомнил всем, как опасны и жестоки могут быть горы. Накануне нашего выхода на трехдневный штурм вершины, в базовый лагерь спустился спасательный вертолет, привезший канадского альпиниста, у которого уже на спуске обострилась хроническая болезнь. Мы стали свидетелями того, как почти час медперсонал лагеря осуществлял реанимационные мероприятия. Увы, все попытки были безуспешными, и нам оставалось лишь мысленно посочувствовать родным и близким этого человека.

В ночь перед выходом в лагерь Нидо де Кондорес (Гнездо кондоров) на высоте 5350 метров небо полностью очистилось от облаков. Разум требовал посвятить ночь сну, но фантастический вид звездного неба не давал заснуть большинству членов команды. Никогда бы не поверил, что столько звезд на небе можно увидеть без помощи телескопа. Млечный путь в своем грандиозном величии и богатстве красок давал ощущение причастности к бесконечности Вселенной. Слова Ломоносова «Открылась бездна звезд полна, звездам числа нет, бездне дна…» казались рожденными именно этим зрелищем.

А дальше началась тяжелая работа: подъем в лагерь на высоту 5350 метров, ночевка, подъем в штурмовой лагерь на 6000 метров, несколько часов беспокойного сна и в 3 утра выход на штурм, после еще пары минут восторженного созерцания бездны над нами. Очень тяжело дались последние 100 метров подъема. Хотя уже давно вышло солнце, часть пути пролегала в тени скал, на такой высоте при недостатке кислорода и накопленной усталости, даже на короткое время снятые перчатки чуть не привели к обморожению.

Я не сразу заметил, как одеревенели кисти рук, к счастью, вскоре вышли на освещенный солнцем участок, и мне удалось активными движениями вернуть рукам чувствительность. На вершине остатки сил ушли на пару групповых фото и разворачивание шоколадного батончика. По-настоящему порадоваться достижению смогли только на следующий день, когда опять спустились в базовый лагерь. Получили свою долю восторгов и почитания от участников других экспедиций. Оказалось, что в тот день только наша команда взошла в полном составе, в то время как у остальных успешно взошли по одному или два человека из 10-12 участников и даже несколько опытных гидов спасовали.

 

— С момента первого восхождения на Аконкагуа прошло 120 лет. Как известно, Маттиас Цурбригген совершил его в одиночку. Можете ли вы считать его пример мотивацией и решились бы вы на такой же поступок?

 

— Конечно, в альпинизме есть свои люди-легенды. Были, есть и уверен, что всегда будут. Занятие альпинизмом располагает к проявлению лучших человеческих качеств, позволяет сильнейшим и достойнейшим писать историю, создавать пример для подражания, задавать стандарты. Но в то же время ходить в горы можно не только для установления рекордов, борьбы с природой на пределе человеческих возможностей и безумного риска. Каждый находит в горах свой набор причин, стимулов и мотивов, выбирает свою гору на данном этапе жизни, свой предел риска и свою высоту. Наверное, может так случиться, что я захочу взойти на какую-то гору в одиночку или установить какой-либо рекорд, однако пока таких планов нет.

 

— Вы никогда не рассказывали нам о своих кумирах в истории альпинизма. Чьи судьбы и истории вас впечатлили?

 

— История альпинизма как спорта насчитывает немногим более двухсот лет, но, тем не менее, насыщена легендарными событиями, достижениями и трагедиями. Не могу назвать себя знатоком этой истории и выделить кого-то из легенд этого спорта. К тому же, я всегда подчеркиваю, что для меня альпинизм именно хобби, увлечение или, как иногда шутят, — способ перезимовать лето, хоть и не самый лучший.

 

— В таком случае вернемся в Аргентину. С какими представлениями вы отправлялись в эту страну, и насколько оправдались, а может, и превзошли ваши ожидания?

 

— В Аргентину я ехал только с неприлично маленьким багажом разрозненных знаний о стране. Кратко мои представления описывались словами: танго, Эвита, Марадона и Месси, Буэнос-Айрес, аргентинозавр, водопад Игуасу, песо, ну и, конечно, Аконкагуа — высочайшая вершина Южной Америки и всего Западного полушария. В посольстве мне любезно предоставили несколько туристических брошюр, оказавшихся на удивление полезными для принятия решения о том, чем заняться в случае успешного восхождения и наличия свободного времени до вылета домой.

Поскольку погода невероятно нам благоприятствовала, экспедиция завершилась в рекордные сроки. Команда единодушно решила ознакомиться с аргентинской кухней и посещением знаменитых аргентинских винодельческих хозяйств — бодег. Надо сказать, что никто не пожалел о таком выборе, хотя это и привело к тому, что не осталось времени для приобщения к самому известному культурному феномену Аргентины — танго.

 

— Какие советы вы могли бы дать тем, кто, возможно, также собирается посетить эту страну?

 

— Если бы я когда-нибудь вел кулинарной блог или соответствующую рубрику в газете, я, наверное, смог бы более красочно, живописно и точно описать все оттенки и тонкости вкуса традиционных аргентинских мясных блюд, все восхитительное разнообразие и благородство аргентинских вин. И даже будучи страстным поклонником нашей азербайджанской кухни и любителем наших вин, считаю, что среди десятков возможных причин посетить Аргентину — дегустация традиционной кухни и вина может стать одной из главных.

 

— Куда нацелен ваш новый маршрут, и, если говорить в целом о дальнейших планах, то на какие вершины вы намереваетесь взойти в ближайшей перспективе?

 

— В проекте «7 вершин» в настоящий момент мне удалось взойти на четыре. Есть серьезное намерение взойти на Денали, пирамиду Карстенз, и, наконец, Эверест. Каждая их этих гор требует своей специфической подготовки, и особенно, конечно, здесь выделяется Эверест. Пока не знаю, какая из этих гор позовет первой, и когда и насколько я буду к этому готов.

 

*******

 

Известный азербайджанский альпинист-любитель Вадим Вокрячко, прославившийся тем, что покорил знаменитые высочайшие вершина мира, недавно совершил свою очередную экспедицию.

В составе международной группы он поднялся на высочайшую точку Антарктиды — пик Винсона, а также посетил Чили и таинственный остров Пасхи.

 Фотографии с экспедиции можно посмотреть тут.

Своими впечатлениями от очередного незабываемого приключения альпинист поделился с Echo.az.

 

ИНТЕРВЬЮ

 

— Каков был ваш маршрут, откуда начинался и сколько дней вы провели в поездке?

 

— Приключения начались в одном южном городе… самом южном в Южной Америке — Пунта Аренасе.В начале декабря я присоединился к международной команде, готовившейся взойти на высочайшую вершину Антарктиды — пик Винсона. После более чем 50-часового перелета с двумя пересадками прибыл в Пунта Аренас, где команде предстояло проверить оборудование, закупить продовольствие, получить необходимый инструктаж и дождаться благоприятной погоды для вылета в Антарктиду.

Среди представителей России, Украины, Канады, Непала и Латвии были три человека, недавно успешно совершивших восхождение на Эверест, а двое завершали всю программу семи вершин. На первых порах беспокоился, получится ли достойно представить Азербайджан в такой сильной компании, но события последующих дней показали, что в этот раз я был достаточно готов. В целом за почти три недели экспедиции каждый из нас получил незабываемый и ценнейший опыт, непередаваемые ощущения и массу новых друзей и добрых знакомых.

 

Через два дня после прибытия в Пунта Аренас все недостающее было закуплено, все, что в наличии, проверено, обо всем, что нужно было знать, узнано и в меру возможностей понято. Вылетали в Антарктиду, как только позволила погода, на транспортном ИЛ-76, переоборудованном для пассажирских перевозок, управляемом командой российских летчиков. Этот самолет может садиться на ледяную ВПП при очень неблагоприятных погодных условиях, однако в начале экспедиции нам погода благоприятствовала, и сразу по прилету в лагерь Union Glacier мы узнали, что сможем вылететь в базовый лагерь уже через пару часов.

 

— Восхождение на Винсон еще называют «ключом к проекту Семи вершин». Почему?

 

— Обычно так говорят в связи с удаленностью, сложностью погодных условий и дороговизной экспедиции. Стала ли эта вершина ключевой для меня, думаю смогу авторитетно заявить, когда, надеюсь, успешно сам завершу проект.

 

— Сколько человек было с вами в этой экспедиции?

 

— 10 человек, включая троих гидов.

 

— Насколько сложно было подниматься в гору, находясь на самом холодном континенте Земли?

 

— Современная экипировка позволяет достаточно комфортно себя чувствовать при благоприятной погоде даже на континенте, где была зафиксирована температура — 89,2.

 

— Как вас встретила погода?

 

— Антарктида встретила нас безветренной и солнечной погодой, к слову, закат солнца мы увидели только через две недели, только по возвращении в Пунта Аренас. Полярный день сделал такие привычные для всех экспедиций налобные фонарики ненужными. Однако Антарктида показала нам свой нрав уже на второй день, по прибытии в высотный лагерь, где нам пришлось провести почти трое суток в палатках, когда снаружи ветер был почти 100 километров в час при температуре до минус 40.

Когда ураган еще не вошел в полную силу нам удалось укрепить палатки, насколько это было возможно, снежными блоками, однако ветер так долго и мощно испытывал палатки и нас на прочность, что один из членов команды воспользовался спутниковым телефоном, чтобы отдать семье распоряжения на случай, если вернуться не удастся. Нас очень выручали гиды, которым даже в таких суровых условиях хватало сил и мужества периодически приносить к нам в палатки горячую воду для приготовления пищи и питья.

На второй день шторма рейнджеры из нижнего лагеря сообщили что наши палатки снесены ураганом, а это сильно испортило настроение почти всем, так как именно в этих палатках мы оставили все документы и деньги. У нас был достаточный запас продуктов, чтобы продержаться более недели в таких условиях, однако уже на исходе третьих суток погода резко улучшилась, установился полный штиль, и команда почти в полном составе успешно взошла на вершину и благополучно спустилась в нижний лагерь, потратив на все порядка 14 часов.

Выяснилось, что ураган сорвал три из пяти наших палаток, установленных в нижнем лагере, однако шестерым членам нашей команды, включая меня, было особенно радостно найти под снегом нетронутыми наши баулы, в которых мы оставили наши паспорта и деньги.

 

— Технически Винсон считается у альпинистов не сложной горой. Согласны ли вы с этим мнением?

 

— Да, согласен, основные сложности были связаны с отдаленностью горы и с ожиданием благоприятной погоды.

 

— Можете ли назвать это путешествие особенным?

 

— Безусловно. Несмотря на то, что любую гору, а тем более входящую в проект Семь вершин, с полной уверенностью можно назвать особенной, путешествие в Антарктиду выделяется почти космическими температурами и сознанием того, что вся окружающая природа оставалась нетронутой и практически неизменной на протяжении тысячелетий.

Сегодня все прибывающие в Антарктиду обязаны соблюдать строжайшие правила, призванные минимизировать влияние присутствия человека. Пожалуй, нигде не приходилось сталкиваться с таким количеством ограничений и предписаний, однако мы все с понимаем к этому отнеслись, и думаю, что теперь и в обычной жизни сможем применить некоторые полученные навыки экологичного поведения.

 

— Что вас впечатлило больше всего?

 

— Кроме восторга суровым нравом и красотой Антарктиды, запомнился один неожиданный разговор. Пережидая шторм, вместе со мной в палатке жили участники из Канады и Непала. Конечно, за почти трое суток, проведенных буквально бок о бок, разговаривали много и о многом. Говорили о работе и о близких, о политике и о спорте, о прошлых экспедициях и планах на ближайшее будущее, о неразгаданных загадках науки, о космосе, в общем обо всем, чтобы чем-то себя занять…

Одна тема плавно сменялась другой, и среди прочего я заметил, что считаю, что снежный человек, которого встречают по всему миру, по моему мнению, всего лишь один из видов приматов либо мутировавший вид медведя. Наш непальский коллега на некоторое время глубоко задумался, а потом выдал детальный анатомический анализ головы одного йети, который, по его словам, давно уже хранится в его родной деревне.

Он подробно анализировал отличие этого экспоната от медведя и в то же время обыденно рассказывал о его повадках и манере поведения. Выглядело это так, как будто он старался отбросить нелепую мысль, что хорошо и давно знакомое ему существо может оказаться обезьяной или медведем. Разговор завершился приглашением нас посетить эту непальскую деревню и убедиться во всем лично. Естественно, от такого приглашения невозможно было отказаться.

 

— Что удалось увидеть в Чили?

 

— К счастью, мы завершили экспедицию в рекордные сроки, и появилось несколько дней на изучение страны, которая, как выяснилось, незаслуженно воспринималась лишь как транзитный пункт на пути в Антарктиду. Вдруг пришло осознание, что мы не просто на берегу океана, а на берегу Магелланова пролива, что легендарный мыс Горн совсем рядом, что не менее легендарная Огненная земля — это именно тут. Что до конца мира — fin del mundo можно дойти пешком за несколько часов. Топонимы навевали ассоциации о когда-то давно, еще в школе, услышанных рассказах о романтике и героике Великих географических открытий. Жак Паганель с улыбкой вспоминался каждый раз, когда упоминалось, что мы находимся в Патагонии.

Ну, и, конечно, апофеозом посещения Чили стал визит на легендарный, таинственный, единственный в своем роде, самый удаленный населенный остров в мире — остров Пасхи. Сколько всего написано и снято про этот остров, сколько таинственности в его истории, в легендах о статуях Моаи, которые сами приходили на место, где стоят сейчас! И как самому не попробовать разгадать тайну того, как на огромных камнях вулканического происхождения, лежащих в основании платформ — аку, появились явные следы работы человеческой рукой, как если бы это был не камень, а пластилин?

 

— Невероятно! А как прошла адаптация по возвращении домой?

 

— Адаптироваться не удалось. Менее чем через месяц после возвращения предстоит новая экспедиция.

 

— Куда нацелены теперь? Ведь без гор, как мы уже поняли, вы точно не сможете…

 

— В этот раз планирую взойти на высочайшую вершину Южной Америки и всего Западного полушария — Аконкагуа.

 

 

*******

 

 

И.АСАДОВА

 

Вадим Вокрячко — альпинист-любитель. Один из немногих в Азербайджане, покоривший знаменитые высочайшие вершина мира по зову сердца.

 

О том, как зарождалась его страсть к горам, и что чувствует человек, сфера деятельности которого не имеет никакого отношения к экстриму и горам, но который и во сне и наяву мечтает о новых горных вершинах, Вадим рассказал в интервью Echo.Az.

 

ИНТЕРВЬЮ

 

— С чего началась ваша любовь к горам и когда вы совершили свое первое восхождение?

 

— Это стало результатом, казалось бы, незначительного события, значимость которого для моей жизни стала очевидной только по прошествии лет. В 2011 году на глаза попалась реклама, предлагавшая совершить ритуальный обход — кору горы Кайлас. Меня захватили слова о таинственном Тибете и мистической горе. Удачно сложились обстоятельства с отпуском и получением визы, что позволило мне с головой окунуться в экзотический и незнакомый быт, историю, природу, архитектуру и ритуалы сначала Непала, а потом и Тибета.

Я ехал туда совершенно неподготовленным туристом, имеющим очень поверхностные представления о том, что меня ждет, ведь мой предыдущий опыт путешествий ограничивался различного рода курортами, более или менее комфортабельными гостиницами в крупных городах. Я всегда был скептиком в отношении каких-либо легенд и мифов, рассказывающих о невероятных событиях, происходивших в далеком прошлом с кем-либо из героев местного фольклора, воспринимал их скорее как наивные, хотя и красивые сказки.

Однако целая серия совершенно невероятных, прямо-таки мистических событий, которые происходили со мной во время пеших переходов и переездов в горах Тибета заставила меня посмотреть на окружающие величественные горы, ущелья, перевалы, пещеры, реки и озера совсем по-другому.

 

Это совершенно непередаваемое ощущение мощи, красоты, первозданности и истинности природы, это внезапное изменение мнения о людях, которые живут там в гармонии и по естественным законам тех мест, стало для меня тем толчком, тем мотивом, что изменил меня, мое мировосприятие и систему ценностей.

Однако, надо сказать, что по возвращении домой я дал себе слово больше никогда, ни при каких обстоятельствах не ходить в горы, не жить в палатках и не ночевать в спальных мешках под открытым небом, не ходить в пешие походы, когда с тяжёлым рюкзаком надо пройти до 30 километров в день, и нет возможности остановиться и вызвать такси, так как растер ноги в кровь и каждый следующий шаг дается с невыносимой болью.

Похожие обещания я теперь даю себе теперь каждый раз, когда возвращаюсь из очередного похода в горы, и с каждым разом в список того, что я себе обещаю больше НЕ делать, добавляются новые штрихи, подробности и эмоции. Обычно проходит около месяца после очередного такого обещания, и я опять начинаю строить планы на следующий поход.

 

 

 

 

 

— Эльбрус, Килиманджаро, Монблан… Вы один из немногих в Азербайджане, кто покорил самые знаменитые вершины мира и не останавливается на этом пути. Что вас мотивирует, что зовет в горы?

 

— Есть много талантливых людей, говоривших о своей любви к горам, о том, что и как много они значат. Сложно что-то к этому добавить, но, наверное, надо сказать, что вряд ли кто сможет назвать лишь одну причину или один мотив, зовущий в горы.

Для меня после Тибета, когда я поднимался до высоты 5630, переходя перевал Дролма-ла, показалось, что подняться на Эльбрус — высочайшую вершину Европы высотой 5642 метра, станет легкой прогулкой в компании. Такая наивность, неопытность и неуважение к Горе едва не стоили мне жизни, когда неподготовленный физически, неправильно экипированный и нарушавший указания опытных гидов на спуске совершенно выбился из сил, попал в буран и едва не соскользнул в пропасть.

Тогда это стало для меня проверкой характера, закалкой воли и серьезным уроком. Теперь, кроме непреодолимого желания снова насладиться величественными видами, оценить себя в масштабах природы, бросить себе вызов, испытать эйфорию победы как результата серьёзной подготовки и приложенных усилий, а также пообщаться с интересными людьми появился еще один мотив. Я вдохновился идеей покорить высочайшие вершины всех континентов.

Среди альпинистов эта программа известна с 1981 года и в классическом варианте включает в себя: 1. Эверест (8848м) — высочайшая вершина Азии. 2. Аконкагуа (6962м) — высочайшая вершина Южной Америки. 3. МакКинли (Денали) (6194м) — высочайшая вершина Северной Америки. 4. Килиманджаро (5895м) — высочайшая вершина Африки. 5. Эльбрус (5642м) — высочайшая вершина Европы.6. Пик Костюшко (2228м) — высочайшая вершина Австралии. 7. Винсон Массив (4897м) — высочайшая вершина Антарктиды.

Хотя насчет двух вершин существуют серьёзные дискуссии. Споры по поводу границ Европы заставляют часть людей считать Монблан (4810) высочайшей вершиной. Я решил отнестись к таким спорам как к дополнительной мотивации и, чтобы наверняка «закрыть вопрос» с Европой, поднялся и на Монблан. Это было захватывающее приключение с массой событий и приключений, достойных отдельного рассказа. Особым также стало и восхождение на Килиманджаро — высочайшую вершину Африканского континента. Однако знаменитых снегов и замершего леопарда увидеть не удалось. От снегов остались лишь участки льда, возможно поэтому и леопарда найти не удалось.

 

 

 

 

— В горах все по-другому. О чем вы думаете, находясь наедине с природой, на высокогорных перевалах?

 

— У подножия гор и пока высота еще не дает о себе знать большинство мыслей сопровождается такими эпитетами как красота, величественность, сила, мощь. Поднявшись выше, все мысли, как правило более прозаичны — как избежать опасности, насколько еще хватит сил, как бы поудобнее снять рюкзак, достать термос и сделать пару глотков воды, чтобы при этом не сбить дыхание. Часто возникает сожаление, что я не профессиональный альпинист, у которого больше подготовки и опыта. Даже достигнув вершины практически нет сил порадоваться успеху. Осознание победы и достижения приходит уже после спуска, когда есть возможность отдохнуть.

 

— Любое путешествие меняет нашу жизнь. В случае с горами — все еще серьезней. Насколько изменилась ваша жизнь за эти годы?

 

— Каждый поход в горы — это серьезная веха в жизни. Просто это осознается не сразу. Становишься взрослее, на многое смотришь с другой стороны. Отбрасываешь шелуху и оставляешь то, что действительно важно.

 

 

— К сожалению, любое восхождение сопряжено и с определенной опасностью. Рисковать приходилось?

 

— Конечно, но это был не риск ради риска, а продуманные и подготовленные действия.

 

— С кем из знаменитых людей вы бы хотели оказаться в одной компании в горах?

 

— Есть много известных и не очень людей, с кем бы было интересно пообщаться, наверное перечислять было бы неправильно. И только один человек, с кем бы точно НЕ хотел оказаться в одной компании в горах — это Снежный человек. Достаточно будет фото издалека.

 

— Каждое восхождение оставляет множество впечатлений. Как и с кем вы любите ими делиться, ведете ли блог или специальную страницу в соцсети?

 

— Впечатлений действительно море, но предпочитаю не записывать. Может быть, что-то забывается, но то, что остается в памяти — действительно интересно и значительно. Пока интереснее делиться впечатлениями с друзьями при личных встречах.

 

 

 

— Что, по вашим наблюдениям, отличает настоящих альпинистов?

 

— Увлеченность и страсть. Те, с кем я так или иначе знаком — люди очень разные. Возраст, пол, язык, вероисповедание, цвет кожи, опыт, физические возможности, темперамент, черты характера все это может сильно отличаться. Но, попав в горы, люди раскрываются именно с той стороны, которая их объединяет.

 

— Куда планируете отправиться в ближайшее время?

 

— В начале декабря в составе международной команды отправляюсь покорять пик Винсона — высочайшую вершину Антарктиды. Очень сложно добраться, условия приближенные к космическим, но, безусловно интересно.

 

— Расскажите о своем любимом фильме про альпинистов…

 

— «Эверест» 2015 года. До выхода этой киноленты я был знаком с историей, ставшей основой для фильма, и даже приходилось общаться с людьми, кто был на горе в то время. История крайне драматическая, и может дать некоторое представление о том, что бывает в горах. И хотя Голливуд любит привирать сюжет в угоду драматичности, именно этот фильм снят очень близко к реальной истории. И еще импонирует в фильме то, что ляпов, связанных с профессиональными альпинистскими вопросами, замечено не очень много.

 

 
 

Задать вопрос менеджеру
и/или
 
и/или

ваша страна: