Внутренний курс компании: 1 $ = 64.38 ₽, 1 € = 67.10 ₽;
+7 800 222-88-48

26 Мая 2016, 14:47

Источник: www.alp-age.com

 

Последний день мая – день открытия, или официальная дата рождения пожалуй, самого грандиозного сооружения в Альпах последних лет – «Sky Way Monte Bianco” - подъемника, феномен которого объясняется понятием «подъемник» примерно настолько же, насколько понятие «телефон» объясняет сущность последнего айфона.



И если для айфонов существует классификационный термин – «смартфон», то для горных фуникулеров, в станциях которых концертные залы, кинотеатры, конгресс-холлы соседствуют винным погребам, ресторанам, барам, и все это – напротив вершины Монблана, - для таких подъемников специального понятия ни в одном языке мира пока не придумано. К верхней точке Пунта Хэллброннер можно добраться в две очереди, с одной пересадкой, и этот подъем в стеклянной сфере уникальной круглой вращающейся кабины, сам по себе, - самостоятельное путешествие, инсталлирующее пейзажи ваших будущих воспоминаний непосредственно в подсознание.
Верхняя станция вырастает внезапно, словно вырезанная из скал, - настолько органично ее строение в космическом пейзаже Монблана.



Трудно поверить, что все это построено всего за четыре года, и это в современной Италии, в которой, порой, заурядные офисы ремонтируют дольше, чем римляне строили свои колизеи. Мозг закипает уже при одной попытке представить, что все это надо было организовать, просчитать, спроектировать, финансировать.

В одном из баров Скай Вэя мы встретились с Марко Петрелла, человеком, который… построил здесь все. Он нашел время, чтобы рассказать нам, как строятся небесные дороги.

Марко Петрелла
Марко Петрелла



Итак, все, что входит в понятие «Скай Вэй», построили вы?

Ну, это, конечно, не лично я, своими руками гнул сталь, тянул трос, месил бетон… Это все построил огромный коллектив строителей, инженеров, дизайнеров – множества специалистов разных компаний, просто… ну, в некотором смысле, под моим руководством.
Все началось в 2007 году с осмотра площадок, с целью оценить наши возможности построить что-то современное взамен старой «Фунивиа Монте-Бианко», срок эксплуатации которой подходил к концу. И вот, первые три года, мы просто работали над проектом в его бумажно-организационной стадии.
Все разрешения на строительство были получены к 2011 году, и вот, строительство началось с этого момента. И еще стоит заметить, что наше проектное бюро «Дименсионе Инженерик» выиграло международный тендер по проектированию, в котором участвовали пять известных компаний из разных стран. А в тендере на строительство участвовало всего два холдинга, потому что их всего два и существует во всем мире, которые могут строить подобные сооружения на таких высотах.



А старая «Фунивия Монте-Бианко» износилась физически? Или ее можно было бы продолжать использовать, но захотелось чего-то нового и красивого?

Старому фуникулеру, на момент начала работы над проектом нового, исполнялось 60 лет. А это, как раз, предельный срок его работы, согласно принятым нормативам…

Это – срок. Учитывая условия эксплуатации на таких высотах, с такими перепадами температур на ураганных ветрах...

Конечно! При этом старый фуникулер был на конец расчетного срока своей эксплуатации по результатам технологической экспертизы в весьма неплохом состоянии, и переработал сверх норматива почти 9 лет, продолжая поднимать наверх туристов, и помогая строителям нового фуникулера, в качестве дублера. Там было три очереди подъемника. Две - до приюта Турино, от которого шла последняя к Пунта Хэллбруннер. Так вот, ее, самую высокую последнюю очередь мы демонтировали уже в 2012 году, то есть, спустя год после начала строительства, т.к. вместо нее уже протянули новую линию.



Вы всему этому – высотному строительству фуникулеров - учились специально? Вообще, вы строите только фуникулеры, или еще какие-то другие объекты?

Да, я по образованию инженер-строитель, и наша компания специализируется именно на строительстве высокогорных объектов. Стройками фуникулеров я занимаюсь с 1985 года и защитил по этой теме докторскую диссертацию в политехническом институте Турина.



Вы знаете Лори Таттино, строителя Эгюй дю Миди в Шамони?

Когда он строил тут все в 1957 году, я был маленьким ребенком, ничем не выдающимся, так что у Лори Таттино не было причин искать встречи со мной, а сам я и вовсе не подозревал о его существовании. Но, потом, когда вырос, стал учится и работать, конечно, я узнал все о жизни и труде этих, по истине, великих строителей. Если сравнить, насколько вперед, по сравнению с их эпохой, ушла в своем развитии техника, можно сказать, что те первопроходцы были титанами. Сеньор Таттино имел идею будущего, в котором города соединялись бы воздушным путем. Он пытался соединить фуникулерами Червинию и Церматт, но там у него не получилось. А соединить Курмайор и Шамони – получилось в лучшем виде. Правда, сегодня этой канатной дорогой, соединяющей Эгюй дю миди и Пунта Хэллбруннер управляют французы.



Есть ли в вашем «Скайвэе» что-то такое, чего нет нигде?

Есть. Монблан. Он в мире один, и он только у нас.

Я слышу визг из Шамони… Кажется, они нас подслушивают…

Ну, в смысле, с южной стороны Монблан есть только у нас…



Хорошо, хорошо.

Есть два основных момента, или компонента в деле созидания фуникулеров… Один, назовем его «цивильным» - это вся инфраструктура, рассчитанная на туристов. Они тут, такие, ходят, смотрят, пьют, едят, удивляются, восхищаются, и так далее. И второй момент – система технических, механических решений.

С точки зрения этих базовых технологий, наш «Скай Вэй» не представляет собой ничего особенного, поскольку мы не изобретаем новых законов природы; все фуникулеры в мире построены по единым законам и принципам. То, что уникально, и чего больше нигде в мире нет, относится не к технологическому обеспечению, но к сфере туристических удивлений. Это прежде всего наши стеклянные вращающиеся кабины. Вращающиеся кабины уже где-то построены, и тут мы не открыли Америки. А вот то, что вся она, целиком, от купола до пола, состоит из стекла – это наше изобретение.



И реализовать эту идею оказалось очень сложно технически. Потребовалось создать особый тип стекла. Придумать такую кабину было не сложно, и мы ее придумали, тем самым вызвали головную боль у инженеров компании, которая занималась этим стеклом. Другой, вполне уникальный элемент – одна из промежуточных опор, которая имеет высоту 105 метров. В ее основание залито 500 кубометров бетона. Еще одна важная особенность этой стройки – ее экологичность и экономичность. Мы пытались сделать так, чтобы использовать с максимальной отдачей всю производимую энергию, и, более того, использовать второстепенные энергии, который обычно теряются. Такую «сверхплановую» энергию производит кабина при спуске.



Мы сумели ее собирать и использовать. Горячая вода во всей системе «скайвэя» происходит именно из этой энергии спускающихся кабин. Для отопление всех помещений мы не используем традиционные газ или мазут. Все отапливается тепловыми помпами, нагревающими воздух сжатием. Тепло почти совсем не пропадает благодаря совершенной теплоизоляции. На верней станции все ее огромные красивые витражи состоят их тройных вакуумных стеклопакетов, которые не выпускают тепло наружу, но пропускают солнечное тепло внутрь.

В помещениях верхней смотровой площадки полы сделаны с такими полостями, как мы по-итальянских называем их, «змейками» - это специальные устройства для сбора тепла. Электричество производят солнечные батареи. Чего-чего, а солнца там, за облаками, достаточно. Мы не обеспечиваем себя энергией на сто процентов, но в большой части – уже вполне.



То есть, принципы экономичности и экологичности в Sky Way не находят противоречия?

Когда Sky Way открылся, - а случилось это 30 мая 2015 года, - мы посмотрели самые последние экологические нормативы, которые как известно постоянно ужесточаются, и оказалось, что все наши системы перекрывают даже их по своим экологическим характеристикам. То есть мы построили нечто более экологически продвинутое, чем того требуют самые современные, самые драконовские нормы.

Какие компании участвовали в строительстве?

Все компании – итальянские, просто некоторые из них имеют французские названия. Например, «Корде Монблан», что можно перевести как «В связке Монблана». Это консорциум, объединяющий разные фирмы для единой задачи. Компания «Коджейс» занималась строительством туристическое инфраструктуры Sky Way – все бары, рестораны, кинотеатр, и т.д. Технические сооружения – подъемник, механизмы и т.д. – это создавала компания «Доппельмайер Италия», тросы сделала итальянская компания «Родоэлли», мировой лидер в своей области. Фирм, задействованных в строительстве, очень много, всех не перечислишь, но все они – итальянские.



Вы, как организатор и руководитель стройки, какие организационные проблемы или достижения отметили бы?

Мы все очень гордимся, что создали такой шедевр всего за четыре года. Особенно, если учесть, что главной проблемой всех итальянских строек, особенно по госзаказу, является то, что их сроки всегда затягиваются, а бюджеты в процессе строительства вырастают. Мы построили точно в срок, и уложились ровно в тот бюджет, который был рассчитан изначально. Для Италии это – немыслимое достижение.